Category: it

Category was added automatically. Read all entries about "it".

НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ПЕРЕДАЧА ФУНКЦИЙ ДЕДА МОРОЗА ИСКУССТВЕННОМУ ИНТЕЛЛЕКТУ ОБЕРНЁТСЯ УНИЧТОЖЕНИЕМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Исследователи университета Саншайн-Кост в Австралии изучили риски, связанные с внедрением искусственного интеллекта в различные сферы жизни, на примере Санта-Клауса. Что произойдет с Рождеством, если функции сказочного волшебника возьмет на себя система AGI, являющейся сокращением от Artificial General Intelligence? О своем исследовании они рассказали на страницах The Conversation.

По мнению экспертов, в ближайшие несколько десятилетий произойдет следующий шаг в развитии искусственного интеллекта. Подобные системы имеют интеллектуальные возможности, намного превосходящие человеческие. Но, выйдя из-под контроля, система способна устроить настоящую катастрофу вплоть до гибели всего человечества.
С одной стороны, если заменить Санту системой AGI с условным названием SantaNet, то обеспечение детей, которые хорошо себя вели, подарками станет гораздо легче за счет создания армии эльфов, привлечения других помощников и дронов.

Риски возникнут тогда, когда SantaNet попытается составить список, какие дети были хорошими, а какие непослушными. Этого можно достичь с помощью системы массового скрытого наблюдения. Но оценка «хорошо» на основе собственного этического компаса SantaNet может привести к дискриминации и массовому неравенству. Система может специально стимулировать детей к плохому поведению, чтобы уменьшить число необходимых подарков для экономии собственных ресурсов.
Другая проблема состоит в том, что SantaNet заботится только о подарках. В итоге он может попытаться использовать все ресурсы Земли для их изготовления.

Остро стоит вопрос доставки. Как может отреагировать SantaNet, если, например, его дронам-доставщикам будет отказано в доступе в воздушное пространство?! Конфронтация со сверхразумной системой будет иметь только один исход, считают ученые.

Сложно сказать, как поведет себя SantaNet при конфликте с другими AGI, работающими над иными задачами. В качестве альтернативы, если они решат работать вместе, они могут понять, что цели будут достигнуты только за счет резкого сокращения мирового населения.

Исследователи отмечают, что при кажущейся надуманности этих проблем AGI действительно несет в себе подобные риски. Созданные с добрыми намерениями, такие системы по-прежнему могут создавать огромные проблемы, пытаясь оптимизировать способ достижения узких целей и привлекая дополнительные ресурсы для поддержки своей работы.

naukatv.ru

https://narzur.ru/peredacha-funkcijj-deda-moroza-iskusstvennomu-intellektu-obernetsja-unichtozheniem-chelovechestva/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ОНИ СРАЖАЛИСЬ ЗА ВЫРУЧКУ. 5 ГЛАВНЫХ БИЗНЕС-КОНФЛИКТОВ 2020 ГОДА

В 2020 году было немало мощных и даже зрелищных противостояний с участием бизнеса. Под ударом оказались даже крупнейшие корпорации, считавшиеся практически незыблемыми, а на ринг в качестве тяжеловесов-противников вышли регуляторы, профсоюзы и даже президент США. «Секрет» вспомнил главные баталии года.

TikTok vs Дональд Трамп
В 2020 году с подачи администрации теперь уже практически бывшего президента США Дональда Трампа развернулась многоходовка, которую многие прозвали «самой грязной сделкой года».
Правительство США обвинило китайский видеосервис TikTok в передаче данных её пользователей властям КНР. Хотя американские власти так и не смогли привести подтверждения обвинениям, а владельцы соцсети — компания ByteDance — отрицали связь с Коммунистической партией, у сервиса начались проблемы. Так, комитет по иностранным инвестициям США начал расследование сделки по покупке TikTok американского музыкального musical.ly в 2018 году.
В попытке снизить давление ByteDance начала консультации со своими американскими инвесторами, которые помогли наладить диалог между китайской компанией и Белым домом. Администрация Трампа предложила основателям TikTоk уменьшить их долю в компании, если они хотят остаться на американском рынке. Это можно было сделать допустив в число акционеров американский бизнес. Также власти потребовали обеспечить хранение данных всех американских пользователей на серверах в США.
На этом этапе возникла Microsoft, корая идеально подошла на роль «крупного технологического партнёра», готового стать американским «лицом» TikTok. Оптимальным вариантом стороны сочли продажу американской части бизнеса TikTok, которая стала бы практически независимым подразделением Microsoft. Сделку предварительно оценили в $50 млрд.
Но Трамп сделал то, чего никто не ждал. Он издал указ, фактически запрещающий работу TikTok на территории США и любые сделки с сервисом — и дал срок до конца сентября, чтобы платформа перестала быть китайской. Если до этого момента переговоры шли как разговор двух равноуважаемых партнёров, то с этого момента ByteDance буквально поставили ультиматум.
Выбор был незавиден: либо продавай бизнес на выгодных американской стороне условиях — и речь бы шла уже не о $50 млрд, — либо не продавай, лишаясь всего американского рынка и доходов с него.
Китай, уже не первый год ведущий торговую войну с США, этого так не оставил. Спустя несколько дней появляется указ, запрещающий продажу китайских технологий за границу. В итоге ByteDance оказался буквально зажат «между Сциллой и Харибдой» с очень маленьким пространством для маневра.
Пикантности происходящему придало поведение Трампа, который не только во всеуслышание объявил о намерении заблокировать зарубежную социальную сеть по одному подозрению в сотрудничестве с властями КНР, но и сам позвонил гендиректору Microsoft Сатье Наделле и недвусмысленно пояснил, что эта сделка должна принести экономическую пользу правительству США, которое «сделало всё, чтобы это стало возможным».
Шокированы оказались все: и представители TikTok, и руководители Microsoft. Всё, что могла в этой ситуации сделать ByteDance, чтобы не потерять лицо, — отказаться от навязываемых условий сделки и поискать других партнёров, менее зависимых от американского правительства.
Покупатель вскоре нашёлся в лице одного из крупнейшего производителей софта, компании Oracle, и сделку даже одобрил Трамп. Но время до «дедлайна», который истекал 20 сентября, уже было потеряно, и тогда ByteDance, заручившись поддержкой других соцсетей, решил обратиться к структуре, через которую в США можно поспорить даже с правительством. А именно — в суд.
Это дало отсрочку, в течение которой TikTok не стали блокировать: суд попросту заморозил решение правительства США до тех пор, пока с претензией ByteDance не разберутся. Впрочем, вполне вероятно, что настоящие надежды китайской компании были связаны не с американским правосудием, а с истекающим сроком президентства главного провокатора этой «грязной сделки», Дональда Трампа. Как владельцы TikTok будут договариваться с командой Джо Байдена и на каких условиях свершится в итоге сделка с Oracle — пока вопрос открытый.

Разработчики vs Apple
В 2020 году широко развернулось движение разработчиков против монополии технологического гиганта. Оказалось, что за удобным интерфейсом и богатым выбором приложений в AppStore скрываются удушающие комиссии, лишающие авторов программ под iOS большей части прибыли в пользу корпорации, и сговоры с другими гигантами-монополистами на непрозрачных условиях.
Одним из первых о проблеме в публичном пространстве рассказал основатель «ВКонтакте» и Telegram Павел Дуров. Он выпустил несколько манифестов, в которых заявил, что регуляторы уже несколько лет игнорируют «безумный» 30%-й налог на все цифровые товары, продаваемые на каждом мобильном телефоне в мире через маркетплейсы типа AppStore или Google Play. Дуров указал, что технологические гиганты пользуются своим положением и обложили налогом всё человечество, в результате чего пользователи платят больше, а целые стартапы и компании разрушаются или не создаются вовсе.
Несмотря на то что заявления Дурова привлекли внимание к проблеме, по сути, он просто присоединился к протесту, который ранее инициировала конкурирующая с музыкальным сервисом Apple iTunes компания Spotify.
Стриминговый сервис настоял на антимонопольном разбирательстве из-за высоких комиссий с разработчиков. С его подачи Еврокомиссия усмотрела нарушение в том, что владельцы iPhone могут использовать модуль NFC для проведения бесконтактных платежей только через Apple Pay.
Но настоящая битва развернулась вокруг популярной видеоигры Fortnite от разработчика Epic Games. Всё началось с того, что 13 августа Epic Games внедрила внутри Fortnite систему прямой оплаты виртуальных товаров, позволяющую обойти стандартную 30% комиссию Apple и Google. Но Apple и Google заявили, что тем самым Epic Games нарушила правила маркетплейсов, и заблокировали доступ к игре.
Разработчики Fortnite посчитали произошедшее незаконным и подали иски к Apple и Google с требованием «разрешить честную конкуренцию» в распространении мобильных приложений. Epic обвинила Apple в злоупотреблении доминированием на рынке дистрибуции iOS-приложений и на рынке платежей внутри iOS-приложений, а Google — в нарушении антимонопольных правил с «использованием своего масштаба для того, чтобы сделать зло конкурентам». В ответ Apple также подала в суд на разработчика, уличив его в нарушении правил магазина приложений и нежеланием платить за возможности, которые открывает размещение в App Store.
Вскоре к борьбе против высоких комиссий Apple присоединились и крупнейшие американские издательства. Они обратили внимание, что Amazon каким-то образом удалось договориться о снижении комиссии за траты в приложении с 30% до 15%, и потребовали от Apple пояснить, каким условиям они должны соответствовать, чтобы рассчитывать на подобные поблажки.
В конечном итоге Spotify и Epic Games, ведомые общей целью, решили объединиться и объединить разработчиков в движение против антиконкурентной политики Apple. Созданная в сентябре Коалиция за справедливость приложений поставила целью продвижение законодательных инициатив, защищающих интересы разработчиков.
Всего месяц спустя к коалиции, изначально насчитывающей около дюжины компаний, присоединились уже 400 крупных и мелких игроков. И, как ни странно, это сработало. В ноябре Apple объявила о том, что вдвое — с 30% до 15% — снизит комиссию для небольших разработчиков мобильных приложений, которые за год смогли заработать в App Store меньше $1 млн. Нововведение начало действовать с 1 января 2021 года.
Казалось бы, разработчики выиграли этот раунд, однако в мире больших корпораций чудес не бывает. Эксперты предположили, что компания рассчитывает компенсировать потери привлечением новых разработчиков. Параллельно Apple ужесточила правила для игровых приложений, запретив устанавливать игры на устройства Apple иначе, чем через App Store. Так что, одержав небольшую победу, Коалиция даже не подумала расходиться — продолжение этой битвы Давидов с Голиафом ждёт нас в следующем году.

Facebook vs Apple
Если кому-то показалось, что роль задир в бизнес-конфликтах 2020 года исполняли исключительно регуляторы — спешим развеять эти заблуждения. Под конец года между собой повздорили Facebook и Apple. Они разошлись во взглядах насчёт безопасности персональных данных и слежки за своими пользователями.
Всё началось с того, что Apple решила выступить как этакий Джуллиан Ассанж среди корпоратов и объявила о новой опции для пользователей iPhone. В каждом устанавливаемом ими приложении будет появляться всплывающее окно с вопросом о согласии на передачу данных конкретному разработчику. Изменения должны вступить в силу с 2021 года.
Так Apple мотивирует пользователей задуматься, кто и в каком объёме следит за ними. Ведь компании, вроде той же Facebook, собирают как-то непомерно много данных. «Это игнорирование конфиденциальности пользователей продолжает расширяться, охватывая всё больше их продуктов», — указала Apple.
Действия Apple ударили Facebook по больному. Соцсеть, наряду с Google являющаяся одним из лидеров на рынке интернет-рекламы, значительную часть своих прибылей получает именно от рекламодателей. Но с вводом функции прозрачности уже с января многочисленные пользователи iPhone смогут выбирать, разрешать ли приложениям отслеживать их активность. Facebook и его партнёры начали опасаться, что пользователи сделают свой выбор не в их пользу.
Масло в огонь подлили «ярлыки конфиденциальности», которые появились на страницах приложений в App Store в преддверии новой функции. В них были указаны данные, собираемые разработчиками для аналитики, рекламы и персонализации продукта. И внимание пользователей быстро привлёк ярлык, которого удостоился Facebook: перечисление собираемых их приложением данных занимало несколько экранов смартфона.
В ответ Facebook обвинила производителя iPhone в попытке отвлечь пользователей от собственных проблем с безопасностью данных. По мнению Facebook, Apple использует лидерство на рынке, чтобы собирать данные и не давать их использовать другим. Речь идёт не о конфиденциальности, а о прибыли, заявила соцсеть.

Антимонопольщики vs Google и Facebook
Пока в сфере разработки мобильных приложений основной огонь на себя вызвала Apple, американские регуляторы тихо копали под другого технологического гиганта — Google. Бомба рванула в октябре: Минюст США и прокуроры 11 штатов подали к его материнской компании Alphabet крупнейший антимонопольный иск за последние 20 лет.
Недовольство американских властей и прокуроров вызвал тот факт, что в последние годы Google стал фактически безальтернативным поисковиком: его предустанавливают на смартфоны, внедряют по умолчанию в браузеры и оставляют иконку на самом видном месте экрана. В частности, благодаря сотрудничеству с Apple (которое стоит Google в $8–12 млрд в год) поисковик от Google фактически стал единственным встроенным в браузер Safari.
При этом партнёрам Google запрещается предустанавливать на гаджеты поисковики-конкуренты. За эти сделки IT-гигант расплачивается тем, что делится миллиардными прибылями от рекламы. Такие подкупы производителей смартфонов истцы расценили как грубое нарушение антимонопольных правил. По их мнению, Google давно превратился из технологического стартапа в «чудовищную интернет-экосистему», став монополистом в поиске и поисковой рекламе.
По признанию генпрокурора США Уильяма Барра, этот вызов Google стал монументальным делом как для Минюста, так и для всего американского законодательства. Параллельно регуляторы предложили «отвязать» от Google принадлежащий ему браузер Chrome, чтобы несколько ослабить рыночную власть Google. Юристы предположили, что иск против Google может стать первым в череде разбирательств против американских IT-гигантов — и оказались правы.
Второй и третий иски не заставили себя долго ждать: в декабре о новых претензиях к Google заявили ещё несколько десятков штатов. В одном из них технологическую корпорацию обвинили в сговоре с крупнейшей социальной сетью Facebook — якобы чтобы избежать конкуренции на рынке интернет-рекламы, на 54% занятом этими двумя IT-гигантами.
Сам Facebook тоже оказался под давлением регуляторов. Федеральная торговая комиссия США (FTC) больше года расследовала, нарушила ли компания Марка Цукерберга антимонопольное законодательство при покупке Instagram и WhatsApp. В результате в FTC пришли к выводу, что Facebook систематически нарушал закон. Компанию обвинили в извлечении прибыли из своего положения монополиста и в избавлении от более мелких конкурентов.
Регуляторов не смутило даже то, что когда-то они сами давали одобрение на эти сделки. Они призвали поставить все сделки Facebook под жёсткий контроль, а ранее приобретённые Instagram и WhatsApp, давно интегрированные в единую экосистему, отделить от основной корпорации. Сама Facebook назвала происходящее «пересмотром истории» и примером неправильной работы законов. Глава компании Марк Цукерберг ещё в 2019 году заявил, что будет бороться против подобных исков до конца, так что судебные разбирательства грозят затянуться на годы. Спустя месяц после первого обмена нападками Facebook решилась на отчаянный шаг: компания выкупила рекламные полосы ведущих американских газет и разместила на них статью с критикой Apple и её обновлённой политикой конфиденциальности. Свою позицию корпорация, давно ставшая одной из крупнейших технологических компаний мира, сформулировала как «Мы против Apple и за малый бизнес во всём мире». В размещённом в газетах объявлении подчёркивается, что рекламными инструментами Facebook пользуется более 10 млн компаний, из которых значительную часть составляет малый и средний бизнес. По оценкам аналитиков соцсети, отсутствие таргетированной рекламы повлечёт падение их продаж в среднем на 69%. Таким образом, компании удалось сместить акцент с падения собственной прибыли на убытки для малого бизнеса. Впрочем, критика, обрушившаяся на Apple со страниц американских газет, нисколько не поколебала позиций компании. Apple подчеркнула, что не против рекламы, но за то, чтобы у пользователей был выбор, разрешать ли сбор их данных. И если разработчики не предоставляют этот выбор, компания Тима Кука сделает это за них. C 2021 года из App Store начнут удалять приложения, которые собирают данные без разрешения или давят на пользователя, давая доступ в приложение только после согласия на сбор данных.

Amazon vs профсоюзы
2020 год стал для Amazon успешным и скандальным одновременно. За счёт роста популярности интернет-магазинов и доставки на дом акции этой компании взлетели в цене. Но на протяжении всего года компанию сотрясали скандалы, связанные с «токсичной атмосферой» и нарушением прав работников. Внимание к проблеме привлёк, как ни странно, один из топов Amazon. Вице-президент и один из ведущих инженеров компании Тим Брей покинул компанию в начале мая после пяти лет работы. В качестве причины своего увольнения он указал «токсичную атмосферу страха» и незаконные увольнения сотрудников складов, пожаловавшихся на переработки и отсутствие средств защиты от коронавируса. Это, а также практика увольнений представителей меньшинств в лице женщин и «цветных» переполнило чашу терпения Брея, поэтому он предпочёл потерять миллион долларов, но уйти из «отравленной» компании. Сложные условия работы в период пандемии вскрыли давнее недовольство профсоюзов. Во Франции работники складов даже пошли в суд, заявив, что Amazon недостаточно заботится о защите сотрудников от коронавируса. Суд обязал корпорацию ограничиться продажей товаров первой необходимости, но вместо этого Amazon 15 апреля полностью закрыла склады. Договориться с профсоюзами удалось только спустя месяц простоя, который компании пришлось компенсировать. Успехи французов воодушевили и складских рабочих в США. В августе, когда мир облетела новость о рекордном состоянии Джеффа Безоса (его капитал достиг $200 млрд), более ста демонстрантов собрались у дома главы Amazon, протестуя против низких зарплат на фоне сверхдоходов топ-менеджеров.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: https://narzur.ru/oni-srazhalis-za-vyruchku-5-glavnykh-biznes-konfliktov-2020-goda/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ РАССКАЗЫВАЕТ О БУДУЩЕМ. СТРАННЫЕ ПРОРОЧЕСТВА

Ученый Джанель Шейн обратился к GPT-3 — самому мощному алгоритму генерации текста, с просьбой предсказать будущее на основе событий, произошедших в этом году. GPT-3 сообщил, что в 2021 году «в Солнечную систему проникнут лазеры, запущенные пришельцами». Через некоторое время алгоритм также рассказал и о других странных явлениях, которые должны произойти: небольшой дрон сможет поднять акулу на борт корабля, ученые обнаружат ферму инопланетных муравьев под арктическими льдами, на Солнце появится загадочная дыра, на Соломоновых островах обнаружится 3-метровый пингвин. И это лишь часть предсказаний.
https://t.co/nZPRa6yryK?amp=1

Как алгоритм смог сгенерировать такие прогнозы? Ранее его «кормили» различными текстами и заголовками из интернета, такими как таинственные монолиты, смертоносные шершни, инопланетные сигналы из космоса и т.д. Опираясь на подобные статьи, искусственный интеллект научился генерировать свои собственные вымышленные новости. Данный эксперимент показал, что «даже самые сложные алгоритмы, такие как GPT-3 или GROVER, не в полной мере понимают смысл генерируемых ими результатов, даже если сам текст получается связным».

Алгоритм GPT-3 — что это такое?

GPT-3 — это алгоритм OpenAI — компании, занимающейся искусственным интеллектом. Одним из ее основателей был Илон Маск. GPT является самой масштабной и продвинутой языковой моделью в мире. Она работает как любая другая модель машинного обучения — ищет повторяющиеся шаблоны в наборе данных, чтобы предсказать результат введения новой, ранее неизвестной информации. Если в GPT-3 ввести слово «вода», то система будет знать, что слова «минеральная» или «газированная» более вероятны, чем, например, «компьютерная». Для людей это очень просто, но алгоритму необходимо «изучить» подобные взаимосвязи. GPT-3 также отличается масштабом и скоростью обработки данных — он имеет 175 миллиардов нейронных соединений, гигантскую базу данных, а также постоянный доступ в интернет.

Елена Фетисова

https://narzur.ru/iskusstvennyjj-intellekt-rasskazyvaet-o-budushhem-strannye-prorochestva/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

«ЖУТКАЯ АНТИУТОПИЯ». MICROSOFT ПРЕДСТАВИЛА ИНСТРУМЕНТ АВТОМАТИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА РАБОТЫ СОТРУДНИКОВ

Одной из самых сложных вещей за последние восемь месяцев перехода на удаленную работу стало то, как компании измеряют продуктивность своих сотрудников. Раньше менеджеры могли своими глазами видеть, как и над чем работает человек, потому что они находились с ним в одном помещении. Теперь это зачастую приходится делать при помощи какой-то утилиты. Причём не только для программистов, но и для обычного офисного персонала.

Чтобы помочь с определением того, является ли человек продуктивным, в конце ноября Microsoft выпустила новый инструмент для удаленных сотрудников — Productivity Score. Его можно найти в Microsoft 365, в «Рабочей Аналитике». Он позволяет начальникам следить за тем, насколько эффективно и активно их персонал использует инструменты Microsoft. Многие на Твиттере, в том числе эксперты по конфиденциальности, уже успели обвинить компанию в том, что она становится Большим Братом, и помогает организовать тотальную слежку за сотрудниками.

Инструмент собирает данные о поведении каждого пользователя их пакета по 73 показателям. И в конце каждого месяца выдает руководителям анализ качества их работы. Собирается, в числе прочего, такая информация, как:

— регулярно ли сотрудник включает веб-камеру во время онлайн-совещаний;
— насколько часто он отправляет и-мейлы (и сколько символов @ они содержат);
— как часто сотрудник добавляет комментарии в общие документы или групповые чаты;
— сколько дней он использовали Word, Excel, Teams, Outlook и Skype в течение последнего месяца.
Это только малая часть отслеживаемых параметров. При этом продукт выдает графики по таким метрикам, как качество работы в команде, качество работы на совещаниях, качество общения, эффективность общей работы над контентом и прочее). Эти метрики, которые некоторые называют «эзотерическими», суммируются вместе с «технологическим опытом» (скажем, качество интернет-соединения, время загрузки, используемый софт и так далее). Получается одна цифра от 0 до 800 — это и есть Productivity Score.

Если цифра большая, значит, компания работает эффективно. Если маленькая — по мнению Microsoft, что-то идёт не так, или кто-то ленится. Свою цифру можно сравнивать с показателями других компаний. Есть также вкладка «Recommended Actions», в которой находятся советы о том, как научить сотрудников лучше использовать продукты Microsoft 365, чтобы продуктивность повысилась.

Компания рассказывает о методах наблюдения за людьми в документации офисного пакета, однако найти эту информацию для рядового пользователя довольно трудно: нужно внимательно изучить десятки веб-страниц.

Вице-президент Microsoft Джаред Спатаро сообщил, что компания внедрила в инструмент некоторые меры безопасности, чтобы «показать свою приверженность принципам конфиденциальности». Например, оценка продуктивности каждого сотрудника суммируется не за каждый день, а по итогам 28-дневного периода. К тому же, существуют средства управления, позволяющие сделать данные анонимными либо полностью их удалить. Правда, Спатаро не упоминает, что доступ к этим элементам управления может получить только администратор. Работники ничего не выбирают. И даже анонимными сделать свои данные не могут.

В заявлении для Guardian представитель Microsoft повторил слова Джареда Спатаро, и добавил, что:

Новые аналитические данные должны помочь организациям устранить распространенные проблемы и более эффективно работать с оплаченными технологиями. Информация предоставляется по каждому отдельному пользователю, чтобы администратор мог внимательно проверять команду удаленного проекта, и своевременно предоставлять рекомендации и тех.поддержку.

Независимые эксперты тем временем возмущены «вопиющей слежкой за человеком», представленной в Microsoft 365. Дэвид Ханссон, автор Ruby on Rails и соучредитель Basecamp, говорит, что оптимизации продуктивности здесь не получится, метрики ничего не говорят о настоящей эффективности человека. Зато инструмент по своей сути является аморальным:

Даже слово «антиутопия» не передает всей жути этой идеи. Microsoft открыла новый портал в ад. Перманентное наблюдение за человеком — это психологическое насилие. Неважно, осуществляется оно дома, на улице или на рабочем месте. Это постоянное беспокойство, необходимость выглядеть занятым ради достижения непонятных статистических показателей. Такое не следует навязывать никому.

Эксперт в сфере конфиденциальности данных Вульф Кристл пошел на целую тираду в Твиттере, «разоблачая» Microsoft. Он заявил, что такой функционал мониторинга сотрудников крайне проблематичен, и, главное, по умолчанию включен при загрузке Microsoft 365, пока его не отключат работодатели. По его мнению, новый инструмент Microsoft могут даже признать незаконным в странах Евросоюза. У региона довольно строгие правила по поводу доступа компаний к личным данным пользователей.

Ну а пока — учтите, что если вы не отсылаете достаточно сообщений в Microsoft Teams, не оставляете достаточно комментариев в общих документах Word, и не рассылаете достаточно имейлов в Exchange, ваш работодатель может подумать, что вы жуткий лентяй.

В этом году проверка сотрудников с помощью автоматических сервисов набрала популярность из-за роста удаленной работы. В июне исследовательская компания Gartner выяснила, что 16% работодателей впервые воспользовались инструментами мониторинга. Среди самых популярных систем — DeskTime, SPYERA, Time Doctor и Hubstaff. А сервис Sneek, фотографирующий сотрудников каждые 5 минут, в мае уже вызвал на себя шквал негодований. Но его тотальную слежку нужно было хотя бы специально включать. И сотрудники сами в настройках могли выбирать, как часто их фотографируют за рабочим столом. В Microsoft 365 никакой опциональности нет. Сервис теперь будет вас отслеживать и оценивать — пока работодатель эту возможность ему не отключит.

Rubrain

https://narzur.ru/zhutkaja-antiutopija-microsoft-predstavila-instrument-avtomaticheskojj-ocenki-kachestva-raboty-sotrudnikov/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

КАК В РОССИИ ПЫТАЮТСЯ СОЗДАТЬ НОВЫЕ ГОРОДА

Весенний локдаун, разогнавший по домам всю страну, натолкнул многих россиян на мысли о переезде из мегаполиса за город. Правда, жить в деревенских условиях для многих оказалось сложно, поэтому люди стали чаще обращать внимание на так называемые новые города, застраивающиеся с нуля при участии государства и частных инвесторов. «Октагон» разбирался, куда можно уехать из города-миллионника.

Популярность новых, частных или, по-научному, плановых городов – небольших автономных агломераций, построенных за пределами существующих мегаполисов, – ощутимо растёт.

Идея строительства поселений такого типа не нова. Они стали появляться ещё в XX веке, но зачастую были проектами государства. Затем в создание подобных агломераций стали вкладываться частные инвесторы. Первым таким городом стал Рестон, расположенный недалеко от Вашингтона (США). Он был спланирован и профинансирован крупным американским бизнесменом Робертом Саймоном в 60-х годах.

Первым частным городом стал Рестон, расположенный недалеко от Вашингтона.Первым частным городом стал Рестон, расположенный недалеко от Вашингтона.Фото: Salwan Georges/The Washington Post/Getty Images

Главная идея строительства новых городов (и государственных, и частных) – создание узкоспециализированного города-спутника под конкретные задачи – например, для научного сообщества или сотрудников высокотехнологичных компаний, которые живут в непосредственной близости от своей работы.

Курс на науку

Яркими примерами построенных с нуля городов стали инновационный центр «Сколково» и наукоград Иннополис. Оба проекта, конечно, не являются классическими частными городами, так как были запланированы и реализованы с помощью государства. Например, в проект «Сколково» напрямую было вложено порядка 55 млрд рублей бюджетных средств, и ещё порядка 100 млрд рублей направили частные инвесторы и компании с госучастием.

– Проект «Сколково» реализуется уже 10 лет, и первоначальный мотив создания центра за всё это время глобально не менялся – создание территории, где концентрировались бы люди, увлечённые технологическим предпринимательством. Чтобы они жили бок о бок, взаимодействовали между собой и создавали консорциумы для выпуска новых продуктов, – поясняет председатель правления фонда «Сколково» Игорь Дроздов.

Градообразующими элементами инновационного центра можно считать Сколковский институт науки и технологий (Сколтех), который был создан при участии Массачусетского технологического института (MIT), и самый большой в Восточной Европе технопарк. Размеры последнего впечатляют: его площадь составляет почти 100 тысяч квадратных метров. По проекту в «Сколково» должны работать порядка 80 тысяч человек, а постоянно проживать – около 17 тысяч. На данный момент на территории центра постоянно живут от 1 до 1,5 тысячи человек.

Для удобства жителей здесь было создано несколько районов, которые отвечают различным запросам сотрудников: есть кварталы, где сдаются в аренду небольшие однокомнатные апартаменты, есть дома с двух-, трёх-, четырёх- и даже пятикомнатными пространствами для больших семей. Для детей созданы не только игровые площадки но и своя международная гимназия, где обучение ведётся на разных языках. Кроме малоэтажных многоквартирных домов есть кварталы с таунхаусами, которые в этом году стали пользоваться повышенным спросом из-за пандемии.

Иннополис, республика Татарстан. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев (второй слева) во время осмотра строительной площадки на территории Иннополиса. 2015 год.Иннополис, республика Татарстан. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев (второй слева) во время осмотра строительной площадки на территории Иннополиса. 2015 год.Фото: Александр Астафьев/пресс-служба Правительства РФ/ТАСС

По аналогичной схеме застраивался и самый молодой город России – Иннополис. В этом году ему исполнилось 5 лет. На территории города построено 22 многоквартирных дома (1572 квартиры), открыты детские сады, школа, IT-лицей, спортивный комплекс, медицинский центр, детская поликлиника и даже загс.

В город зашли и крупные торговые сети – «Бахетле», «Пятёрочка» и «Магнит». Для владельцев автомобилей на территории работают автомойки и шиномонтажные мастерские. Кроме того, открыты отделения банков, офисы «Почты России», отделение МФЦ, книжные и цветочные магазины, бары, рестораны и аптеки.

Купить домик в деревне

Модели развития жизни в «Сколково» и Иннополисе схожие. В основу обоих проектов была заложена концепция «живёшь, пока работаешь». То есть основной жилой фонд в инновационных городах является арендным и доступен для сотрудников организаций (зачастую это высокотехнологичные IT-компании и инновационные подразделения крупных финансовых структур), которые работают на территории агломерации.

«Сколково», Московская область.«Сколково», Московская область.Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Впрочем, как пояснил Игорь Дроздов, в «Сколково» прямых запретов на сдачу жилья людям, не имеющим отношения к компаниям-резидентам, нет.

– Но снимать здесь недвижимость такому человеку не имеет смысла – цены выше, чем на жильё, сдающееся в районах, окружающих «Сколково». Поэтому в основном квартиры снимают люди, у которых здесь же находится работа. Повышенный спрос на него мы как раз ощутили в пандемию – сотрудники компаний стали перебираться за город и арендовать наши объекты, – отметил Игорь Дроздов.

Пандемия подстегнула спрос на недвижимость и в Иннополисе. Согласно данным сервиса статистики Yandex Wordstat, этим летом произошёл резкий всплеск интереса к покупке квартиры в наукограде. Если в прошлые годы возможностью приобретения там жилья интересовались не более 300 человек в неделю, то в июне и июле вопросы, связанные с переездом в инновационный город, волновали более 5 тысяч человек. Это больше, чем количество всех жителей города в настоящее время, – 3,8 тысячи человек.

Пандемия вырастила спрос

Из-за пандемии коронавируса многие бизнесы пересмотрели формат своей работы и стали переводить на удалённый режим тысячи сотрудников. Этот фактор, а также жёсткие ограничения, действовавшие в мегаполисах во время весеннего локдауна, привели к переосмыслению жизни за городом.

Теперь жизнь в мегаполисе стала менее привлекательной. Об этом, в частности, говорят данные опросов, проведённых ВЦИОМ и сервисом «Дом.рф» в сентябре текущего года. По их результатам почти 40 процентов респондентов изъявили желание переехать за город.

Рост спроса отразился и на предложении – вторую жизнь получили проекты загородного комплексного освоения территории. Одним из них стал город Доброград во Владимирской области, который строится на деньги частного инвестора, основателя Askona Life Group Владимира Седова.

Доброград, Владимирская область.Доброград, Владимирская область.Фото: официальный сайт города Доброграда

Как рассказали «Октагону» в Доброграде, здесь существенно увеличился спрос на готовую недвижимость.

– Для многих наших клиентов период пандемии стал катализатором для знакомства с Доброградом и покупки недвижимости. Люди пересмотрели требования к жилью, ведь на какой-то период оно оказалось и офисом, и спортивным залом, и местом для досуга. Мы видим, что за время пандемии увеличилось число людей, у которых сформировалась потребность жить за городом, не привязываясь к месту работы. Сейчас на территории Доброграда проживает порядка тысячи человек. Мы планируем всего к 2034 году увеличить численность населения до 47 тысяч. К этому моменту в городе будут работать восемь школ, детские сады, будет активно развиваться малый и средний бизнес, создавая рабочие места и увеличивая привлекательность города, – поясняет старший бренд-менеджер города Валерия Патрикеева.

Проект стартовал в 2015 году, в него вложено 8 млрд рублей, а общий объём инвестиций составляет 73 млрд рублей. Сейчас на территории города построены многопрофильный спортивный центр, спа-комплекс, парк для семейного отдыха, парк-отель с рестораном, верёвочный и скейт-парки. Ведутся подготовительные работы по строительству общеобразовательной школы и детского сада.

Дальний Восток остался без чуда

Не везде идея строительства новых городов была встречена с энтузиазмом. В Приморском крае в 2022 году должен был стартовать уникальный для Дальнего Востока проект «ДНС Сити». Это город, рассчитанный на 25 тысяч жителей в Надеждинском районе края. Его реализацией должна заняться дочерняя структура группы DNS – «DNS Девелопмент».

«ДНС Сити», Приморский край.Источник: DNS Development/You Tube

Жилой район предлагалось застраивать под нужды сотрудников компаний, работающих в ТОР Надеждинская (в частности, судостроительного завода «Звезда»), и выделить под жильё 600 тысяч квадратных метров земли. Проект включал две школы, четыре детсада, торговый центр, пожарное депо, полицейский участок, парки и отели.

– Мы изначально не питали больших иллюзий по поводу бизнес-составляющей. Подобные проекты могут реализовывать только патриотически настроенные компании, потому что это не высокорентабельный бизнес-проект, а проект для людей. Разрабатывая «ДНС Сити», мы рассчитывали заполнить его не только жителями Приморского края, но и людьми, которые будут приезжать к нам, на Дальний Восток, жить и работать в компаниях на территории ТОР. Но пандемия и экономический кризис изменили наши планы – пока реализация проекта приостановлена. Сейчас риски по нему стали очень высокими, – рассказал «Октагону» совладелец группы компаний DNS Константин Богданенко.

От реализации проекта в компании отказываться не собираются. По словам Константина Богданенко, возможно, строительство будет проводиться под конкретные запросы со стороны участников рынка.

Инногород может стать моно

При всей кажущейся привлекательности идея частных городов пока утопична, и существовать отдельно от мегаполиса они не смогут, считают эксперты.

«Чтобы создать город с нуля, необходимы десятки лет. При этом частным он быть не может – участия государства в нём не избежать. То, что сейчас существует на рынке, – это больше инициативы по развитию действующих территорий. Такие проекты больше похожи на комплексное освоение территории (КОТ), и называть их городами неверно. Все поселения должны быть интегрированы в существующую инфраструктуру».

Михаил Хорьков
заместитель председателя комитета по аналитике Российской гильдии риелторов:

По мнению экспертов, искусственный отбор жителей – также спорный тренд для развития территории.

– Ограничение состава жителей в будущем может иметь последствия для территорий. Так ранее, допустим, происходило с научными городками, когда изначально жильё предполагалось для научных сотрудников, а затем оставалось их родственникам, никак не связанным с наукой. Или города, которые были основаны вокруг одного предприятия. Сейчас проблему моногородов пытаются решать на государственном уровне, – отмечает Михаил Хорьков.

Игорь Лесовских

https://narzur.ru/kak-v-rossii-pytajutsja-sozdat-novye-goroda/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

«БЫТЬ УЧАСТНИКОМ КОНФЕРЕНЦИИ И СЛУШАТЬ СПИКЕРОВ»

В соцсетях появилось объявление о наборе платной массовки на конференцию в «Сколково»

Во «ВКонтакте» в нескольких группах по поиску работы опубликовали объявление о наборе массовки на IT-конференцию, которая проходила 20 октября в инновационном московском центре «Сколково».

«Быть участником конференции и слушать спикеров. <…> Оплата: 800 рублей на карту и 100 рублей на дорогу», — описывает условия подработки автор предложения.

[Сообщение от Работа PromoFox (промоутеры, аниматоры, артисты)]
[Ставка: 💵 Оплата 800р на карту+ 100р на дорогу💰]
----------------------------—
МАССОВКА 20 октября 👩‍🔧 💥
📸Требуется Массовка на айти конференцию в технопарк Сколково🎬 от 20 лет до 35👇🏻 💥

🕘 С 9:30 до 16:00
🌎 технопарк Сколково
💵 Оплата 800р на карту+ 100р на дорогу💰

⚙Механика: Быть участником конференции и слушать спикеров.

📌Требования: от 20 лет до 35 Опрятность, хорошее настроение, смартфон с камерой и интернетом , ответственность.

📌 Пишите в лс:
ФИО
Номер телефона
Фото
Ваш возраст

P.S. Зовите друзей и приходите сами👭👯‍♂

https://vk.com/wall-168071436_6110

20 октября в «Сколково» проходил форум «Открытые инновации». В пресс-службе центра заявили, что технопарк не имеет отношения к платному набору людей: «По нашим данным, субподрядчик одного из партнеров форума по своей инициативе создал аккаунт для привлечения посетителей своего стенда на платной основе, хотя форум полностью проходит в режиме онлайн, и в технопарке „Сколково“ работает только часть спикеров из организованных телестудий».

Алина Ампелонская

https://narzur.ru/byt-uchastnikom-konferencii-i-slushat-spikerov/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

НЕЙРОСЕТЬ GPT-3 ВЕЛА МОТИВАЦИОННЫЙ БЛОГ НА АНГЛИЙСКОМ И ВСЕМ ПОНРАВИЛОСЬ. ЧЕМ ЭТО ГРОЗИТ КОПИРАЙТЕРАМ И ПИСАТЕЛЯМ

Компания OpenAI, которую несколько лет назад основал Илон Маск, в июне выпустила новый алгоритм нейросети GPT-3. На сегодня это самая совершенная система, которая умеет работать с естественными языками.
Ее возможности просто колоссальны. С помощью GPT-3 можно создавать любой тип текстовой информации, в том числе и сложные технические тексты. К примеру, когда нейросети дали задачу написать текст о себе, она создала статью с громким названием «GPT-3 от OpenAI может стать величайшим открытием после Bitcoin».
Но может ли нейросеть не просто компилировать слова, подражая человеку, а на самом деле создавать тексты со смыслом? Стихи, повести или даже романы, которые будет интересно читать? Давайте разберемся.
GPT-3: алгоритм нейросети, который на порядок опережает все существующие
GPT-3 — это самая сложная языковая модель, когда-либо созданная человеком.
Она работает с вероятностью появления определенной последовательности слов. GPT-3 от более ранних моделей отличают масштабы. При генерации текста она использует 175 миллиардов параметров, а обучали ее на более чем 1,5 триллионах слов. Причем, тексты для тренировок использовались самые разные: от постов на форумах до классической литературы.
Система пытается предсказать текст, исходя из наиболее вероятных текстовых блоков. Пользователю нужно только задать какую-нибудь точку отсчета, от которой нейросеть будет отталкиваться.
Чем лучше система понимает контекст запроса, тем точнее будет ответ.
Складывается впечатление, что нейросеть реально может понимать естественные языки.
Шариф Шамим (Sharif Shameem), сооснователь и СЕО проекта Debuild.co опубликовал в своем твиттер-аккаунте результаты тестирования разных возможностей нейросети. И они действительно впечатляют.

В видео

https://narzur.ru/nejjroset-gpt-3-vela-motivacionnyjj-blog-na-anglijjskom-i-vsem-ponravilos-chem-ehto-grozit-kopirajjteram-i-pisateljam/

видно, что Шариф писал в строку ввода простой текст, как будто объяснял дизайнеру или разработчику, что ему нужно. А система интерпретировала его и выдала результат.
Особенно позабавила «кнопка, похожая на арбуз».
Но раз нейросеть так хорошо понимает естественный язык, то может ли она писать тексты так, как это сделал бы человек?
Ответ: может.
Копирайтер vs. Нейросеть: эксперименты в СМИ и блогах
Тексты от нейросети практически не отличаются от человеческих. Лиам Порр, студент из Беркли, провел эксперимент и две недели публиковал статьи, сгенерированные GPT-3, в своем блоге на Adolos.
Мотивационные статейки от нейросети прочитало 26 000 людей. И, как говорит Лиам, только один из них догадался, что тексты на самом деле писал не человек, а машина. Но даже этот коммент заминусовали другие читатели:
Если вчитаться в сами статьи, складывается впечатление, что они реально написаны каким-нибудь мотивационным тренером или коучем. Подходящий стиль и фразы, адекватная структура текста. Иногда предложения или отдельные фразы кажутся не слишком естественными, но это не выдает машину. Ведь подобные незначительные ошибки допускает и человек.
Это одна из причин, почему GPT-3 не выпускают в открытый доступ. Чтобы получить доступ к OpenAI API, нужно заполнить заявку с указанием, для чего именно вы планируете использовать нейросеть.
Еще на этапе создания GPT-2, предыдущей версии алгоритма, разработчики поняли потенциальную опасность, ведь система может стать инструментом информационной войны. Подобная нейросеть способна генерировать фейковые новости с чудовищной скоростью. Если использовать ее возможности во вред, интернет будет просто погребен под неправдивым контентом. Именно поэтому в будущем ее планируют продавать бизнесу по подписке. Но не всем подряд, а только тем, кто докажет, что они планируют использовать ее «в мирных целях».
Нейросеть, художественные книги и стихи
Нейросеть вполне может соперничать с авторами новостей в СМИ или технических статей, но процесс создания романов или стихов намного сложнее. Даже базовые принципы написания художественных текстов отличается от технических. Научить нейросеть подбирать рифмы и следить за ритмикой можно без проблем, но с многосмысленностью у машин пока бяда. Есть русская нейросеть «Порфирьевич», основанная на алгоритме GTP-2. Она «знает» русский и натренирована не только на прозе, но и на стихах. Проверить работу можно в Телеграм-боте «Нейропоэт». Нужно только написать первую строку или несколько, а остальное сделает система. Мы проверили, получилось так себе.
Первую строку Пушкина нейросеть превратила в невразумительный набор текста, в котором угадываются военные мотивы. И если отдельные образы можно считать удачными («Дуб просит хлеба у весны» или «Осенние цветы весны»), то другие же вызывают фейспалм.
Можно провести аналогию с теорией о бесконечных обезьянах, которые нажимая случайные клавиши на пишущей машинке в течение неопределенно долгого отрезка времени рано или поздно напишут «Войну и мир».
Нейросеть здесь выступает в качестве такой обезьяны, которая вместо отдельных букв компилирует слова и образы, но они в своем большинстве получаются случайными.
На самом деле многие разработчики создавали генераторы стихов на основе GPT-2. Вот, к примеру, вариант генератора текста песен на английском, который использует облегченную базу из 13 000 стихов.
Сгенерировал он тоже что-то не сильно вразумительное:

Что касается художественных книг, то ситуация еще хуже. Этого стоило ожидать, ведь нейросеть не умеет строить сюжет и не знает, что такое завязка или кульминация. Но вот из некоторых экспериментов получается настолько отборная дичь, что остается только удивляться.
Как вам что-то вроде порно-фанфика по Библии? Неизвестные разработчики выложили сочинение под названием «The Orange Erotic Bible». Его создала нейросеть на основе того же GPT-2, но вот обучали ее на эротических романах и рассказах, а затем в качестве отправной точки для генерации дали отрывки из Библии. Рассказ получился большим — свыше 60 000 слов. И результат мягко говоря удивляет.
Вот небольшая часть из рассказа. И нет, мы не будем это переводить.
Существует даже интернет-магазин книг, написанных ИИ. Выглядит он довольно жутко. Потому что обложки книг тоже созданы машиной.

Правда, его создатели признались, что продали только 19 копий книг. Если их качество хотя бы примерно напоминает «Оранжевую Библию», то мы совершенно не удивлены. Писатели пока что могут спать спокойно.

Или нет?

Все предыдущие примеры касались только GPT-2, и они были так себе.

Но уже существует нейросеть-поэт, основанная на алгоритме GPT-3. И она показывает довольно интересные результаты.

Нейросеть может писать стихи в заданном стиле и на заданную тему. Аррам Сабети (Arram Sabeti), CEO проекта ZeroCater, уже провел эксперимент.Он формировал запросы нейросети с запросом на тему стиха и стиль. Все остальное делала машина.
Вот один из запросов:
Here’s a poem by Dr. Seuss about Elon Musk launching rockets with SpaceX, building electric cars at Tesla, selling flame throwers, dating Grimes, fighting the SEC, crushing short sellers, building brain chips to fight AI, and colonizing mars, and tweeting at all hours of day and night. Musk wants to make humans interplanetary to prevent extinction. The poem rhymes every other line with an ABAB structure. The rhyme structure is typical of Dr. Seuss nursery rhymes.

Стих получился занятным. Правда. Несмотря на очевидные неточности в ритмике и косяки с рифмами, он имеет смысл. Он длинный, поэтому мы приведем здесь только часть.
Elon Musk
By Dr. Seuss

Once there was a man
who really was a Musk.
He liked to build robots
and rocket ships and such.

He said, “I’m building a car
that’s electric and cool.
I’ll bet it outsells those
Gasoline-burning clunkers soon!”

They sell cool cars
that are electric and clean.
And then he wanted to go
even farther, you see.

The first Tesla, Roadster,
Was just the start of a bigger dream.
He said, “I’m building a plane
that’s electric and green”.

Прогресс по сравнению с предыдущей версией алгоритма просто удивителен. Это не набор бессвязных фраз, а вполне себе неплохое по структуре стихотворение. Да, до идеала еще далеко, рифмы слабоваты, да и ритмика хромает, но уже на этом этапе сильно удивляешься, что это придумала машина. Некоторые образы и словосочетания просто прекрасны. К примеру, «gasoline-burning clunkers» — «бензиновые драндулеты». Если не знать, что это написала машина, то можно подумать, что это творение какого-нибудь школьника, который решил написать стихотворение про своего кумира.
И, черт возьми, это круто.
Полную версию стиха и другие творения нейросети можете прочитать здесь.
https://arr.am/2020/07/14/elon-musk-by-dr-seuss-gpt-3/
***
Экспериментов с GPT-3 в плане написания стихов или художественных историй пока довольно мало, так что приходится довольствоваться только этим. Но если нейросеть настолько продвинулась в создании осмысленных текстов, то вполне реально, что скоро она сможет писать и вполне читабельные художественные произведения.
Возможно, это будет не GPT-3, а какой-нибудь GPT-4 или даже GPT-5, но динамика развития явно есть. Сейчас нейросеть может писать технические статьи, новости, небольшие истории или стихи.
А с дальнейшим развитием алгоритмов качество генерируемых текстов будет только расти. Так что да, ИИ может писать как человек. Пока что на уровне школьника, но посмотрим, как будет через лет 10-20. А вы как думаете?

Автор: EnglishDom

https://narzur.ru/nejjroset-gpt-3-vela-motivacionnyjj-blog-na-anglijjskom-i-vsem-ponravilos-chem-ehto-grozit-kopirajjteram-i-pisateljam/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ПОТЕМКИНСКИЕ ДЕРЕВНИ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЯ

Шесть лет назад в России была громогласно провозглашена задача замещения импорта отечественным производством. После ввода американских санкций дальнейшее пребывание России в зависимости от импорта товаров как производственного, так и потребительского назначения стало крайне опасным. Функционирование многих отраслей экономики РФ могло остановиться, а население страны рисковало оказаться на грани или даже за гранью выживания.

Разрушая воздушные замки

Правительством были приняты решения по импортозамещению в сельском хозяйстве и в промышленности. В 2014 году была запущена госпрограмма № 328 «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности», которая устанавливала задания по импортозамещению в 23 отраслях промышленности до 2020 года. Указанная программа дополнялась и уточнялась. Например, Минпром совместно с Минсвязи разработали планы импортозамещения по электронной промышленности, средствам связи, вычислительной технике и ПО. Правительство утвердило «Стратегию развития отрасли информационных технологий в РФ на 2014–2020 годы и на перспективу до 2025 года».

Планы предполагали полную структурную перестройку российской экономики, фактически восстановление разрушенной за годы «демократических реформ» промышленности, вторую индустриализацию (первая, как известно, была проведена в СССР в 30-е годы прошлого столетия). Упор, конечно, делался на ускоренное развитие отраслей обрабатывающей промышленности и особенно хайтека, замещение ими промышленности добывающей (нефть, природный газ, руды и др.).

Казалось бы, надо было в этом году подвести итоги реализации упомянутой программы в целом и в части, касающейся импортозамещения. Однако власти начали уже рисовать перспективы аж до 2030 года. Но прежде, чем рисовать «воздушные замки» будущего, было бы неплохо отчитаться о предыдущих программах и провести «разбор полетов». Что ж, попробую помочь нашей власти и выполню хотя бы частично то, что положено делать ей.

Обратимся к данным Росстата. В 2013 году доля обрабатывающей промышленности в ВВП страны составила 24,8 %. А по итогам 2019 года этот показатель оказался равным 25,5 %. Прирост доли обрабатывающей промышленности за шесть лет — 0,7 процентных пункта. Это величина, которую можно назвать «статистической погрешностью». Примечательно, что на фоне скромной доли обрабатывающей промышленности выглядят неприлично раздутые цифры по некоторым другим секторам экономики. Так, в 2019 году на оптовую и розничную торговлю пришлось 11,9 % созданного ВВП, на финансовый сектор — 3,1 %, на операции с недвижимостью — 6,2 % и т.д. Все это «рисованные» цифры, ибо указанные сектора общественный продукт не создают, а лишь перераспределяют его. Лукавые цифры Росстата погружают нас в виртуальный мир, не имеющий ничего общего с созидающей экономикой.

Может быть, за это время Россия сумела снизить свою зависимость от импорта продукции обрабатывающей промышленности, особенно той, которую сегодня принято называть «инвестиционными товарами» (машины и оборудование)?

В 2013 году доля машин, оборудования и транспортных средств в импорте России составила 48,4 %. В 2019 году — 48,2 %. Кстати, за период 2013–2019 годов доля машин, оборудования и транспортных средств в экспорте России оставалась на одном уровне — 6,5 %. Подобные цифры подводят к выводу, что никакого импортозамещения в указанный период не происходило.

Кстати, шесть лет назад Росстату было поручено разработать систему показателей, с помощью которых можно было бы отслеживать процессы импортозамещения. Увы, если вы заглянете на сайт ведомства, то в разделе «Показатели, характеризующие импортозамещение в России» вы не увидите ожидаемых цифр. Кое-что можно найти по импортозамещению лишь сельскохозяйственных товаров и некоторых видов продовольствия. По обрабатывающей промышленности и отраслям высоких технологий на сайте Росстата — пустота. Впрочем, при желании можно накопать кое-какую ведомственную информацию и оценки экспертов.

Попробую посмотреть, что собой представляло и представляет импортозамещение в сфере информационных технологий, то есть радиоэлектроники, вычислительных машин и ПО. Кое-какие сведения можно получить из ведомственных документов Минпрома, Минсвязи, отдельных компаний и организаций, действующих в IT-сфере. Выше уже я упомянул «Стратегию развития отрасли информационных технологий в РФ на 2014–2020 годы и на перспективу до 2025 года» (далее — «Стратегия ИТ»). Очень любопытный документ. В нем, например, есть такая формулировка: «долгосрочное невмешательство государства… позволило сформировать основу имеющейся сегодня ИТ-отрасли: разработка программного обеспечения и ИТ-услуги».

Видимо, авторы «Стратегии» полагали, что именно «невмешательство государства» и станет той волшебной «палочкой-выручалочкой», которая каким-то чудом приведет к импортозамещению на российском рынке товаров и услуг ИТ и сделает российские IT-компании конкурентоспособными игроками на мировом рынке. Такое ощущение, что авторам документа совершенно неизвестен опыт США, Китая, Южной Кореи и других стран, которые сумели действительно создать мощные отрасли ИТ именно благодаря поддержке со стороны государства. Во-первых, за счет прямой бюджетной, налоговой и кредитной поддержки государственных IT-компаний (особенно в Китае). Во-вторых, за счет ограничений и запретов на использование иностранных технологий. В-третьих, за счет закупок отечественных IT-технологий госведомствами, организациями и компаниями (особенно компаниями ОПК).

«Стратегия ИТ» была подвергнута разгромной критике академиком В. Б. Бетелиным, научным руководителем Научно-исследовательского института системных исследований РАН, вице-президентом РНЦ «Курчатовский институт». В статье журнала «Стратегические приоритеты» он вообще поставил под сомнение наличие в России национальной ИТ-отрасли. Имеется лишь «отвёрточная сборка» вычислительного и коммуникационного оборудования из узлов зарубежных производителей (HP, Cisco, Intel, AMD) или узлов, изготовленных в России на основе ключевых компонент с высокой добавленной стоимостью (микропроцессоров) зарубежных компаний (Intel, IBM, ARM, AMD).

Такой «отечественный продукт» не может обеспечить надежную информационно-цифровую безопасность страны и вывести предприятие «отверточной сборки» на мировой рынок IT-продуктов. Более того, ужесточение экономических санкций со стороны Запада может привести к тому, что работа таких предприятий «отверточной сборки» будет остановлена.

В «Стратегии ИТ» имеется такая цифра: отечественная отрасль информационных технологий удовлетворяет потребности российского рынка менее чем на 25 %. Как отмечается в документе, этот процент обеспечивается в основном за счет продаж таких продуктов отрасли, как программное обеспечение и услуги (сервисы). В документе откровенно признается, что все «железо» на российском рынке ИТ на момент его подготовки было иностранное: «В сегменте оборудования практически все потребности внутреннего рынка восполняются за счет импорта».

Отдельные цифры, характеризующие импортную зависимость по продукции ИТ, проскакивают иногда в выступлениях отдельных чиновников. Так, вице-премьер Дмитрий Рогозин в конце 2017 года поручил ряду ведомств поддержать российских производителей телеком-оборудования, доля которых в госзакупках, как отмечалось в поручении, на тот момент не превышала 10–15 %.

Минпром в апреле 2015 года опубликовал план мероприятий по импортозамещению в радиоэлектронной промышленности до 2020 года, подписанный министром Денисом Мантуровым. Перечень продукции, которую предстоит развивать, содержит 534 различных вида вычислительной техники, телекоммуникационного оборудования, полупроводниковой СВЧ-электроники, периферийного оборудования и электронных компонентов. К 2020 году объем зарубежного ввоза планшетов и смартфонов должен был снизиться со 100 до 75 %. Доля зарубежных ПК в госсекторе к этому времени должна составлять не более 25 %, а на массовом рынке — не более 90 %. Во второй половине текущего десятилетия актуальность импортозамещения в российском секторе ИТ стремительно росла, учитывая усиление внешних угроз — кибератак, информационно-идеологического воздействия на наше общество по каналам Интернета, хищений информации, слежения (разведки) за российскими гражданами и т.п.

Никаких отчетов и подведений итогов импортозамещения по сектору ИТ в период 2014–2020 годов нет. Впрочем, неофициальные оценки по некоторым отраслям и рынкам все-таки проскакивают. В мае этого года TAdviser опубликовал интервью с директором департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга Василием Шпаком. Вот один из фрагментов интервью: «Ведется статистика госзакупок. Мы видим, что сейчас в подавляющем большинстве идут закупки иностранных товаров. Однако официальной статистики, что именно в закупаемой продукции отечественное, а что импортное, нет. Это официально никто не анализировал. Сейчас мы хотим включить этот механизм — осуществлять мониторинг всех госзакупок на предмет того, что же именно там иностранное, а что отечественное. На основании доступной информации можно сказать, что примерно 22 % того, что закупается, обеспечивается отечественным производителем».

Названная ориентировочная цифра доли отечественного продукта показывает, что план импортозамещения по ИТ с треском провален.

Еще более серьезным приговором являются следующие слова чиновника: «Подчеркну, что это беда не отечественного производителя. Это не он больше 22 % не может обеспечить. Он-то может, но его продукцию не покупают. На сегодняшний момент мы видим, что отрасль явно недозагружена, запас по производственным мощностям есть».

Шпак отмечает, что для импортозамещения нужно госрегулирование, причем оно должно быть нацелено в большей степени не на производителей, а на покупателей такой продукции. Госкомпании и госучреждения могли бы и должны бы были закупать гораздо больше отечественного IT-продукта, чем они делают сейчас.

Не родной, а локализованный

Многие эксперты справедливо отмечают, что даже те скромные проценты, которые приходятся на «отечественный продукт», порой оказываются «рисованными». С чьей-то легкой руки «отечественным» стали называть продукт, имеющий достаточную «локализацию». А что такое «локализация»? Этот термин, как я думаю, придумали недобросовестные чиновники. Если в сборке конечного продукта (скажем, сервера или компьютера) использовано 60–70 % блоков с надписью «сделано в России», то это уже продукт с «высокой локализацией», который можно считать «отечественным». И мало кого волнует, что при изготовлении тех же блоков были использованы импортные микросхемы. Имеется и множество других хитростей, прикрываемых словечком «локализация». Например, «своей» принято считать продукцию (блоки, микросхемы, другие элементы), если она поставляется компаниями из других стран Евразийского экономического союза. Но ведь такие предприятия могут быть «дочкми» транснациональных корпораций.

Для того, чтобы локализация перерастала в полноценное импортозамещение, необходима долгосрочная стратегия, программы, нацеленные на полное «выдавливание» импортных составляющих из конечного продукта. А начинать эту работу следует с подготовки своих кадров и их закрепления на российской земле.

«Не имея этого внутри своей страны, мы всё чаще будем сталкиваться с тем, что молодые люди с хорошим образованием и здоровыми амбициями будут уезжать туда, где смогут самореализоваться. Локализация разработок и производства без перспективы завтрашнего дня становится идеей-однодневкой», — говорит директор департамента российской IT-компании Smart Technologies Иван Банцов.

Председатель совета Ассоциации производителей электронной аппаратуры и приборов Светлана Апполонова о «химии», позволяющей с помощью «локализации» импорт выдавать за отечественный продукт, знает очень хорошо. По ее мнению, зависимость от импортных микросхем колоссальная. Пока госкомпании не развивают российскую электронику, они остаются чувствительны к внешним угрозам — кибератакам, прекращению поставок, влиянию незадекларированных возможностей в зарубежном оборудовании. Если поставки иностранных микросхем будут приостановлены, в большинстве сегментов производство российского оборудования почти полностью остановится.

Пора прекратить эти опасные игры под названием «локализация». Нам нужны не потемкинские деревни, а город-крепость, в котором мы могли бы чувствовать себя в безопасности в эпоху кибервойн.

Валентин Катасонов

https://narzur.ru/potemkinskie-derevni-importozameshhenija/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

СИЛИКОНОВАЯ МАФИЯ РОССИИ: НЕ УВЕЩЕВАТЬ, А ВЫГНАТЬ

03 СЕН 2020
В Общественной палате РФ был проведён круглый стол на тему «Западные техногиганты как угроза суверенитету государства». Тема более чем актуальная, поскольку западные ИТ-компании накрыли Россию плотным электронно-цифровым колпаком. В российском электронно-цифровом пространстве действуют такие американские ИТ-гиганты, как Google, Facebook, Microsoft, Twitter, Apple и другие.

Эти корпорации небезосновательно называют Силиконовой мафией (штаб-квартиры, структурные подразделения, стартапы находятся в Калифорнии, в районе, получившем название Силиконовая долина). В России их присутствие выражается в том, что российские граждане, компании и государственные ведомства и организации пользуются:

во-первых, их «железом» (компьютеры, телекоммуникационное оборудование, мобильные средства связи, системы видеонаблюдения, другая электроника, в том числе микросхемы и другие комплектующие);

во-вторых, их софтом (программным обеспечением – ПО);

в-третьих, их сервисами (социальные сети; поисковые системы; услуги хранения, доставки и показа видео; услуги по проведению безналичных платежей; мессенджеры, игровые и иные приложения мобильных устройств и др.).

Все три формы присутствия западных ИТ-гигантов на российском рынке создают недопустимо высокие угрозы для безопасности нашей страны.

Во-первых, страна оказывается под наблюдением из-за рубежа. ИТ-корпорации ведут наблюдение по собственной инициативе, преследуя свои коммерческие интересы (мониторинг российского рынка, его отдельных участников – как физических, так и юридических лиц). В конечном счёте такая корпоративная разведка позволяет им зарабатывать на рекламе, захватывать новые рынки, проводить агрессивные поглощения и т.п.

Что ещё более опасно – ведётся наблюдение в интересах западных спецслужб, таких как ЦРУ, Агентство национальной безопасности США и др. Ни для кого не секрет, что многие ИТ-корпорации в Силиконовой долине были выпестованы американскими спецслужбами и Министерством обороны для решения разведывательных задач (киберразведка). В США киберразведкой занимаются практически все организации и ведомства, входящие в состав разведывательного сообщества (ЦРУ, ФБР, АНБ, РУМО, Управление финансовой разведки Минфина и др. – всего 17 разведывательных служб). Наиболее масштабные операции в рамках киберразведки в США ведёт Агентство национальной безопасности (АНБ).

Во-вторых, по команде сверху ИТ-корпорации могут заблокировать работу российских предприятий, объектов инфраструктуры (транспорт, связь, водоснабжение и др.), банковских организаций, платёжных систем, государственных учреждений и других жизненно важных объектов. Существует угроза блокировки даже систем управления вооружёнными силами и сложными системами оружия. Выведение из строя объектов может осуществляться с помощью специальных закладок в «железо» и софт, продаваемых российским компаниям и организациям. А также с помощью различных вредоносных вирусов, посылаемых в адрес запланированного к блокировке объекта. В некоторых случаях возможна не только блокировка работы объекта, но даже его уничтожение. Например, такое возможно в отношении атомных электростанций путём создания аварийной ситуации в работе реактора. Подобные действия принято называть кибератаками. Сегодня во всех крупных государствах уже имеются специальные подразделения по ведению кибервойн, они входят в состав либо вооружённых сил, либо спецслужб. В США в 2009 году было создано Кибернетическое командование, под началом которого действуют различные соединения и подразделения сухопутных войск, военно-морских и военно-воздушных сил. Между прочим, главными своими целями Киберкомандование США называет Китай и Россию (другие значимые цели – Иран, Северная Корея).

В-третьих, с помощью ИТ-компаний США осуществляют активное воздействие на сознание граждан нашей страны. Такое воздействие проводится через информационно-цифровые сервисы (услуги) – социальные сети, поисковые системы, каналы доставки и показа видеоматериалов, игровые и новостные сервисы и т.п. Охват населения России такими услугами грандиозный.

Взять, например, социальную сеть американского гиганта Facebook. На начало этого года, по оценкам исследовательской компании TNS Russia, ежемесячная аудитория Facebook составляла 7,4 млн человек (второе место после российской социальной сети «ВКонтакте»). В 2018 году более половины (51,5%) всех пользователей интернета в России прибегали к помощи поисковой системы Google, а поисковая система «Яндекс» (которую с некоторой степенью условности называют «нашей») находилась на втором месте (45,0%). С помощью сервиса YouTube (предоставляемого компанией Google) в России ежемесячно осуществляется 62 миллиона просмотра видеоматериалов; на пользователей YouTube приходится 64% всей интернет-аудитории России.

Я думаю, читателям не надо объяснять, насколько мощным инструментом воздействия на наших сограждан являются информационно-цифровые сервисы гигантов Силиконовой мафии. Отчасти они формируют идеологию продвигаемого в России контента самостоятельно, исходя из своих представлений о том, «что такое хорошо, а что такое плохо». А отчасти наполняют контент тем содержанием, которого от них требует американский истеблишмент. ИТ-корпорации стали мощнейшим оружием пропагандистской войны против России. В качестве примера могу привести поисковую систему Google, которой я начал пользоваться активно ещё в начале нулевых годов. Тогда можно было найти через неё много интересных и даже уникальных материалов как на русском, так и на английском языке. Сегодня поиск материалов с помощью системы Google уже даёт очень скудные результаты. Уж не знаю: то ли Google прячет интересные материалы в укромных закоулках необъятного цифрового пространства, то ли такие материалы удалены компанией Google или её партнерами из Силиконовой мафии. В том, что зачистка информационного пространства происходит, сомнения нет. У меня давно были скопированы некоторые интересные материалы из интернета, сегодня их следов там уже нет.

В том числе ревниво Силиконовая мафия следит за тем, чтобы интернет не «замусоривался» материалами с критикой в адрес американских ИТ-корпораций, с подробностями подготовки и проведения Вашингтоном киберразведки и кибератак против других стран, в том числе России. И в то же время информационное пространство заполонено сообщениями о киберугрозах, исходящих от России. Короче говоря, Силиконовая долина осуществляет жёсткий контроль над информационным пространством в мире, в том числе в России. Это не менее, а, может быть, даже более эффективный контроль мировой закулисы над отдельными государствами, чем финансовый (о котором я писал постоянно на протяжении последних лет).

Теперь вернусь к тому, с чего начал: к обсуждению в Общественной палате 27 августа угроз, исходящих от американских ИТ-корпораций. Думаю, что импульсом для проведения круглого стола стала история с блокировкой канала-миллионника Царьграда в YouTube. В мероприятии участвовали председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Валерий Фадеев, владелец информационного ресурса Царьград Константин Малафеев, директор Ассоциации профессиональных пользователей соцсетей и мессенджеров Владимир Зыков, члены Общественной палаты, эксперты.

Было констатировано, что Google и другие американские ИТ-корпорации плохо подчиняются или вообще не подчиняются российскому законодательству. Например, не обеспечивают надлежащей фильтрации информации; внутрь страны попадает немало материалов, запрещённых для распространения. Блокировка сервисов на российских каналах происходит с нарушением тех правил, которые сами для себя написали корпорации Силиконовой долины. Как отметил В. Фадеев, в общей сложности были заблокированы в разное время аккаунты примерно 200 российских СМИ. Блокировки проводились со стороны не только Google, но также Facebook и Twitter. Блокируются не только аккаунты, но и отдельные материалы. Например, в День Победы произошла скандальная история с массовой блокировкой фотографии взятия Рейхстага, которую модераторы отметили чуть ли не как контент с пропагандой терроризма. А на запросы из разных российских инстанций по поводу блокировок ИТ-гиганты не реагируют или отделываются отписками. Подробно я об этом говорить не буду, поскольку история с Царьградом получила неплохой резонанс в российских СМИ.

На круглом столе были сформулированы некоторые предложения по вопросу о том, как российской стороне отреагировать на выпад корпорации Google в адрес Царьграда и как в целом навести порядок на информационном пространстве страны, снизить угрозы для России со стороны мафии Силиконовой долины.

Одно из наиболее громко прозвучавших предложений заключалось в том, чтобы обложить иностранные ИТ-компании существенными штрафами за нарушения. До этого были уже случаи, когда российские суды выписывали таким компаниям штрафы. Но суммы были смехотворно небольшими – измерялись десятками тысяч рублей. Для американских ИТ-гигантов, капитализация которых перевалила за один триллион долларов, подобные суммы нельзя назвать даже смехотворно низкими. Их даже невозможно сравнить с укусом комара. К. Малофеев предложил исчислять суммы штрафов как процент от продаж (оборотов) компаний. Так, чтобы штрафы исчислялись по крайней мере миллионами долларов (как это, например, уже происходит в Западной Европе). Вот как обосновал своё предложение владелец Царьграда: «Но ключевое здесь – штрафы именно с их оборота. Потому что те наказания, которые есть сейчас, для компаний с многомиллиардным оборотом, выросших на субсидиях Минобороны США, которые искусственно создавались для обеспечения Штатов глобальным доминированием в информационном пространстве, не могут являться источником благотворительности российского государства – когда мы накладываем на них такие штрафы, как на какое-то небольшое издание где-нибудь в райцентре. Как показала практика ЕС, это для них чувствительно, и они на это реагируют».

Также прозвучали требования заблокировать на территории России деятельность тех ИТ-компаний, которые участвуют в реализации антироссийских санкций. Малофеев обратил внимание, что ИТ-компании вбрасывают в информационное пространство России материалы, которые можно отнести к разряду «санкционных». Он напомнил, что ещё в 2014 году идея такого запрета была озвучена, но так и не стала законом:

Должна быть принята наконец законодательная инициатива, которая была предложена ещё в 2014-м, когда была первая волна санкций: на прямой запрет деятельности на территории нашей страны компаний, оказывающих содействие в выполнении антироссийских санкций в самой России. Это бред, что здесь, на нашей земле, выполняются санкции! То есть, как объявили в московском офисе «Гугла», для них приоритетом в России (!) является американское законодательство. Но это прямой выпад в отношении уже руководства нашей страны….

В общем, круглый стол, безусловно, оказался очень своевременным. Он высветил острейшую проблему современной России – её информационно-цифровую зависимость от Запада. «Наши партнёры» (как любят называть наших геополитических противников некоторые российские чиновники) держат нас за горло. Чтобы вырваться из их цепких «цифровых щупальцев», необходимо проявить незаурядный ум и волю. Те предложения, которые прозвучали вчера в Общественной палате, можно назвать необходимыми, но недостаточными.

Сколько лет мы сдавали позиции, теперь восстанавливать утраченное крайне тяжело. Нужен очень чёткий алгоритм действий. Мы на данном этапе не можем толком выполнить даже то предложение, которое заключается в повышении штрафов с ИТ-компаний. Как выяснилось, они не платят порой даже те копеечные штрафы, которые уже выписывались. Почему? А потому что де-юре их нет на территории Российской Федерации. Есть какие-то офисы с громкими названиями — Google, Facebook или Twitter. Но они не являются ни дочерними компаниями, ни отделениями или филиалами указанных гигантов. Какие-то мутные конторки, которые не собираются отвечать за действия одноимённых гигантов. Упомянутый выше Владимир Зыков признал:

… когда мы разговаривали с юристами, они пояснили, что невозможно взыскать деньги с американской корпорации, которая работает в России. Например, Facebook так и не заплатила штраф, так же как и Twitter. Нужно менять закон. Сегодня это одна из наиболее серьёзных проблем. Ведь в России у Facebook и Instagram есть свои представители, но юридического лица нет.

Итак, если и допускать какую-то деятельность иностранных ИТ-компаний, то только при условии, что они открывают у нас официальные структуры, действующие согласно российскому законодательству.

Но вообще-то по-хорошему всем этим гигантам Силиконовой мафии надо указать на дверь. Участники круглого стола, к сожалению, абстрагировались от того, что все эти ИТ-компании работают на американские спецслужбы. А потому их присутствие в информационном пространстве России просто недопустимо с точки зрения политической, экономической и военной безопасности страны. Мы очень любим ссылаться на зарубежный опыт. Давайте посмотрим на опыт США. Президент Дональд Трамп запретил с середины нынешнего сентября присутствие на информационно-цифровом пространстве страны китайского сервиса TikTok, с помощью которого, по его твердому убеждению, Пекин собирает разведывательную информацию о гражданах Америки.

Ещё более интересен и полезен опыт Китая, который в конце прошлого века озадачился вопросами информационно-цифровой безопасности. А в 2003 году там начала функционировать система, получившая название «Золотой щит» (неофициальное название «китайский Файервол»). На цифровом пространстве Китая действуют только китайские ИТ-компании (которые, кстати, почти исключительно работают на китайском «железе» и софте. Среднестатистический китаец пользуется чисто китайскими социальными сетями, китайскими мессенджерами, китайскими поисковиками и другими отечественными информационно-цифровыми сервисами. Такой китаец зачастую может даже не знать, что такое Google, Facebook или Twitter.

Вот от этой «печки» – от полного запрета работы американских ИТ-компаний на территории России – и надо танцевать. Крупные штрафы и даже создание на нашей территории зарегистрированных в российской юрисдикции контор гигантов Силиконовой долины – полумеры, проблемы информационно-цифровой безопасности страны они не решают.

P.S. Считаю, что круглый стол в Общественной палате – лишь первый шаг. Подобные встречи всех заинтересованных в решении проблем информационно-цифровой безопасности России сторон следует продолжить (добавив в круг участников обсуждений государственных чиновников, которых не было на обсуждении 27 августа). Надо двигаться к разработке действительно целостного документа, который бы был долгосрочной программой восстановления Россией суверенитета в цифровой сфере. «У нас нет цельного документа о развитии цифрового суверенитета, в отличие от тех же Штатов. Имеется только доктрина информационной безопасности (документ, утверждённый указом Президента РФ 5 декабря 2016 г. – В.К.), но это скорее философский документ», – прокомментировал ситуацию один из участников дискуссии управляющий партнёр юридической компании Art De Lex Дмитрий Магоня.

Валентин Катасонов

https://narzur.ru/silikonovaja-mafija-rossii-ne-uveshhevat-a-vygnat/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ЦИФРОВАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ: МЕЧТЫ, БЕЗАЛАБЕРНОСТЬ И ОТКРОВЕННЫЙ ОБМАН

О том, как мы с «закладками» боремся

Цифровизация всего и вся — любимая тема российских властей. Достаточно вспомнить такие получившие большой резонансы документы, как «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 — 2030 годы» (указ Президента РФ от 9 мая 2017 г.) и национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации» (одна из главных программ, обозначенных в майском указе президента в 2018 году; утверждена 4 июня 2019 г.).
В рамках программы по цифровой экономике определены следующие проекты: «Нормативное регулирование цифровой среды», «Кадры для цифровой экономики, «Информационная инфраструктура», «Информационная безопасность», «Цифровые технологии», «Цифровое государственное управление». Наконец, нельзя не упомянуть закон, который обычно называют «О суверенном Рунете» (официально это пакет поправок в законы «О связи» и «Об информации»). Он вступил в силу 1 ноября 2019 года.
Во всех нормативных документах говорится о том, что цифровизация должна осуществляться с учетом обеспечения безопасности — государственной, бизнеса, личной жизни граждан России. Речь идет о защите от таких угроз, как кибервойна и кибер-атаки против России со стороны других государств (с целью выведения из строя систем государственного управления, блокировки работы предприятий, банковской системы, систем национальной обороны и др.); наблюдение (разведка) за страной, бизнесом и населением извне (через интернет, социальные сети и по другим каналам связи); воздействие извне на общественное мнение и политическую ситуацию внутри России и др.
По многим направлениям цифровизация ведется ударными темпами. Но вот по части информационной (цифровой) безопасности вопросов очень много. Ускоренная цифровизация страны при слабой цифровой обороне может обернуться очень серьезными потрясениями, даже катастрофой.
Взять, к примеру, тот же суверенный (автономный) рунет, который, как казалось многим, и должен обеспечить стране надежную «цифровую оборону». В наших СМИ комментировали закон о суверенном рунете следующим образом: будет создана система, похожая на китайскую систему независимого (автономного) интернета, получившую название «Золотой щит» (неофициальное название «Великий китайский файервол» — The Great Firewall of China).
Решение о создании такого независимого интернета было принято в Китае еще в 1997 году, а с 2003 года он был введен в эксплуатацию. Не вдаваясь в детали, отмечу, что благодаря такой системе Китаю удалось создать внутри страны информационное (цифровое) пространство, которое находилось под эффективным контролем со стороны национальной власти. А связь с внешним цифровым миром (интернетом) стала осуществляться через три «шлюза», оборудование которого размещено в Пекине, Шанхае и Гуанчжоу. Естественно, что контроль над трафиками, проходящими через указанные «шлюзы», находится под жестким контролем государства. Пекин таким образом лишил Вашингтон возможности вести кибервойну и кибер-разведку против Китая. Цифровая граница страны находится под надежным замком.
Вернусь к России. Согласно закону, автономный рунет должен быть введен в эксплуатацию в следующем году. Один из важных элементов проекта — создание информационной системы мониторинга и управления сетью связи общего пользования (поручено Роскомнадзору). Система уже должна была функционировать к началу лета этого года. В прошлом месяце Счетная палата обнародовала некоторые данные о том, как идет реализация проекта автономного рунета. Выяснилось, что из бюджета уже было выделено почти 600 млн руб. на создание информационной системы мониторинга, однако система в срок в эксплуатацию не была введена.
О том, что у нас в срок и в полном объеме ничего не выполняется и не вводится, мы, к сожалению, уже привыкли. Но история с реализацией проекта суверенного рунета еще более мрачная. Дело в том, что правительство до сих пор не очень понимает, что такое «автономный интернет». Наверное, с этим власти надо было бы разобраться еще до того, как закон о суверенном рунете был подан на подпись президенту РФ (подписан 1 мая прошлого года). Примечательна позиция по этому вопросу Минкомсвязи, отвечающего за выполнение закона. Замглавы министерства Олег Иванов заявил о высокой неопределенности в реализации проекта: мол, еще неизвестны архитектура и характеристики системы безопасности и устойчивости рунета.
Еще большее удивление вызывают некоторые заявления господина Дмитрия Медведева, бывшего премьера, а ныне заместителя председателя Совета безопасности. 12 августа он проводил совещание по вопросам интернета и информационной безопасности с участием министра связи и массовых коммуникаций Максута Шадаева, а также руководителей Федеральной службы безопасности (ФСБ). Начал Дмитрий Анатольевич, если так можно выразиться, за здравие, а закончил за упокой.
Нельзя не согласиться со следующим очевидным заявлением Медведева: «Вполне закономерно, что целый ряд стран, прежде всего, Соединенные Штаты Америки, стремятся использовать интернет как свою вотчину, как инструмент для обеспечения исключительно своих целей».
Дмитрий Анатольевич со знанием дела обратил внимание аудитории на то, что Америка полностью контролирует систему управления доменными именами, определения IP-адресов, что «Соединенные Штаты Америки намерены и дальше проводить свою политику в интернете» и резюмировал: «Если говорить прямо и просто, так быть не должно».
Опуская многие любопытные двусмысленности в выступлении Медведева, обращу внимание на ту фразу, которую я отношу к категории «за упокой». Вот она: «Мы исходим из того, что государство в целом должно иметь право самостоятельно управлять своим информационным пространством. Поскольку это один из признаков суверенитета. Соответствующую работу нам нужно проводить, но проводить её нужно, конечно, не внутри страны, нужно проводить на международном уровне» (курсив мой — В.К.).
Вот вам и автономный интернет! Мы-то думали, что у нас появится свой «цифровой щит» по аналогии с китайским «Золотым щитом»! Что Россия наконец-то выйдет из-под наблюдения дяди Сэма, освободится от западной пропаганды (навязываемой через Фейсбук, Гугл, Твиттер и др.), что будет создана надежная цифровая оборона от кибератак со стороны тех, кого Медведев в своем выступлении назвал «наши партнеры» (оговорка по Фрейду?).
Оказывается, что все намного проще и примитивнее. Мы должны быть готовы к тому, что Запад нас может отключить от мирового интернета. Для того, чтобы наказать или даже уничтожить. Суверенный рунет в понимании российской власти напоминает рытье окопов, в которых можно будет спрятаться и отсидеться, если против России будет проведена глобальная кибератака.
Если бы мы таким образом готовились к войне с Гитлером, то, думаю, война бы закончилась для Советского Союза в 24 часа. Естественно, полным поражением с последующим уничтожением населяющего его народа. Итак, по Медведеву, «рытье окопов» и международные переговоры о «вечном мире» в киберпространстве — магистральный путь обеспечения цифровой безопасности страны. Китайский опыт создания «Золотого щита» Дмитрий Анатольевич почему-то даже не упомянул.
Откровения Медведева по проекту «суверенного Рунета» не стоит рассматривать как оговорку или неточность. 8 июня министр Максут Шадаев заявил по поводу указанного проекта: «И в этом смысле технически заблокировать интернет практически невозможно. (…) Нет, часть сервисов может деградировать на какое-то время, но рубильника, который позволит нам отключить российский интернет от международного нет и не существует, и задачи по его созданию не стоит на уровне политического руководства страны».
Итак, мы «отключаться» не собираемся. Мы, оказывается, боимся такого «отключения» с той стороны. И занимаемся какой-то глупой рефлексией, какими-то превентивными мерами на случай «отлучения» России от мировой цифровой «цивилизации».
Впрочем, может быть, никакого отключения России от мирового интернета с той стороны и не будет. Зачем? Россия добровольно занимается тем, что осуществляет цифровое минирование своей территории и своего государства. При необходимости можно будет всю ее взорвать нажатием кнопки. Сигнал пойдет «оттуда» по каналам интернета и поразит все нужные противнику цели.
О цифровом минировании я уже писал. Под ним я понимаю широко распиаренную цифровизацию реального сектора экономики, денежно-кредитной системы, транспорта государственного управления, военной сферы, быта граждан России. Но проводилась и проводится такая цифровизация преимущественно с помощью импортного оборудования (hardware) и программного обеспечения (software).
Все это импортное добро напичкано разными «закладками» (аппаратными и программными), благодаря которым можно будет остановить работу предприятий, вырубить электричество в сетях, превратить оружие и военные системы в металлолом, спровоцировать аварийные ситуации на атомных электростанциях и т. п.
Прошлым летом, по сообщениям «Нью-Йорк Таймс», США пытались проводить кибератаки против российских электрических сетей, правда, они оказались неудачными для атакующих, российская электронная защита сработала. Справедливости ради, следует отметить, что иногда даже каналов интернета не надо для того, чтобы организовать цифровые пакости России. Например, несколько лет назад была заблокирована работа импортных компрессорных установок «Газпрома». Команда на остановку была послана из космоса, со спутника.
Я уже писал и об опасности, и о преступности проведения цифровизации страны на импортных технологиях. Напомню, что Росстат цифр, характеризующих импортную зависимость по информационным технологиям, не приводит. Имеются лишь экспертные оценки. Приведу некоторые.
Вот оценка о российском рынке электронных комплектующих в 2015 году: на отечественную продукцию пришлось 31,3%, а на импортную — 68,7% (Куликова Н. Современное состояние и перспективы развития электронной промышленности в России // «Теория и практика общественного развития». 2017, № 12 Отечественная Ассоциация разработчиков и производителей электроники (АРПЭ), ссылаясь на данные Минпромторга, отмечает, что доля отечественной компонентной базы в российской микроэлектронике в прошлом году составила лишь 20%, импорт был в четыре раза больше.
Председатель правительства Михаил Мишустин 25 марта нынешнего года в своем выступлении о задачах по развитию сферы IT-технологий отметил, что доля российской электроники в гражданском секторе достигает 30%, а в военном сегменте — 85%. Обратим внимание, что он употребил слово «достигает», т.е. речь идет о максимальных показателях. Каковы средние показатели, остается только догадываться. Но даже если в секторе производства военной продукции минимальная доля импорта равняется 15%, это недопустимо. В пределах этих 15% можно сделать очень много аппаратных и программных «закладок». А для нейтрализации российского оружия и военной техники достаточно одной лишь «закладки».
Я дал кое-какие цифры по «железу» (электронике). А вот картина по «софту» (программному обеспечению). По данным организации «Руссофт», в 2018 году компаниями по созданию программного обеспечения было произведено продукции на сумму 8,8 млрд долл. При этом на внутреннем рынке было реализовано ПО на 4,1 млрд., а на внешнем рынке — на 4,7 млрд долл.
В 2019 году экспорт ПО из России уже составил 8,25 млрд долл. И это при том, что по данным Ассоциации руководителей служб информационной безопасности (АРСИБ), в органах государственной власти 80% всего программного обеспечения приходится на импорт. Тут уже не спишешь импортную зависимость на то, что, мол, отечественная производственная база слаба (как в случае с электроникой). Тут имеет место откровенное игнорирование интересов национальной безопасности. Это уже не халатность и разгильдяйство, это государственное преступление.

P.S. Для сравнения опять обращусь к опыту Китая. Там в 2017 году был принят закон о кибербезопасности, который предусматривает, что все госучреждения и ключевые инфраструктурные операторы должны использовать «безопасные и контролируемые» технологии. Была проведена инвентаризация «железа» и «софта» иностранного происхождения и поставлена задача избавиться от него в кратчайшие сроки.
Весной прошлого года правительством была выпущена директива, получившая название программа «3−5-2». Она была секретной, но в декабре 2019 года произошла «утечка информации», и сведения о программе попали в мировые СМИ.
Это целевые показатели замещения импорта отечественным продуктом в сфере ИКТ. Предусмотрено, что в 2020 году государственные организации и учреждения заменят 30% зарубежного «железа» и «софта» на китайские. В 2021 году этот процент составит 50%, и оставшиеся 20% будут заменены в 2022 году.

Валентин Катасонов

https://narzur.ru/cifrovaja-bezopasnost-rossii-mechty-bezalabernost-i-otkrovennyjj-obman/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав