Category: медицина

НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ВЕТЕРАН ВОВ БОЛЕЕ СУТОК ОЖИДАЛА ПОМОЩИ В КОРИДОРЕ БОЛЬНИЦЫ

Ветеран Великой Отечественной войны, 95-летняя Клавдия Гусельникова более суток ожидала помощи от врачей в коридоре больницы. Инцидент произошёл в Курске.

Внучка Гусельниковой подчеркнула, что у её бабушки произошёл разрыв кисты левой почки.

Мне врачи сказали, что так как у меня на руках нет УЗИ, что у неё была киста, то, значит, подозревают простой пиелонефрит, и в лечении отказано, потому что я не знаю характер кисты, — цитирует родственницу ветерана телеканал «Звезда».

Сотрудники СК начали проверку по факту неоказания 95-летнему ветерану Великой Отечественной войны необходимой медицинской помощи.

news.ru 

https://narzur.ru/veteran-vov-bolee-sutok-ozhidala-pomoshhi-v-koridore-bolnicy/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

КАРАНТИН

Китай был вынужден принимать относительно варварское, но в целом разумное решение по проблеме внезапно возникшего эпидемиологического кризиса с новым заболеванием, по поводу которого сейчас разгорается и расширяется общемировая паника. Город Ухань, где была зафиксирована вспышка, и на который приходятся все зарегистрированные на сегодня смерти, полностью блокирован, по его периметру создана карантинная зона. Сама провинция Ухань тоже постепенно блокируется через создание сети постов на всех транспортных узлах и магистралях.

Мера абсолютно разумная — если ты не можешь пока надежно ликвидировать проблему, ее нужно хотя бы изолировать. Отдельные источники заразы, которые так или иначе распространились вместе с людьми, выявляются по всему миру, но они представляют латентную угрозу и, при минимально профессиональном отношении эпидемиологических служб, угрозы не представляют.

Карантин позволяет локализовать угрозу, а далее — по обстановке. На город Ухань уже начинают с вертолетов распылять дезинфицирующие растворы, о чем жителей предупреждают по системам экстренного оповещения. Поможет это или нет — неизвестно, но лишним точно не будет. В Ухане, кстати, живет порядка 10 миллионов человек — по китайским масштабам немного, хотя уже и не деревня.

Пока, на мой взгляд, оснований для истеричной паники нет. Проблема обнаружена, введены стандартные протоколы безопасности, и если не произойдет чего-то экстраординарного, за месяц все решится. Элементарных способов обеспечения личной безопасности достаточно, чтобы свести риски к разумному минимуму. В Петербурге, конечно, китайских туристов избыточно много даже зимой, но горожане и без того не проявляют к ходящим толпами туристам излишнего дружелюбия. Проблема только с общественным транспортом — туристов запускают в метро обозреть его достопримечательности, тут сложно не столкнуться, но если эти экскурсии власти отменят, то проблема практически исчезнет — сами туристы перемещаются в основном на специальных автобусах. Ну, и плюс вокзалы-поезда. Это тоже зона риска. Проще говоря — увидел китайца — перешел на другую сторону. Это сразу снижает любой потенциальный риск.

В целом пока ничего запредельного не происходит. Такого рода эпидемии для Китая — не редкость, особенно учитывая их крайне специфические кулинарные вкусы, которые в основном и являются источником всевозможных заболеваний. А потому Китай вполне научился справляться и с последствиями применения в кулинарии разнообразных частей грызунов, насекомых и прочей экзотики, которая и становится рассадником новых болезней.

ПС. Текущее распространение по Китаю:

Эль Мюрид@K25_SPb
У китайской кулинарии, потребляющей разнообразную экзотику внутрь (зачастую живой) неизбежно возникает побочный эффект в виде новых и ранее неизвестных болезней. Так что удивляться нынешней эпидемии совершенно не приходится.

Эль Мюрид

https://narzur.ru/karantin/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ДЕТИ С ВРОЖДЕННЫМИ ОНКОЗАБОЛЕВАНИЯМИ ВПЕРВЫЕ ПОЯВИЛИСЬ В КРАСНОЯРСКОМ КРАЕ

Дети с врожденными раковыми заболеваниями стали рождаться в Красноярском крае. Раньше в регионе не отмечали таких случаев.
Случаи врожденных онкологических заболеваний впервые зарегистрировали у детей в Красноярском крае, сообщает «Проспект Мира». Об этом изданию рассказал депутат краевого заксобрания Илья Зайцев со ссылкой на завотделением онкологии и гематологии «Центра охраны материнства и детства» Марину Борисову.

Борисова на круглом столе по вопросам здравоохранения в краевом парламенте отметила, что в регионе увеличивается число онкобольных детей. По ее словам, в 2019 году родилось трое детей с врожденными раковыми заболеваниями кроветворной системы, в которую входят костный мозг, лимфоузлы и селезенка. Ранее таких случаев в крае не регистрировали.

Тайга.инфо попыталась получить комментарий «Центра охраны материнства и детства», однако в пресс-службе организации не ответили на звоники.

Как писала Тайга.инфо ранее, Росатом ищет подрядную организацию, которая построит железнодорожные пути на объекте захоронения радиоактивных отходов в Красноярском крае. Корпорация потратит на работы более 1,7 млрд рублей.

Перспектива захоронения опасных отходов под Красноярском вызывает негативную реакцию у общественности. Так, на сайте change.org идет сбор подписей против строительства объекта. «Ради сомнительного бизнеса и политических иллюзий сибирская земля будет отравлена на многие тысячи лет, а Россия рискует навсегда превратиться в колониальный придаток международной атомной индустрии», — говорится в обращении.

Тайга Инфо

https://narzur.ru/deti-s-vrozhdennymi-onkozabolevanijami-vpervye-pojavilis-v-krasnojarskom-krae/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ ЕЩЁ СИЛЬНЕЕ УХУДШАЕТ ПЛОХУЮ МЕДИЦИНУ

Новое исследование Google на первый взгляд показывает многообещающие возможности здравоохранения, которому помогает ИИ. На деле же оно демонстрирует надвигающуюся угрозу.

Исследователи из Google попали в заголовки в начале 2020 года со своим исследованием, где заявили, что их система искусственного интеллекта (ИИ) способна лучше людей-экспертов находить рак груди по маммограммам. Звучало это, как большая победа, и ещё один пример того, как ИИ вскорости изменит наше здравоохранение: находим больше опухолей! Меньше ложных положительных выводов! Улучшенный и более дешёвый способ обеспечения качественных медицинских услуг!

Но поберегите восклицательные знаки. Здравоохранение на основе компьютеров может принести нам много пользы в будущем, однако всё будет зависеть от того, как мы будем его использовать. Если доктор изначально задаёт неправильный вопрос – если они отправляют ИИ на поиск информации, основанной на ложных предположениях – тогда вся эта технология нам не поможет. Она даже может послужить усилителем наших предыдущих ошибок.

В каком-то смысле, так и произошло с недавней работой от Google. Она пытается воспроизвести, а потом превзойти эффективность человека в задаче, которая по сути своей является глубоко порочной медицинской практикой. Если вы не следили за десятилетиями споров по поводу поиска опухолей, суть состоит в следующем: если подвергать маммографическим исследованиям людей, не имеющих никаких симптомов, вы будете находить много таких вещей, которые выглядят, как рак, но не угрожают жизни пациента. С развитием биологических исследований рака и распространением массовых медицинских обследований населения исследователи обнаружили, что не каждая опухоль обязательно станет смертельной. У многих людей имеются безболезненные или вялотекущие формы рака, не представляющие никакой угрозы для их здоровья. К сожалению, стандартные обследования тяготеют к тому, чтобы находить именно последние формы рака – медленно растущие опухоли, которые лучше всего игнорировать.

В теории, это не так уж и плохо. Когда во время скрининга обнаруживают безобидный рак, его можно просто игнорировать, не так ли? Однако проблема в том, что на момент скрининга практически невозможно узнать, окажется ли конкретное поражение опасным или ерундовым. На практике большинство докторов склонны считать любой обнаруженный рак потенциальной угрозой, и вопрос того, спасают ли маммограммы жизни или нет, остаётся темой жарких споров. Некоторые исследования говорят, что это так и есть, другие говорят, что нет, но даже если мы примем на веру самые радужные интерпретации литературы, то количество жизней, спасённых благодаря этому массивному скринингу, окажется малым. Некоторые исследователи даже подсчитали, что маммография в целом вредит здоровью пациентов – то есть, чрезмерное лечение и появление опухолей, возникающих из-за лечебного облучения, перевешивает пользу.

Иначе говоря, ИИ-системы вроде той, что предлагает Google, обещают объединить усилия людей и машин для облегчения постановки диагнозов, но у них также есть потенциал ухудшить уже существующие проблемы, такие, как чрезмерное тестирование, излишне пессимистичные диагнозы и несоразмерное лечение. Непонятно даже, сработает ли улучшение в устранении ложно-положительных и ложно-отрицательных диагнозов, о котором сообщали разработчики, в реальном мире. В исследовании обнаружилось, что ИИ показал себя лучше рентгенологов, не обученных исследованию маммограмм. Превзойдёт ли он команду специализированных экспертов? Сложно сказать, не проводя тестов. Более того, большинство изображений, использованных в исследовании, было сделано при помощи устройств от одной компании. Остаётся непонятным, можно ли будет распространить эти результаты на изображения, полученные на других машинах.

И эта проблема больше, чем просто скрининг рака груди. Часть привлекательности ИИ состоит в том, что он умеет просеивать огромные объёмы знакомых данных, и выбирать оттуда переменные, которые не казались нам важными. В принципе, такая способность может помочь нам диагностировать любое заболевание на ранней стадии так же, как небольшие колебания сейсмографа могут предупредить нас о землетрясении заранее (ИИ и на этом фронте помогает, кстати). Но иногда эти скрытые переменные оказываются не такими уж важными. К примеру, ваш набор данных мог быть собран в клинике скрининга рака, которая занимается раком лёгких только по пятницам. В итоге алгоритм ИИ может решить, что в изображениях, сделанных по пятницам, больше вероятность обнаружить рак лёгких. И эта тривиальная связь может потом попасть в формулу, отвечающую за будущие диагнозы.

Даже точный ранний диагноз заболевания не всегда оказывается благом. Другие недавние проекты, связанные с ИИ в медицине, сконцентрировались на раннем обнаружении болезни Альцгеймера и аутизма – двух заболеваниях, при которых ускорение их диагностирования в любом случае не сильно изменит результат. Это подходящие для создания шумихи возможности продемонстрировать, как алгоритм может обучиться определять характеристики, которые мы обучаем его искать, но они не представляют собой каких-то продвижений медицины, которые что-то изменят в жизни пациентов.

Некоторые варианты использования алгоритмов и машинного обучения (МО) могут даже привести к появлению новых сложных проблем у медиков. Рассмотрим функцию Apple
Watch, позволяющую обнаруживать фибрилляцию предсердий – разновидность аритмии, фактор риска инфаркта. Фибрилляцию предсердий лечат средствами, разжижающими кровь, но их побочный эффект может привести к тому, что небольшое падение выливается в опасную для жизни травму. Если вам действительно грозит риск инфаркта, тогда этот риск оправдан. А что насчёт людей, фибрилляцию предсердий которых обнаружили умные наручные часы? Обычно это заболевание диагностируют, когда пациент приходит к врачу с жалобами на симптомы; а теперь Apple отслеживает состояние здоровых людей без симптомов, и появляются новые случаи, которые, возможно, никогда бы и не нашли в поликлинике. Неясно, получит ли эта группа пациентов преимущества от лечения.

«Нам неизвестно, совпадают ли две этих популяции», — говорит Венкатеш Мёрти, кардиолог из Сердечно-сосудистого центра Франкеля в Энн-Харбор, Мичиган. Более полезным подходом было бы использовать ИИ для определения людей, которые получат наибольшую пользу от существующих методов лечения.

Если ИИ действительно хочет стать революционным подходом, ему нужно не просто восстановить status quo в медицине; а перед принятием подобного подхода важно ответить на пару фундаментальных вопросов: какую проблему эта технология пытается решить, и как она сможет улучшить результаты работы с пациентами? На поиск ответов может уйти довольно много времени.

Поэтому знаменитый девиз Марка Цукерберга, «Двигайся быстро, круши устои», может подходить для Facebook, но не для медицины, помогает ей ИИ, или нет. Как говорит Винай Прасад, автор книги «Предотвращение медицинских неудач«, гематолог-онколог из Орегонской медицинской университетской школы здравоохранения и наук, образ мыслей обитателей Кремниевой долины может быть опасен для практикующих врачей. Именно подобный подход – когда жизни под угрозой, нужно как можно скорее выпускать в оборот новые многообещающие идеи – и привёл нас к существующей сегодня неразберихе со скринингом рака. Маммографию взяли на вооружение ещё до появления всех свидетельств, говорит Прасад, и после того, как медицинская практика стала стандартом, её очень сложно свернуть. «В культуре, привыкшей к безотлагательным мерам и раздутым заявлениям, сложно быть скромным и терпеливым».

Вячеслав Голованов 

https://narzur.ru/iskusstvennyjj-intellekt-eshhjo-silnee-ukhudshaet-plokhuju-medicinu/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ПЕРВЫЙ РОССИЯНИН ГОСПИТАЛИЗИРОВАН С ПОДОЗРЕНИЕМ НА КОРОНАВИРУС

Двое граждан — РФ и КНР госпитализированы в инфекционную Боткинскую больницу Петербурга из Пулково с подозрением на ОРВИ.У обоих пациентов повышенная температура, медики проводят обследование, сообщает издание Подъем. При этом в зелёной зоне петербургского аэропорта Пулково, откуда госпитализировали молодых людей с подозрением на новый коронавирус, срочно провели дезинфекцию, Ранее глава Роспотребнадзора сообщила, что усилен санитарно-карантинный контроль на всех пропускных пунктах страны. Предполагается, что возможность попадания нового коронавируса на территорию России минимальна.По словам главы Минздрава Михаила Мурашко, обследование пациентов из Санк-Петербурга с подозрением на коронавирус займет несколько дней.
Врачи установят «контактное наблюдение» за пассажирами, прибывшими из Шанхая в Санкт-Петербург одним рейсом вместе с госпитализированным россиянином.

Это связано с тем, что у коронавируса, которым он может быть заражен, есть инкубационный период.

«Поликлиники по месту жительства должны определить списки пассажиров и проверить их состояние. Думаю, что какое-то контактное наблюдение они должны установить», — сказал «Интерфаксу» представитель петербургского управления Роспотребнадзора.

В связи с опасностью распространения нового вируса, проявившегося в КНР, Роспотребнадзор с помощью тепловизора проверяет все прямые рейсы, прибывающие в Петербург и Китая — это 5-8 рейсов в неделю. Аналогичные меры введены в Москве. До этого момента ни одного подозрения на заболевших не было.

vesma.today

https://narzur.ru/pervyjj-rossijanin-gospitalizirovan-s-podozreniem-na-koronavirus/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

В КЕРЧЕНСКОЙ ШКОЛЕ ВЫЯВЛЕН СЛУЧАЙ ЗАБОЛЕВАНИЯ ТУБЕРКУЛЁЗОМ

В Керченской школе выявлен случай заболевания туберкулёзом среди учеников старших классов. Информация об этом недавно появилась в крымских соцсетях. Обеспокоенные родители бьют тревогу и взывают о помощи.

Опасения по поводу возможной эпидемии оказались вполне обоснованными. Как выяснилось, учительница математики, проработавшая в школе несколько лет – имела открытую форму туберкулёза и недавно умерла от заболевания. Бездействие и отстранённость местных чиновников спровоцировало настоящую панику.

Керчане обратились к Сергею Аксёнову, и только после этого власти обратили внимание на опасный прецедент. 23 декабря родители учеников встретились с медработниками, руководством школы и чиновниками городской администрации. Из Симферополя в Керчь приехали представители от министерства здравоохранения и депутаты госсовета Крыма.

Медики подтвердили факт заболевания туберкулёзом у одного ученика. Остальные одноклассники, находившиеся в контакте с инфицированным учеником, осенью этого года проходили обследование. Из 22 человек 17 оказались полностью здоровы, в то время как у пяти учеников тест на заболевание показал положительный результат. Эти дети в течение следующего года будут находиться на учёте. При этом, по словам медиков, диагноз «туберкулёз» им не ставится.

В свою очередь, городские власти опровергли массовость заболевания. Глава администрации Керчи Сергей Бороздин прокомментировал ситуацию следующим образом: «В социальных сетях распространили информацию о том, что в школе №1, якобы, зафиксированы массовые случаи заболеваемости открытой формой туберкулеза от одного из учителей», – заявил Сергей Бороздин. Он добавил, что в школе действительно подтверждён факт заболеваемости одного учащегося, ребенок находится на лечении.

«Информация о двадцати заболевших не соответствует действительности», – резюмировал Бороздин. – Школа работает в штатном режиме, проведена дезинфекция учебного учреждения. Здоровью учащихся ничего не угрожает.

Отметим, что на собрание не пустили местных журналистов. «Почему такая секретность? – интересуются горожане. – Для чего нагнетать ситуацию там, где всё, якобы, в порядке?» «Пока родители не забили тревогу и не стали обращаться в СМИ, в школе все было хорошо и прекрасно», – отмечают некоторые родители.

Тем не менее остаётся загадкой, каким образом учитель с открытой формой туберкулёза мог работать в школе.

Михаил Днепровский, издание «Антифашист»

https://narzur.ru/v-kerchenskojj-shkole-vyjavlen-sluchajj-zabolevanija-tuberkuljozom/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

БЕЗ ВЫБОРА. ПОЕДУТ ЛИ БОЛЬНЫЕ ИЗ КРЫМА ЛЕЧИТЬСЯ В РОСТОВ?

В Крыму начали действовать новые правила на оказание высокотехнологичных видов медицинской помощи в системе обязательного медицинского страхования. Новшества затронули возможность получения операционного лечения крымчан за бюджетный счёт в ведущих клинических больницах Юга России.

Недавно стало известно о том, что главврачам городских больниц дано устное распоряжение от министерства здравоохранения Крыма прекратить выдачу направлений на операционное лечение в Ростове-на-Дону и Краснодаре. Теперь жителям полуострова настоятельно рекомендуют лечиться в местных клиниках, которые значительно уступают медучреждениям материковой России по уровню оснащения и качеству оказываемых услуг.

Стоит признать, что развитие медицины в Крыму сейчас заметно отстаёт от остальных регионов России. Безусловно, от этого страдают больные. К тому же, ситуацию усугубляет то, что помимо разрешения на операцию, пациентам перестали выдавать направления на предварительную консультацию с донскими врачами.

Получается, что те из крымчан, кто имеет показания к операции, и раньше получил согласие на госпитализацию в Южном окружном медицинском центре — не могут выехать в Ростов-на-Дону и получить там высококвалифицированную медицинскую помощь. А те, кто хотел бы проконсультироваться у специалистов ведущей клиники страны — попросту лишены такой возможности.

Больные недоумевают и звонят на горячую линию минздрава России с просьбой не препятствовать им в праве выбора города, медицинской организации и профильного специалиста на предоставление медицинской помощи по ОМС. Ведь в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном медицинском страховании», каждый гражданин РФ наделён правом самостоятельно выбирать себе лечащего врача.

Похоже, чиновники переоценили уровень развития медицины в Крыму и решили ограничить возможность лечения пациентов по территориальному признаку. Понятно, что такое решение мотивировано экономической целесообразностью, ради получения средств по компенсации медицинского страхования. В то же время клиники полуострова ещё не способны оказывать услуги в том объёме и в таком качестве, как это делают ростовские или краснодарские врачи.

Но как бы там ни было, любой человек заинтересован в получении от государства качественной медицинской помощи, что полностью гарантирует законодательство России.

Напомним, недавно Владимир Путин заявил о плачевном состоянии здравоохранения в Крыму и подчеркнул, что надо гарантировать жителям полуострова качественное бесплатное медобслуживание.

Михаил Днепровский, издание «Антифашист»

https://narzur.ru/bez-vybora-poedut-li-bolnye-iz-kryma-lechitsja-v-rostov/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ НЕДОФИНАНСИРОВАНО НА 5 МЛРД РУБЛЕЙ

Общая сумма недофинансирования здравоохранения в Иркутской области составляет порядка 5 млрд рублей, заявил уполномоченный по правам человека в регионе Виктор Игнатенко, 19 января сообщает ИА Телеинформ.

На заседании комитета по здравоохранению и социальной политике Законодательного собрания Игнатенко сообщил, что недофинансирование здравоохранения в регионе постоянно растет. По его словам, Контрольно-счетная палата Иркутской области неоднократно указывала на недофинансирование отрасли и необходимость выделения недостающих сумм из регионального бюджета.

Омбудсмен рассказал, что в бюджете Иркутской области не хватает порядка 400 млн рублей на покрытие нормативов по зарплате медработников. При этом в регионе предусмотрено повышение районных коэффициентов, средства на которые в федеральном бюджете не предполагаются. Финансовая вилка по данной составляющей составляет 2 млрд рублей. В региональном бюджете эти средства тоже не предусмотрены, в том числе на 2020 год, что приводит к существенному недополучению зарплаты работниками медицинской сферы.

Игнатенко указал на критический недостаток средств на капитальные ремонты учреждений здравоохранения. На эти цели выделяется всего 2 млн рублей, хотя потребность составляет 2 млрд рублей. Также он отметил рост платы налога на имущество, в результате чего учреждения тратят средства не на зарплату или развитие, а на уплату налогов.

По словам Игнатенко, около половины всех обращений к нему касается сферы здравоохранения. При этом в 30% из них говорится о низких зарплатах медработников. Еще один момент, который он отметил, это недофинансирование питания больных в стационарах. Оно составляет 82%.

Председатель комитета Александр Гаськов был удивлен представленной информацией. Он сказал, что предыдущий министр здравоохранения области при утверждении бюджета на 2020 год утверждал, что проблем с финансированием нет. Вице-спикер Заксобрания Кузьма Алдаров сообщил, что врио главы региона обещал привлечь федеральные средства для покрытия дефицита финансирования здравоохранения. Их можно будет использовать при корректировке бюджета в марте–апреле текущего года.

Напомним, 22 октября 2019 года директор научно-практического центра «Госучет» Роман Ерженин сообщил, что в регионе не выполняются майские указы президента РФ по зарплатам медработникам. Информация вызвала большой резонанс в информационном пространстве. Бывший министр здравоохранения области Олег Ярошенко заявлял, что с зарплатами врачам в регионе все хорошо.

ИА Красная Весна 

https://narzur.ru/zdravookhranenie-irkutskojj-oblasti-nedofinansirovano-na-5-mlrd-rublejj/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ГЛАВНЫЙ ФАРМАКОЛОГ ПЕТЕРБУРГА: ГОСУДАРСТВО СОСТАВЛЯЕТ СПИСОК ЖИЗНЕННО-ВАЖНЫХ ЛЕКАРСТВ И ЗАБЫВАЕТ ОБ ИХ ВАЖНОСТИ

Почему перечень жизненно важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП) каждый год обновляют, но при этом никто не несет финансовой ответственности за обеспечение пациентов входящими в него лекарствами, «Доктору Питеру» объяснял Александр Хаджидис, главный клинический фармаколог Петербурга.
— Александр Кириакович, зачем нужен перечень ЖНВЛП, если включение в него жизненно важного препарата, можно сказать, ничего не значит? Включили, но пациенты, нуждающиеся в нем, как не получали препарата, так и не получают.
— История составления перечней лекарств началась еще в 1977 году — Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) составила первый перечень основных лекарственных препаратов в качестве заботы о бедных странах, в которых для большинства населения лекарства были недоступными. Это был способ обеспечить его жизненно необходимыми препаратами, в том числе за счет развития локального производства лекарств для их удешевления. На тот момент в перечень входило менее 200 препаратов. Сейчас, спустя более 40 лет, в перечне ВОЗ — 460 препаратов, он увеличился в 2,5 раза. Наш появился на 15 лет позже – в 1992 году. И за 25 лет увеличился в 4 раза, в нем уже почти 800 препаратов. Однако цели и задачи перечня в РФ изначально были иные – контроль ценообразования.
Но у нас есть и другие — перечень ОНЛС, федеральные, региональные перечни, перечни препаратов для лечения орфанных заболеваний. Они не согласованы друг с другом, не ясна их иерархия. Включение препарата в любые перечни не означает, что он будет закупаться и пациенты будут им обеспечены. По сути, перечень ЖНВЛП — способ получить индульгенцию при назначении препарата пациенту и при его госзакупках. А для фармкомпаний вхождение их препарата в этот перечень означает его востребованность на рынке, а особенно, — в госзакупках. Но никаких финансовых обязательств по обеспечению пациентов этими лекарствами государство не несет.
— При этом получить конкретный важный препарат, не входящий в эти перечни, непросто даже по жизненным показаниям.
— Не совсем так. Перечень ЖНВЛП приобретает невероятную значимость в практике, у некоторых руководителей даже вызывает боязнь – надо назначать препараты только входящие в него. Хотя на самом деле пациенту можно назначать лекарство, которое не входит в перечень ЖНВЛП. Но для этого надо собрать врачебную комиссию и обосновать необходимость его назначения, то есть требуется определенная бюрократическая процедура. Другой вопрос – оплата такого препарата. Препараты, входящие в перечень ЖНВЛП, оплачиваются в рамках системы ОМС и территориальных программ госгарантий оказания медпомощи. Если требуется препарат, не входящий в ЖНВЛП, то согласно федеральным законам №61-ФЗ «Об обращении лекарственных препаратов» и №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», пациент тоже имеет право получать такой препарат бесплатно, но для этого должны быть определенные показания, например, непереносимость или неэффективность препаратов из перечня ЖНВЛП.
В 2019 году исследователи проанализировали: в территориальные программы государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи входит 1189 наименований препаратов, 746 – из списка ЖНВЛП, 442 – не из этого списка. 356 наименований лекарств не входят в стандарты оказания медицинской помощи. Не входят в федеральную программу госгарантий более половины из всех лекарств – 623 наименования. Получилось, что по индивидуальным показаниям закупается до 60% препаратов. Можно сказать, что это нецелевое использование средств.
— То есть, включая препарат в список жизненно важных, мы его таковым не признаем?
— Иногда получается так. Например, препарат входит в ЖНВЛП, но его нет в списке ОНЛС или в территориальной программе — пациенты не будут им обеспечены. Пример: «Спинраза» — чрезвычайно дорогой препарат зарегистрировали для лечения спинальной мышечной атрофии (СМА). Стоимость лечения — 60 млн руб для одного пациента на первоначальный курс. Стоило ли его регистрировать, если обеспечить такое дорогостоящее лечение у государства нет возможности? Но надо признать, что наша система здравоохранения все же пытается обеспечить пациентов инновационной терапией, даже таким дорогостоящим препаратом, как «Спинраза» — сейчас Минздрав обсуждает возможность обеспечения им 40 детей, тогда как всего зарегистрировано более 800 человек, страдающих СМА.
— Зачем тогда перечень ЖНВЛП раздувается, если ответственности за его выполнение нет? В Израиле, например, сказали – вот фиксированный перечень, мы несем полную ответственность за входящие в него лекарства, от остального — освободите. А мы декларируем все подряд – рядом с жизненно важными антибиотиками, препаратами для лечения онкологических заболеваний в списке — циклоферон, анаферон, арбидол…
— Критерии включения препаратов в ЖНВЛП непонятны. По данным экспертов, около 20-25% препаратов в списке ЖНВЛП не имеют доказанной эффективности; много препаратов, имеющих сходные показания, механизмы действия, эффективность. Как попадают в него лекарства? Появился новый препарат, у него нет препарата сравнения. На него устанавливается референтная цена, кстати, основанная почему-то на ценах в тех странах, где он самый дорогой. А когда появляется отечественный препарат, которого в мире нет, с чем его сравнивать? Как формируется цена на лекарственные препараты — до сих пор нет четкого разъяснения, нет прозрачного и конкретного ответа.
Появляются аналоги, которые могут и не иметь значимых отличий от первого препарата ни по эффективности, ни по безопасности, но часто их тоже включают в перечень ЖНВЛП. Например, в нем несколько представителей ингибиторов АПФ (чаще всего назначаются для лечения гипертонии и сердечной недостаточности), несколько ингибиторов протонной помпы (для лечения гастритов и язвенной болезни). И всех — разная стоимость. Закупают и то, и другое, когда цена разнится в несколько раз, а критерии выбора того или иного конкретного препарата не ясны. При этом критериев исключения из перечня вовсе нет – препараты исключаются из него только по инициативе компаний, которым становится не выгодно продавать свои продукты по фиксированной цене.
А ВОЗ, создавая такой ограничительный перечень, определила, что в него включаются препараты на основании доказанной эффективности, безопасности и экономической обоснованности. В России определение зафиксировано в 61-ФЗ: «перечень лекарственных препаратов для медицинского применения, обеспечивающий приоритетные потребности для здравоохранения». Кто определяет приоритеты и по каким критериям? Например, главная причина смертности сегодня по-прежнему — сердечно-сосудистые заболевания. Но мы не вкладываем основную часть средств в их профилактику и лечение. Сегодня приоритет и основной «потребитель» бюджета – онкология. А в это время эндокринологи говорят: «Разве диабет менее значимая проблема? Осложнения диабета тоже вносят значимый вклад в уровень смертности и инвалидизации населения».
— Из-за того, что главная цель перечня ЖНВЛП – ценообразование, ограничивается возможность для маневра в конкурсных закупках. Результат: четыре раза Минздрав объявлял конкурсы на закупку препарата для лечения ВИЧ (ламивудин), потому что из-за низкой цены на них никто заявлялся. Пациенты оставались без лекарств.
— Да, дешевые препараты, входящие в список ЖНВЛП, «вымываются» с рынка, потому что производителям становится невыгодно продавать их. Без учета колебаний курса валют, любых дополнительных издержек производства, независимо ни от чего, препараты не могут продаваться выше той цены, что была зафиксирована, — даже если затраты на производство препарата превышают прибыль. Поэтому некоторые производители отказываются от производства того или иного препарата, включенного в ЖНВЛП, или просят исключить препарат из него. Хотя дешевые лекарства вовсе не синоним слова «плохие». Есть и другая сторона медали: ФАС в 2017 году проверила цену препарата «Нексиум» (эзомепразол), у нас он стоил порядка 1500 рублей, а, например, в Хорватии — 178 рублей. После переговоров с компанией-производителем в 2018 году цена была снижена. Позже на еще 11 препаратов этого же производителя цена была снижена – диапазон снижения был от 12 до 92%. То есть несколько лет пациенты и государство приобретали препараты за такие деньги, и все они были в перечне ЖНВЛП. Такое у нас ценообразование.
— Важные препараты уходят с рынка. Так происходит с теми лекарствами, у которых появляются дженерики, среди них есть такие, что приносят больше вреда, чем пользы. В конце прошлого года об этой проблеме заговорили сначала пациенты, страдающие муковисцидозом. Вслед за ними открытое письмо президенту написали родители детей с онкологическими заболеваниями. Что делать?
— Надо вернуться к определению референтного препарата и на этапе регистрации потребовать доказательств терапевтической эквивалентности. Раньше у нас были определения оригинального препарата и воспроизведенного. А сейчас определения «оригинальный препарат» нет вообще, есть «референтный» – тот который впервые зарегистрирован. Им может быть любой дженерик, который в мире давно используется, а у нас его впервые зарегистрировали. Прежде чем регистрировать воспроизведенные лекарства, сейчас требуется проверять либо биодоступность, либо терапевтическую эквивалентность. Конечно, легче проверить биодоступность (раньше вообще был всего один тест – на растворимость). То есть данных по терапевтической эквивалентности дженерика оригинальному препарату мы не имеем. Но чтобы проверить то и другое, не надо сверхусилий, надо в клинике провести исследования, чтобы подтвердить эквивалентность и доказать взаимозаменяемость. Однако на это нужно потратиться. Зачем вкладывать средства производителю дженерика, когда государство и так позволяет получить заключение о взаимозаменяемости без этих трат? Но если мы хотим получить вместо дорогих оригинальных лекарств столь же эффективные дешевые дженерики и при этом достичь их действительной взаимозаменяемости, государство должно взять на себя оплату и проведение исследований или предъявить требования к фармбизнесу о необходимости проведения исследований.
А дженериков уже очень много. Когда пациенту назначают оригинальный препарат, эффект от лечения есть и переносимость терапии удовлетворительная. Случается, когда он переходит на дженерик, развивается вторичная неэффективность терапии или развиваются побочные эффекты, как происходило у пациентов с муковисцидозом. А это, несомненно, и экономические потери – часто необходима госпитализация пациента в связи с обострением заболевания, необходима терапия нежелательных явлений. Критерием безопасности не должна быть и не может быть смерть пациента, но сегодня иногда так и есть. Система контроля за лекарственным обращением и обеспечением должна работать эффективно, и без вмешательства «сильных мира сего» — когда, например, пациенты с муковисцидозом обращаются напрямую к президенту страны и только так могут решить свои проблемы.
Врачи редко в таких случаях обращаются к клиническим фармакологам. А когда обращаются, значит, уже ситуация патовая. Например, случай из моей практики: в ДГБ№1 на ожоговом отделении лечили девочку с 75-процентным ожогом 9 месяцев(!), а репарации (заживления) не было. Врачи уже опасались сепсиса. Я проверил, какие антибиотики используются, назначил оригинальный препарат. Девочку выписали через 3 недели.
— Получается, мы получили не импортозамещение лекарств, а большую проблему?
— Когда было введено правило закупать и применять в лечении препараты не по торговому названию, а по МНН, я опасался, что мы наступили на мину замедленного действия. Хотя изначально цель была благая – сделать фармакотерапию более доступной. Но, не продумав и не проработав деталей, не подготовившись основательно к таком шагу, просто выпустили джина из бутылки, наводнив фармрынок неэффективными и небезопасными лекарствами. И сейчас мы пожинаем эти плоды. Безусловно, есть и качественные дженерики от компаний, специализирующихся на выпуске воспроизведенных препаратов, которым доверяют врачи, которые зарекомендовали себя за много лет, – но таких дженериков немного.
Только посмотрите, какая произошла уникальная история с муковисцидозом. Люди живут с этим заболеванием в 3-4 раза дольше, чем прежде. И все благодаря современной фармакологии. То, что происходит с антибиотиками для этих пациентов сейчас – беда, потому что они очень дорогие, несмотря на то, что это не инновационные молекулы. Они не должны столько стоить. Но стоят, компании — производители устанавливают такие цены. А почему? Потому что государство у нас инертное, как и во всем мире, в отношении фармацевтики. Вся эта сфера отдана на откуп бизнесу. Государство должно взять на себя какую-то инициативу, чтобы сделать препараты более дешевыми и доступными.
— А как оно может вмешаться?
— Пример – Китай. Бытует ложное мнение, что в Китае инновационное производство. На самом деле у них нет ни одного блокбастера. Проблемы с лекарственным обеспечением в Китае такие же, как и во всем мире. Эксперты Поднебесной провели большое исследование, выяснили, что с 2006 по 2016 год в мире появилось 425 новых молекул. Китай не закупил ни одного из этих инновационных препаратов. Тогда правительство сделало очень выгодное предложение для «бигфармы» — сохранение всех патентных прав и даже их увеличение, устранение таможенных пошлин, налогов, отсутствие требований к проведению локальных исследований, сокращение сроков регистрации и пр. При этом не было вложено никаких средств со стороны Китая, никаких крупных или рискованных затрат. И крупнейшие фармпроизводители согласились на такие условия и сделали приемлемые ценовые предложения для рынка Китая. На первом этапе была снижена цена для 50 тщательно отобранных лекарств.
В Европе удешевления добиваются по-другому: приходит производитель с новым препаратом, государство его покупать не соглашается – препарат эффективный и нужный, но очень дорогой. И производитель вступает в диалог, чтобы найти взамовыгодные условия: государству – возможность обеспечить своих граждан эффективным препаратом по приемлемой цене, а бизнесу — продать свой товар и тоже не прогадать.
Справка
Перечни лекарственных средств в РФ:
ЖНВЛС. Финансируется всеми источниками – региональным и федеральным бюджетами, фондом ОМС. Используется в стационарах — на его основе создаются формуляры лекарственных средств, а также при формировании федерального и регионального перечня ОНЛС.
ДЛО. Финансирует федеральный бюджет для обеспечения федеральных льготников.
ОНЛС региональный. Финансируется региональным бюджетом без средств ОМС. Используется для обеспечения региональных льготников, а также федеральных, отказавшихся от соцпакета.
Перечень для обеспечения орфанных заболеваний-24 – финансируется региональным бюджетом для обеспечения пациентов с редкими заболеваниями.
Формуляр для стационаров. Финансируется из средств фонда ОМС + федеральный бюджет (ВМП), региональный бюджет. Обеспечивает пациентов лекарственной терапией в стационарах.

Доктор Питер

https://narzur.ru/glavnyjj-farmakolog-peterburga-gosudarstvo-sostavljaet-spisok-zhiznenno-vazhnykh-lekarstv-i-zabyvaet-ob-ikh-vazhnosti/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ЧЕТВЕРТАЯ СТАДИЯ. ИССЛЕДОВАНИЕ О ТОМ, КАК В РОССИИ ПЕРЕСТАЛИ ЛЕЧИТЬ БЕДНЫХ

Российские врачи бегут из государственных больниц в частные, несмотря на обещание государства повысить зарплаты. Те же, кто остаются, работают за пределами сил: чем больше нагрузка на врачей в регионе, тем больше там смертность трудоспособного населения от рака или сердечно-сосудистых заболеваний.

— Однажды я пришла к участковому педиатру узнать об операции для ребенка: надо было вырезать пупочную грыжу. А она мне говорит: «Сделайте платно, у вас что, денег нет?» Все, кто может хоть что-то заплатить, идут в частные кабинеты. А кто хочет по-настоящему лечиться, едут в Челябинск или Екатеринбург.

Светлана Емельянова живет в Шадринске, втором по размеру городе Курганской области. Население Шадринска — 75 тысяч, Кургана — 326 тысяч человек. В Курганской области, которая в советское время славилась своей медициной, сейчас самая большая нагрузка на врачей в России: в поликлиниках занято только 46% штатных единиц. На 10 тыс. человек приходится 29 врачей, а в лидирующем по этому показателю регионе — Санкт-Петербурге — 81 врач. Здесь же, в Курганской области, и высочайший уровень смертности от рака среди трудоспособного населения: второе место в России, почти в два раза больше, чем в Москве. Хуже только в Орловской области. Смертность в Кургане не снижается , хотя за последние годы в регионе стали чаще выявлять рак на ранних стадиях болезни.

Почему так — версии разные. Местные жители видят в этом следы аварии на атомном комбинате «Маяк» в 1957 году. Но есть и более простое объяснение. Курганская область — самая бедная на Урале. Валовой региональный продукт на душу населения в ней в полтора-два раза меньше ближайших регионов, Свердловской и Челябинской областей, и в десятки раз меньше, чем у богатых северных соседей — Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого округов (ХМАО и ЯНАО соответственно). Туда уезжают работать и жители региона, и врачи — на зарплату в два-три раза выше. Тем более что собственного медицинского вуза в Курганской области нет: надеяться можно только на возвращение в регион молодых врачей после обучения в соседних Челябинске, Тюмени или Омске. А это происходит нечасто. В 2016 году в регион приехали работать 89 выпускников из медвузов этих трех городов со средней зарплатой около 30 тыс. рублей. Их однокурсники, уехавшие в ХМАО и ЯНАО — 218 человек, — стали получать по 60-70 тыс. рублей.

Частная медицина не спасает: курганцам нечем за нее платить. Жители Курганской области тратят на платные медицинские услуги в три раза меньше, чем их соседи в Свердловской области. Курганская областная клиническая больница (ОКБ) в 2018 году заработала на платных услугах 8% своего дохода. Свердловская ОКБ №1 — 10%, Новосибирская — 12%.

Курганская область — не единственная, где высокая смертность сочетается с повышенной нагрузкой на врачей. Жители бедных российских регионов, где на частную медицину денег нет, а в государственных больницах большая текучка и недобор кадров, умирают от тяжелых болезней в полтора-два раза чаще, чем жители Москвы и богатых ресурсных областей. Вот как это произошло.

Куда в России делись врачи

С 2000-го по 2011-й год численность врачей в России росла почти каждый год, хотя и незначительно, чаще всего в пределах 1% в год. Однако это сопровождалось многочисленными жалобами на низкие зарплаты и высокую нагрузку. В 2012 году Владимир Путин издал так называемые «майские указы» — в том числе о повышении средней зарплаты врачей до 200% от средней заработной платы в регионе. Мера выглядела оправданной: ведь в 2012 году число врачей в России снизилось на 4% по сравнению с предыдущим годом, чего не бывало даже в 90-е.

В последние годы общая численность врачей начала расти.

Рост зарплат мало влияет на численность врачей

Врачей снова стало больше, но есть нюанс: практически весь рост произошел за счет частного сектора. За 2017-2018 годы число врачей в частных больницах увеличилось на 12,2 тыс. человек (это 20% от их общего числа), в государственных — на 5 тыс. человек, то есть меньше чем на 1%.

Частный сектор вырос на 20%, госсектор — только на 0,7%

В региональном разрезе эта тенденция еще более показательна. Почти во всех регионах число врачей в частных больницах выросло в 2018 году по сравнению с 2016 годом. Число государственных — меньше чем в половине регионов.

В Тюменской, Новосибирской, Свердловской, Нижегородской областях у каждого пятого врача основное место работы — частная клиника. В Москве, Санкт-Петербурге, Татарстане, Калининградской области — у каждого шестого. В половине регионов России — у каждого десятого. И это только основное место работы — сколько врачей просто совмещают работу в государственных и частных клиниках, точно неизвестно. Первый проректор Высшей школы организации управления здравоохранением (ВШОУЗ) Николай Прохоренко оценивает долю таких врачей в 30-35% в Москве и до 70-80% в других городах.

Больше всего государственных врачей — по 5-7% — потеряли за 2016-2018 годы Белгородская, Мурманская, Новгородская, Псковская, Свердловская области, Калмыкия, Еврейская АО (ЕАО). Во всех этих регионах, кроме последнего, сокращение числа государственных врачей компенсируется ростом числа частных.

В ЕАО сократились и те, и другие. Также как в Липецкой, Орловской, Рязанской областях, Ненецком АО, Крыму.

Врачи предпочитали частную медицину

Самый большой отток из госбольниц за 2016-2018 годы — среди хирургов. Лишь число эндокринологов, педиатров, онкологов, кардиологов, специалистов по УЗИ и врачей общей практики выросло больше в государственных больницах, чем в частных.

Кроме частной медицины, врачи в поисках более высокой зарплаты мигрируют из бедных регионов в богатые. В больницах Москвы, ХМАО, ЯНАО работают выпускники всех медицинских вузов России и стран СНГ. В самой большой многопрофильной больнице Москвы — Боткинской — 44% врачей (из более чем 1200) закончили медвузы в других регионах. В остальных крупных больницах Москвы — ГКБ имени Юдина, №15, 67, 52, Морозовской больнице — доля врачей, окончивших вузы в регионах, колеблется от 36% до 54%. В менее крупных и окраинных больницах она может быть еще больше: например, в городской поликлинике №36 Москвы из 158 врачей 55% приехали из других регионов, а в больнице «Кузнечики» в Новой Москве — 80%. Приезжают и из стран СНГ: Ташкентский, Самаркандский, Тбилисский, Ереванский, Азербайджанский и несколько казахских медвузов поставляют врачей в Москву. В больницах бедных регионов — только выпускники местных вузов или институтов из соседних регионов.

За шесть лет, с начала исполнения «майских указов», обеспеченность врачами в России в некоторых регионах упала на 15-18%: в Ивановской, Тверской, Кемеровской областях, Забайкальском и Приморском крае. Правда, во всех этих регионах спад сопровождался также сокращением численности населения: убывали и врачи, и их пациенты.

Мирового стандарта обеспеченности врачами нет: в странах ЕС их от 13 до 60 человек на 10 тыс. населения, в России — 48 в целоми 37 по государственным больницам.. К тому же и считать врачей можно по-разному: российский Минздрав, например, не учитывает интернов, а ВОЗ это делает.

Экспертная оценка гласит, что врачей в стране не хватает. Например, по оценке Николая Прохоренко из ВШОУЗ, в России не хватает 60 тыс. врачей, из них 37-40 тыс. в первичном звене — то есть участковых терапевтов и врачей общей практики.

Чтобы заполнить вакансии, Минздрав старается наращивать прием студентов на медицинские специальности и заставить всех выпускников устроиться на работу в поликлиники и больницы — теперь без стажа работы практически невозможно поступить в ординатуру для получения узкой врачебной специальности.

В 1990-2005 годах число первокурсников медвузов колебалось от 25 до 35 тыс. человек, а в 2018 году их было уже 60 тыс. Каждый восьмой студент-медик, впрочем, не дотягивает до выпуска. «Уже курсе на втором они прямо говорят: зачем нам науки эти ваши, химия? Мы в косметологи пойдем», — разводит руками ректор крупного регионального медвуза. На врачебные специальности устроились 86% выпускников медвузов 2010-2015 года, подсчитал Росстат. Но заставить молодого врача последовать избранной профессии сразу после выпуска не так трудно, как убедить остаться в ней через несколько лет практики.

По оценке ВШОУЗ, менее половины выпускников медвузов остаются в профессии через три-четыре года после выпуска.

Врачей заставляют уходить из профессии или в более спокойный частный сектор растущие профессиональные риски и нагрузки, отмечает Прохоренко. По данным Следственного комитета, в 2016 году на врачей завели 878 уголовных дел, в 2018 году — уже 2229.

 Много ли работают российские врачи

— При работе на одну ставку — это 154 часа в месяц — получается в среднем 30 тыс. рублей. Поэтому все без исключения работают на двух или трех работах. По опыту, рабочий день врача не должен превышать 12 часов. Но я и 48 делала. Все дико перегружены, потому что число больных превышает нормы во много раз.

Мария С., согласившаяся поговорить с корреспондентом «Проекта» на условиях анонимности, — нейрохирург в областной клинической больнице в регионе, входящем в топ-20 по ВРП на душу населения. К ставке в стационаре у Марии добавляется четверть ставки в поликлинике той же больницы, где она работает. Общая зарплата складывается из оклада с доплатами за стаж и вредность, ночных дежурств и платных больных, «которые могут и не прийти», добавляет она.

Заведующий другим отделением в той же больнице говорит, что врачи у него зарабатывают чуть больше — 40-50 тыс. за ставку с объемом нагрузки 160-170 часов в месяц, если учесть все надбавки за стаж и квалификацию. Он оценивает среднюю нагрузку своих врачей в 1,25 ставки, что составляет 200 часов в месяц и позволяет им зарабатывать до 60 тыс. рублей.

«Это максимум нормальной нагрузки, — добавляет он. — Есть люди, которые работают полные две ставки в двух больницах. Лет до сорока так можно протянуть, потом начинают болеть, пить».

«Майский указ» Путина ставил цель повысить зарплату врача до уровня «в два раза выше средней по региону». Она выполнена в 58 регионах, еще в 21 регионе зарплаты врачей сейчас — 195-199% от средней по региону, то есть и там цель почти выполнена.

Врачи, тем не менее, продолжают жаловаться на низкие зарплаты, и этому есть несколько объяснений. Во-первых, рост средних зарплат был достигнут за счет сильной разницы (до шести раз между высококвалифицированными и руководящими кадрами и рядовыми работниками. Во-вторых, за счет роста нагрузки.

Если изучить сайт вакансий Роструда trudvsem.ru и сайты региональных больниц, где те размещают вакансии, можно увидеть реальный срез зарплат. В той же Курганской области средняя зарплата врача в 2018 году, согласно Росстату, составила 53 тыс. рублей, но в районных больницах региона врачам предлагают зарплаты начиная от 14-18 тыс., чаще всего до 40. За обычный рабочий день терапевту или неврологу — 20-30 тыс., больше — при совместительстве. В Оренбургской — при «средней зарплате» в 55 тыс. — разброс зарплат в вакансиях такой же, как в Кургане, 13 — 40 тыс.

Высокие средние зарплаты достигаются работой на 1,5-2 ставки — это стало нормой и для самих врачей, и для чиновников. Минздрав Хабаровского края перепечатывает публикацию из местной газеты «Тихоокеанская звезда», где врачи рассказывают, как работают сутками:

«Работа на две ставки предполагает девять дежурств в месяц. День работаю. Ночь дежурю. Потом еще день работаю. График не нормированный».

Почти нигде в России штаты больниц не заполнены полностью. Отношение реальных врачей, «физических лиц», к штатным ставкам, число которых должно соответствовать численности населения, становится все меньше — то есть на каждого врача приходится все больше и больше пациентов. Данные об укомплектованности госбольниц врачами Минздрав публиковал в 1990-2006 годах.

В 2006 году врачами на одну ставку были укомплектованы 93% штатных единиц больниц, то есть средняя нагрузка на врача составляла 1,07 ставки. За последующие годы понятие «ставки» — нагрузки от 30 до 39 часов в неделю в зависимости от профиля врача — потеряло смысл. Ни в одном регионе врачи не работают на одну ставку. Поэтому теперь Минздрав принимает за стандартную нагрузку 1,2 ставки (коэффициент совместительства). С нагрузкой не более 1-1,2 ставки на человека работают врачи лишь в четырех регионах России: Дагестане, Северной Осетии, Ингушетии и Тюменской области — в них обеспеченность врачами больше 100%. Причины разные: в северных регионах врачей привлекают высокие зарплаты, на Кавказе высокая безработица заставляет занимать все рабочие места даже с низкой зарплатой.

Во всех остальных регионах нагрузка выше. Средний показатель нагрузки на врача по России — 1,5 ставки. В 34 регионах врачи работают в среднем на 1,5-2 ставки. А в той же Курганской, Тульской, Псковской областях и Еврейской АО на каждого реального врача приходится больше двух ставок. При этом положение дел ухудшается: почти в половине регионов России в 2018 году нагрузки врачей выросли, в Республике Алтай — сразу на 7%, в Камчатской и Костромской областях, в Хакасии, Туве и Калмыкии — на 5%.

Самые неукомплектованные:

Курганская область47%
Псковская область50%
Тульская область50%
Еврейская АО51%
Владимирская область 52%

Самые укомплектованные регионы:

Республика Мордовия82%
Тюменская область85%
Республика Дагестан86%
Республика Ингушетия87%
Республика Сев. Осетия-Алания94%

Растущую нагрузку можно видеть и по следующим данным. Минздрав в 2012 году выпустил нормы, исходя из которых поликлиники должны набирать врачей: участковый терапевт должен быть один на 1,7 тыс. взрослых, врач общей практики (более квалифицированный, чем терапевт) на 1,2 тыс. взрослых. Невролог, ЛОР или эндокринолог — на 20 тыс. Исходя из этой рекомендации должно рассчитываться штатное расписание, но конечное решение о том, сколько врачей должно быть в больнице — как штатных, так и реальных, — принимает ее руководство. Согласно сайту электронной регистратуры Курганской области, в поликлинике Шадринска, в котором проживает 60 тыс. взрослых, ведут прием 11 участковых терапевтов, то есть на одного приходится 5,5 тыс. пациентов. В поликлинике Мегиона (ХМАО) с населением 54 тыс., из которых 40 тыс. взрослых, — 16 участковых терапевтов и врачей общей практики, то есть на врача приходится по 2,5 тыс. пациентов. У шадринского терапевта есть 13 минут на первичный прием одного пациента, хотя Минздрав рекомендует 15 минут.

Как это влияет на шансы выжить в случае тяжелой болезни

Весной 2016 года Илдус Зайногабдинов, житель села Зеркло с населением 379 человек в 120 км от Оренбурга, обратился в районную больницу с жалобами на кашель, температуру, слабость. Несколько месяцев его лечили: сначала в Шарлыкском райцентре, потом в областной клинической больнице. Подозревали туберкулез, позже воспаление легких. Только после второй госпитализации врачи в Оренбурге диагностировали Илдусу рак — саркому предсердия. Ему сделали операцию в Челябинском онкоцентре, но лечиться отправили домой. В том же году Илдус умер. В Шарлыкской ЦРБ 58 врачей — это 34 врача на 10 тыс. человек, немногим ниже среднероссийского уровня. Но кардиолог и уролог работают на четверть ставки, онколог — на полставки. Уролог и хирург — один и тот же врач, также как дерматолог и врач УЗИ.

В Оренбургской области смертность трудоспособного населения от онкологических заболеваний в 2018 году — 97 человек на 100 тыс. населения. Для сравнения: в Москве — 58. Смертность от рака больше всего зависит именно от обеспеченности населения больничными койками, состояния больниц, наличия врачами всех специальностей и средней нагрузки на врача-терапевта.

Регионы с низкой смертностью:

Республика Ингушетия22,7
Республика Дагестан41,0
Чеченская Республика43,7
Кабардино-Балкарская Респ.45,5
Ямало-Ненецкий АО 46,4

Регионы с высокой смертностью

Республика Карелия98,2
Псковская область98,4
Курская область98,8
Курганская область102,7
Орловская область108,0

Продолжение: https://narzur.ru/chetvertaja-stadija-issledovanie-o-tom-kak-v-rossii-perestali-lechit-bednykh/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав