Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ВЕРЕЩАГИН: ПОСЛАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ

Василий Верещагин изучил войну настолько хорошо, что мог бы написать о ней целую энциклопедию. И он написал — красками на холстах. В его картинах почти нет атак, маневров и помпезных парадов. Зато много такой войны, о которой не принято говорить. Сам художник как-то сказал: «Я задумал наблюдать войну в различных видах и передать это правдиво. Факты, перенесенные на холст без прикрас, должны красноречиво говорить сами за себя». Сегодня творческое послание Верещагина актуально настолько, что от исторических и социальных параллелей становится не по себе.

«Представляют трофеи»
1872 г. Холст, масло. 240×171 см. Государственная Третьяковская галерея.
Цикл «Варвары», Туркестанская серия

Изящные восточные колонны, залитый солнцем внутренний двор, нарядные одежды собравшихся — что ужасного в этой картине? Сама суть происходящего. В недавнем сражении солдаты эмира продемонстрировали отвагу и доблесть. Они только что прибыли ко двору с ценным трофеем. Увы, это не золото и не захваченные знамена: у ног восточного владыки в кучу свалены отрезанные головы «неверных» — русских солдат, проигравших в битве. Потемневшие лица в запекшейся крови, отвратительная вонь разложения, от которой собравшиеся прикрываются рукавами халатов, — так выглядит сладкая победа. Такова минута славы армии-победителя. Одна из голов подкатилась к ноге эмира, и он задумчиво разглядывает лицо мертвого врага. Картина «Представляют трофеи» вошла в цикл «Варвары», который Верещагин написал после возвращения из Туркестана, когда бухарский эмир объявил России джихад — священную войну. Но может ли война быть священной, когда под твоими ногами отрезанные головы?

«Торжествуют»
1872 г. Холст, масло. 195,5×257 см. Государственная Третьяковская галерея.
Цикл «Варвары», Туркестанская серия

На площади перед величественным медресе Шердор в Самарканде собралась толпа. Одетый в белое мулла в центре читает проповедь. Люди празднуют, но что? Ответ становится очевидным, если приглядеться получше. На шестах торчат головы солдат — почетный трофей армии эмира, выставленный на всеобщее обозрение. Их можно было бы совсем не заметить на фоне разноцветных орнаментов, залитых ярким солнцем. И все же они здесь, наблюдают за толпой, которая пиршествует буквально на костях. На раме надпись: «Так повелевает Бог! Нет Бога, кроме Бога».

«Подавление индийского восстания англичанами»
1884 г. Местонахождение неизвестно.
Серия «Три казни»

Эта утерянная картина имеет традиционную трактовку: английские солдаты казнят повстанцев во времена борьбы Индии за независимость от Британской империи. К дулу пушек привязаны мятежники. Вот-вот раздастся залп и несчастных разнесет на куски. Казнь, которая называлась «дьявольский ветер», была жестока не только в физическом смысле. Для глубоко религиозного населения Индии страшнее, чем смерть, было «предстать пред высшим судом в неполном, истерзанном виде, без головы, без рук, с недостатком членов». Сложно придумать более унизительную расправу, учитывая и кастовость индийского общества: собранные после расстрела части тел хоронились все вместе, скопом. После того как Верещагин написал это полотно, британцы обвинили его в шпионаже. Однако свою идею он передал точно: колониальная война, как и любая другая, делает из одних — хозяев, а из других — рабов.


«На Шипке все спокойно», триптих
1878–1879 гг. Холст, масло. Частные коллекции, Костромской государственный объединенный художественный музей.
Балканская серия

Три картины, объединенные одним сюжетом, рассказывают о последних часах жизни рядового солдата в период Русско-турецкой войны (1877–1878). Несмотря на снежную бурю и лютый холод, он до последнего вздоха держит пост на захваченном Шипкинском перевале: на третьей картине от него остается лишь сугроб да кончик торчащего из-под снега штыка. Кажется, командование просто забыло про него и оставило на растерзание стихии. Этот триптих рассказывает о недобросовестности и безответственности руководителей армии, которые старательно скрывали настоящее положение дел. Война здесь — не в прекрасных батальных сценах и глазах, горящих героизмом, а в непростительной беспечности командиров, которым дела нет до своих людей. Русские солдаты, охранявшие перевал, не только ежедневно подвергались обстрелам турок. Часто они попросту замерзали в снегу, так как не имели должной экипировки. За период с сентября по декабрь 1877 года 700 человек выбыли из строя ранеными и убитыми, а больше 9000 — больными. Но разве генералам было до этого дело? «На Шипке все спокойно», — регулярно рапортовали командиры в столицу.


«Шипка — Шейново. Скобелев под Шипкой»
1878–1879 гг. Холст, масло. 147×299 см. Государственная Третьяковская галерея.
Балканская серия

Сражение за Шипкинский перевал произошло 9 января 1878 года и принесло русской армии долгожданную победу. Наконец закончилась изнурительная оборона, и пришло время героям ликовать. Генерал Скобелев объезжает шеренги выживших с поздравлениями, и солдаты радостно подбрасывают в воздух шапки. Резво скачет белый конь, развевается победное знамя. Только какая цена у этой победы? Веселье и радость победителей не так важны, раз на переднем плане оказались десятки окровавленных и изувеченных тел — русских и турецких солдат. В отличие от собратьев, они навсегда останутся в снегах под Шипкой. Это полотно Верещагина вошло в Балканскую серию, посвященную событиям Русско-турецкой войны. Свою работу над циклом он описывал так: «Возьмешься писать, разрыдаешься, бросишь… За слезами ничего не видно…»


«Перед атакой. Под Плевной»
1881 г. Холст, масло. 179×401 см. Государственная Третьяковская галерея.
Балканская серия

Командование отдало приказ о штурме Плевны. Войско готово начать наступление. Император Александр II вглядывается вдаль, адъютанты рассматривают врага в бинокль. Как ни парадоксально, командиры почти никогда не участвуют в сражении. Они только отдают приказы, посылая на смерть простых людей. На этой картине Верещагина руководители армии даже не могут толком разглядеть происходящее. Они визуально отделены от войска и выглядывают «из-за угла». В день атаки император наблюдал за сражением с «закусочной горы» — холма, где он со штабом отмечал именины и поднимал бокалы шампанского «за здоровье тех, которые там теперь дерутся». После битвы художник возвращался к этому месту: «Везде валяются груды осколков гранат, кости солдат, забытые при погребении. Только на одной горе нет ни костей человеческих, ни кусков чугуна, зато до сих пор там валяются пробки и осколки бутылок шампанского — без шуток».


«После атаки. Перевязочный пункт под Плевной»
1878–1881 гг. Холст, масло. 183×402 см. Государственная Третьяковская галерея.
Балканская серия

Третий штурм Плевны обернулся полным провалом — русская армия потеряла около 13 000 человек и была вынуждена временно отступить. В сражении погиб и Сергей Верещагин — родной брат художника. Василий долго бродил среди разлагающихся тел погибших, стараясь его отыскать, и это зрелище произвело на него неизгладимое впечатление. Художник вспоминал о днях после сражения: «Число раненых было так велико, что превзошло все ожидания. Все, что заготовлено, оказалось недостаточным. <…> Каждый из докторов работал за двоих, сестры милосердия оказали невознаградимые услуги в эти дни, и, несмотря на то, все-таки массы раненых по суткам оставались без перевязки и без пищи. Когда шел дождь, раненые промокали буквально насквозь, так как укрыться всем было негде». Многочасовые страдания, боль, агония и часто тяжелая смерть — цена, которую нужно заплатить любой войне, ради чего бы она ни велась.


«Победители»
1878–1879 гг. Холст, масло. 180×301 см. Киевский национальный музей русского искусства.
Балканская серия

Еще одна картина о Русско-турецкой войне изображает финал битвы под Телишем, когда по вине командующих был почти полностью уничтожен русский полк. Снова на холсте тела погибших и немногочисленные выжившие. Но ужас этой картины не в унесенных смертью жертвах. Ужасна бесчеловечность тех, кто остался жить. Победители-турки рыщут по карманам убитых — вдруг найдется что-то ценное? Тут же стягивают с еще теплых тел мундиры и сапоги и весело хохочут, забирая в плен одного из уцелевших. Война шокирует и замыливает глаз, и в какой-то момент жестокие поступки перестают казаться противоестественными. Верещагин показывает неуважение к погибшим — пусть и врагам, но таким же людям, у которых дома остались дети и семьи.


«Побежденные. Панихида»
1879 г. Холст, масло. 179,7×300,4 см. Государственная Третьяковская галерея

После окончания штурма Плевны и Русско-турецкой войны Верещагин написал: «Не могу выразить тяжесть впечатления, выносимого при объезде полей сражения в Болгарии. В особенности холмы, окружающие Плевну, давят воспоминаниями — это сплошные массы крестов, памятников, еще крестов и крестов без конца». На картине «Панихида» война изображена как всепоглощающая смерть. Бледно-желтое поле до самого горизонта усеяно телами, и нет им конца и края. Две мрачные фигуры священника и командира, совершающие панихиду, — единственное живое, что здесь есть. Небо в трауре льет горькие слезы по великой человеческой глупости, заставляющей раз за разом, из поколения в поколение затевать бессмысленные и жестокие войны.


«Апофеоз войны»
1871 г. Холст, масло. 127×197 см. Государственная Третьяковская галерея

Пожалуй, это самое известное полотно художника, которое венчает его творчество. На картине раскаленная пустыня, выжженный фруктовый сад, руины города — все, что осталось от некогда цветущего края. Стая стервятников кружится над этим кладбищем в поисках добычи. Верещагин прекрасно знал человеческую анатомию и старательно выписал каждый череп в огромной пирамиде. Эти останки принадлежат не только солдатам: здесь и старики, и женщины, и дети. А значит, война касается всех. И уничтожает — всех. Эта работа — нравственная проповедь всем живущим и апофеоз философии Верещагина. На раме адресная надпись: «Посвящается всем великим завоевателям — прошедшим, настоящим и будущим».

Верещагин ненавидел войну, хотя всю жизнь самоотверженно писал только ее. Он погиб, делая зарисовки очередного сражения во время морского столкновения России и Японии. О своем творчестве он писал: «Существует немало других предметов, которые я изображал бы с гораздо большей охотой. Я всю свою жизнь горячо любил и хотел писать солнце».

Автор Наталья Грачёва

https://narzur.ru/vereshhagin-poslanie-chelovechestvu/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

НА СТАТУС ПРИДВОРНОГО ХУДОЖНИКА ПУТИНСКОЙ ЭПОХИ МОЖЕТ ПРЕТЕНДОВАТЬ КАРИКАТУРИСТ ЁЛКИН

Незыблемым правилом каждого уважающего себя дворца в мировой истории было наличие придворных художников и поэтов. Многие творцы, обласканные вниманием их величеств и их высочеств, действительно являлись первоклассными, талантливыми мастерами. По прошествии веков некоторые даже затмили своих королей-покровителей.
По мнению отдельных политологов, власть российского президента близка к монархической, и возле его трона трутся, конечно, представители искусства, но ни «бесогон» Никита Михалков, ни кто иной не стали до сих пор в полной мере воплощением настоящего, с большой буквы, придворного художника. Все слишком распыляются в своём творчестве.
И лишь карикатурист Сергей Ёлкин, пожалуй, один трепетно хранит верность нашему национальному лидеру.
«Рисовать Путина для меня — это как есть, пить и дышать!», — говорит художник. Он работал в очень авторитетных изданиях: газета «Известия», РИА «Новости». Его карикатуры публиковали «Российская газета» и «Ведомости». Он работал и увольнялся, очень просто определяя, совпадает ли его личный маршрут с курсом редакции: «Я всегда спрашиваю „рисовать Путина?“ и, в зависимости от ответа, остаюсь или ухожу».
Его, правда, ко двору пока не пускают. Но, вероятно, зря. Тоскливые двадцать лет, миновавшие со времени прихода преемника Бориса Николаевича в Кремль, потомки вряд ли будут изучать по архивным документам, маловразумительным и избирательно применяемым законам, стонам граждан, пропагандистской шумихе, бюрократическим припискам. Окромя стабильности ничего не сыщещь. А вот в рисунках Ёлкина путинская эпоха предстаёт во всей многогранности и красе. День за днём, событие за событием, персонаж за персонажем фиксируются на бумаге или в компьютерном изображении, и на сегодня уже составлена потрясающая, весёлая, неприкрашенная, как есть история России первых десятилетий XX века.
Хотя сам художник не слишком лестно отзывается о советском сатирическом журнале «Крокодил», обвиняя его в излишней идеологизации, но всё же без него, как и без «Фитиля», без Райкина и Жванецкого, в настоящем ощущается горькая утрата политической и социальной сатиры. Да, юмора вокруг много, однако он весь теперь о тёщах и блондинках, любовниках и пьяницах, сексе и дураках. А у Ёлкина сохранилась «крокодилья» тяга к злободневной общественно-политической повестке. Такое содержание, помноженное на художественный талант, превращает его карикатуры в притягательное явление.
Львиная доля внимания художника к Владимиру Владимировичу абсолютно закономерна. В процентном соотношении она точно соответствует времени, уделяемому новостям о президенте на федеральных телеканалах и в крупнейших отечественных информагентствах. В существующем политическом пространстве, особенно после прошлогодней конституционной поправки, говорить, кроме как о Путине, особо не о чем. И всё же мастер находит возможность оставить для истории памятные мазки о других достойных современниках. Например, о Рогозине.
Импонирует интеллигентный подход Сергея Ёлкина к шутке: «А не надо шутить с голыми жопами, с оскорблением религиозных ценностей — это важно для очень многих. Нужно стараться не юморить в каком-то туалетно-унитазном направлении. Всё это очень просто… Я знаю, что если я нарисую Путина с хвостом, с рогами, в каком-то ином непотребном виде, то это соберёт много лайков. Но я считаю, что это неправильно. Достаточно просто делать власть не сакральной — десакрализировать её, а это достигается мягкой силой».
На вопрос, как привить чувство юмора лицам, которые в прошлом году за репост одной из его картинок завели дело и оштрафовали человека в Краснодарском крае на 30 тыс. руб., художник порекомендовал этим лицам больше читать. Правда, потом заметил, что если они станут много читать, то могут потом вовсе оставить свои рабочие места в надзорных ведомствах.

Автор - Игорь Витальевич Олин — директор средней школы в поселке Вахруши в Кировской области, учитель истории, публицист и блогер

https://rusrand.ru/replika/na-status-pridvornogo-hudojnika-putinskoy-epohi-mojet-pretendovat-karikaturist-yolkin

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

НА МАМАЕВОМ КУРГАНЕ "РОДИНА-МАТЬ" ПОКРЫЛАСЬ ТРЕЩИНАМИ И МРАЧНЫМИ ПЯТНАМИ

На Мамаевом кургане Волгограда всемирно известная скульптура «Родина-мать зовёт!» к 17 марта покрылась серыми пятнами и полосами, а местами заметны трещины. Реставрация статуи за 670 млн рублей завершилась чуть больше года назад. А компания-реставратор хотят обнакротить за неоплаченные счета.
«Родину-мать» после реставрации 24 июня прошлого года открывала министр культуры РФ Ольга Любимова. Пятна на статуи были заметны и тогда, но все надеялись, что они «высохнут».
— Комплексная реставрация одного из самых высоких в мире памятников проводилась впервые с момента его создания в 1967 году. Реставраторы обработали и заполнили раствором каждую трещину, общая протяженность которых составила 11 километров, — заявила на Мамаевом кургане Ольга Любимова, не обращая внимание на серый камуфляж «Родины-матери».
— Были использованы уникальные, ранее не применяемые технологии и материалы по реставрации бетона, в результате он приобрел цвет авторского бетона. Огромное спасибо скульпторам, реставраторам, сотрудникам музея и руководству региона за слаженную и кропотливую работу по восстановлению монумента. Поздравляю всех нас с открытием обновленной скульптуры — одного из крупнейших и значимых памятников России!
Фактически, внешняя реставрация «Родины-матери» завершилась ещё раньше — в ноябре 2019 года. Статую готовили к открытию 9 Мая. Ждали Владимира Путина, но он не приехал то ли из-за коронавируса, то ли увидел последствия реставрации, что почему-то не замечали те, кто подписал акт выполненных работ. Занималась реставрацией крупная федеральная компания ЗАО «Главзарубежстрой» по заказу ФГКУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации», подведомственного Минкультуры. Реставрация стоила около 670 млн рублей.
После печального обрушения фронтона мельницы Гергардта, фотограф «Блокнота Волгограда» прогулялся по Мамаему кургану и запечатлел, как сегодня выглядит «Родина-мать» после дорогой реставрации.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: https://rusrand.ru/actuals/na-mamaevom-kurgane-rodina-mat-pokrylas-treschinami-i-mrachnymi-pyatnami

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ВНУЧКА ХУДОЖНИКА ИЗ БАЛАШИХИ РАССКАЗАЛА О ТРАГИЧЕСКОЙ СУДЬБЕ ЕГО НАСЛЕДИЯ

Таким было мозаичное панно М.Аникеева на стадионе «Балашиха». Изображение: Из личного архива семьи Аникеевых

Работы советского и российского скульптора с мировым именем, заслуженного художника РСФСР, ветерана-фронтовика Михаила Аникеева знает и хотя бы раз видел каждый житель Балашихи. Композиции художника — чеканки, рельефы, витражи, графика, рисунки, мозаика, художественная ковка — радовали глаз не одному поколению балашихинцев.
Еще недавно, в начале осени 2020 года, в Балашихе состоялась выставка, посвященная 95-летию Михаила Аникеева. Проект «Жизнь творца XX века» был приурочен к 75-летию Победы и представил творчество скульптора в пространстве города — всего 119 уникальных работ.

«Солдаты 1941 года», живопись, М.Аникеев
Изображение: Из личного архива семьи Аникеевых

А уже в ноябре в Балашихе случилось невообразимое — монументальную чеканку «Символ связи», с 1978 года украшавшую здание местной АТС, варварски снесли и распилили на металлолом. Такое решение принял владелец здания — ПАО «Ростелеком». ИА Красная Весна писало о том, к какому результату привели «хождения по инстанциям» едва оправившейся от шока семьи Аникеевых — похоже, всё идет к тому, что за чудовищный акт вандализма никто не ответит.
Внучка художника Дарья Аникеева рассказала, что сейчас его семья озабочена тем, чтобы спасти хоть что-то более-менее уцелевшее из его наследия.
— Расскажу, что бы мы хотели сделать. Во-первых, здание бань на улице Флерова. Выставка, которая прошла осенью, была посвящена спасению барельефов. Был большой общественный резонанс. Здание бань огородили и даже повесили официальную табличку, на которой написали, что будут какие-то работы вести по восстановлению в 3-м квартале 2021 года. На этом — всё. Папа хотел связываться с собственником здания, но пока у нас нет точной информации.

ИА Красная Весна: А что с мозаикой на стадионе «Балашиха»?

— Половина мозаики обвалилась. Папа консультировался с художниками-монументалистами. Сказали, что надо ее снимать и пересобирать. А это, естественно, большие деньги. Городу — всё равно. Нам надо искать спонсоров. Рустам Мухтарович Гатауллин оказывал нам помощь. Он доктор технических наук, профессор, почетный горожанин Балашихи и был дружен с моим дедом. Но почему это только Гатауллину одному надо, непонятно! Вообще, если бы не он, не было бы и выставки. Всё, оказывается, делает не город, а один человек.

Сейчас мозаика на стадионе наполовину разрушена
Изображение: Из личного архива семьи Аникеевых

ИА Красная Весна: Что Вы можете сказать по поводу ответов, которые получили от администрации города?

— Вывод такой. Город, в котором жил мой дед, из которого уходил на войну и в который вернулся, который он украшал, — наплевал на деда и на его искусство. Так наши чиновники поступали еще при жизни деда. Почти все его монументальные произведения разрушены. На глазах снесли мозаику на стадионе, где сейчас «Балашиха-Арена». Теперь вот то же самое — с «Символом связи». Это нормально? Во главе города сидят совершенно лишенные чести и совести люди!

ИА Красная Весна: В какие инстанции Вы еще обращались по поводу уничтожения чеканки «Символ связи»?

— Мы писали в Минкультуры России, Генпрокуратуру, Совет Федерации, на прямую линию президента Путина. Все наши жалобы спустили на город, и в итоге дело просто замяли. 11 февраля нам ответили из минкультуры МО. Мы уже рассказывали об этом — они пишут, что всё дело было в якобы неисправном креплении чеканки и всё сделал «Ростелеком» без ведома и согласия властей. Кто проводил оценку состояния крепления — не ясно. Мы также писали и на телевидение, но там никто не заинтересовался!

В полуразрушенном состоянии находится изгородь и фронтон «Кованые музыканты» в городском парке
Изображение: Из личного архива семьи Аникеевых

ИА Красная Весна: Работы Михаила Аникеева имеют какой-то статус — являются историческими памятниками, имеют охранные грамоты?

— Работы в городе не занесены ни в какой реестр. Они делались по заказу города, а в итоге сейчас ничьи. Они не принадлежат семье и не принадлежат городу. Как такое может быть? Прошло уже столько времени с гибели чеканки, а в Минкульте только собираются создавать группу по рассмотрению этой проблемы. Это же просто дикость какая-то! Вот «Кованые музыканты» нашлись недавно. Мне прислали фотографию ограды — она просто заросла и заставлена помойкой! Поэтому ее все «потеряли». И это тоже к Минкультуры вопрос.

ИА Красная Весна

https://narzur.ru/vnuchka-khudozhnika-iz-balashikhi-rasskazala-o-tragicheskojj-sudbe-ego-nasledija/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ЧУДЕСА В РЕШЕТЕ

Чего-то громко говоря
И с признаками жизни (!)
С картины «Три богатыря»
Сошли анахронизмы,
Но про подобных «молодцов»
Не ведал даже Васнецов…

OVOD_NEXT

https://narzur.ru/chudesa-v-reshete/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

СОХРАНИМ ВЕЛИКОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ХХ ВЕКА «РЕКВИЕМ ХОЛОКОСТУ»

27 января весь мир отмечал скорбную дату — Международный день памяти жертв Холокоста. В этот день 76 лет назад советские войска освободили узников крупнейшего нацистского лагеря смерти Аушвиц-Биркенау в польском городе Освенциме, в котором зверски уничтожены от 1,5 до 4 миллионов человек.
Германский нацизм является беспрецедентным проявлением зла, величайшей трагедией XX века. У таких преступлений нет и не может быть срока давности. Им нет ни прощения, ни забвения.
Горе, что принес фашизм, глубокими ранами отложилось в сердцах людей, познавших ужасы войны. Не обошла стороной эта тяжелая доля и известного ульяновского художника Вагиса Адельшина, автора картины «Реквием холокосту», которая стала главной работой всей его жизни. Эта грандиозная картина написана масляными красками на холсте, имеет размеры десять метров в ширину и семь метров в высоту, и претендует на статус самой большой картины XX века.
Масштабная работа на тему ужасов концлагерей писалась автором 10 лет. Художник-живописец Вагис Адельшин работал над картиной в Европе, изучал исторические материалы, которые хранятся в музеях в местах бывших лагерей смерти.
К созданию этой величественной картины Вагис Адельшин пришел не сразу, его подвигло тяжелое детство, годы войны. Пропустив эту трагедию через свое сердце художник вложил свои чувства, память и скорбь в это неповторимое произведение, чтобы потомки могли знать и помнить, чтобы не допустить повторения этих страшных событий. Память о невинных жертвах геноцида всегда будет служить предостережением об опасностях, которые таят в себе агрессивная нетерпимость к другим народам, фанатизм, расизм, антисемитизм и ксенофобия.
«Я решил написать эту картину пока жил в Европе. Я сам дитя войны и видел своими глазами слёзы матерей, которые получали похоронки. Это было страшно, больно и осталось на всю жизнь в моём сердце»
Для маленького Вагиса эту страшную трагедию нес деревенский почтальон, хромая по мосту через реку, таща черную брезентовую сумку полную писем. Когда солнце поднималось высоко, все женщины и дети выходили навстречу почтальону. Из его детских воспоминаний: «Женщины были высокие, худые, в выбеленных холщовых платьях. Казалось, что это ангелы спустились с небес. Подходил почтальон, из черной сумки вынимал треугольные письма и раздавал белым ангелам. Письма читали вслух, радовались вместе, если у кого муж в госпитале или у кого получил высокую награду, значит живы. Потом наступал самый страшный момент, он раздавал серо-голубые листочки – похоронки. Женщины начинали истошно кричать таким криком, что невозможно описать»
Мальчик на всю жизнь запомнил эти крики и став известным художником, создал необыкновенное произведение искусства «Реквием холокосту».
На юбилейной выставке, посвященной 80-летию автора, уникальная картина вместе с другими работами художника были выставлены в залах Союза художников в Санкт-Петербурге. Сейчас картина находится на рабочем складе, свернутая в рулон. Художник очень обеспокоен тем, что со временем масляная живопись может осыпаться, картина повредится и его десятилетний труд окажется никому не нужен. Российскими музеями картина оказалась невостребованной, хотя посмотреть полотно желают многие люди.
Вагис Адельшин, по просьбе желающих увидеть картину, со списком подписей, обратился в Министерство Культуры с просьбой помочь найти выставочный зал для её показа, но получил равнодушный отказ. Картина написана для людей, её необходимо сохранить для потомков, и художника сильно возмутило безразличие чиновников, которые едят хлеб налогоплательщиков, а в ответ ничего не хотят делать, придумывают только всевозможные предлоги и отписки. И это длится уже много лет.
Не заинтересовались этим произведением искусства общественные организации и фонды, в том числе и еврейские. Нет дела до этой картины членам российского списка Форбс, да и меценатство на Руси перевелось от слова совсем. Теперь бизнесменов интересуют только яхты и недвижимость, до вечных истинных ценностей им дела нет. Перед уже немолодым художником стоит задача сохранить свою картину, которую он решает самостоятельно, без помощи государства, озабоченного только газопроводами. В будущей России, переустроенной на основе научного проекта, что заложен в Программе Сулакшина, за все сферы культуры, за духовное наследие и духовные ценности, за памятники истории и культуры, будет отвечать государство. Именно культурная оболочка отличает человека от животного, формирует его как человека истинного, нравственного, служащего делу добра.
Культура – это сфера бытия, творческой деятельности человека по отражению мира средствами искусства, литературы, закрепляющая высокие нормы истинно человеческого начала в его бытии, нравственные нормы, социализирующая, т.е. формирующая и воспитывающая поколение, входящее в жизнь, закрепляющая в своих особых формах искусства, литературы лучшие и цивилизационно идентичные практики, выработанные народом и творческими людьми в веках истории данной страны — профессор СС.Сулакшин.
А пока Вагис Адизянович своими силами переустраивает старый дом в Ульяновске, делает пристрой под выставочный зал для этой картины. Это строительство на сегодня непосильное для художника, потому как имеется сложность с проектно-строительными документами, строительными материалами и большими финансовыми затратами. Если в России ещё остались неравнодушные люди, готовые внести свой вклад в дело сохранения культурного наследия, контакты для связи с Вагисом Адельшиным в Редакции «Народного журналиста» narod@narzur.ru

Творческая биография художника:

Родился Адельшин 19 января 1939 года в селе Богдашкино Ульяновской области в большой, многодетной семье. Его тяжелое детство пришлось на период Великой Отечественной Войны. Вагис работал подпаском, был учеником столяра и одновременно учился в вечерней школе. В 1962 году приехал в Ленинград и поступил в Художественное училище им. В.А. Серова. С этого времени начался новый этап в жизни художника.
В 1976 году окончил высшее художественно-промышленное училище им. В.И. Мухиной. Получив профессию дизайнера, занялся живописью. Главными учителями и наставниками Адельшин считает живописца, Народного художника РФ А.А. Пластова и ленинградского акварелиста Г.К. Малыша.
Вагис Адизянович пишет картины на исторические и современные животрепещущие темы, городские и сельские пейзажи, натюрморты.
Первая выставка художника состоялась в 1958 году в Ульяновском краеведческом музее им. Гончарова.
В 2002 году Адельшин стал членом Союза художников России. Также участвовал во Всесоюзных выставках РФ. За 15 лет работы в Европе представил свои работы на экспозициях в различных галереях Швеции, Германии, Франции, Польши, Италии. Работы были приобретены в частные галереи многих стран мира.

Елена Светлая, Союз Народной Журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина

https://narzur.ru/sokhranim-velikoe-proizvedenie-khkh-veka-rekviem-kholokostu/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ТРЕБОВАНИЯ РУССКОГО ДУХА. КАРТИНА ИВАНОВА

О ПУБЛИКАЦИИ: Сейчас, в дни Светлого Праздника Крещения Господня уместно вспомнить удивительного художника-певца этого сокровенного сюжета, Александра Андреевича Иванова — мастера уникального в русской и мировой живописи.

Иванов — художник посвятивший всю свою жизнь «умозрению в красках» Явления Мессии, как он сам называл свою картину, известную нам как «Явление Христа народу», и ставшую одним из самых ярких сокровищ Третьяковской галереи и Москвы, хотя сам художник в ней ни разу не был. Сюжет выбирался Ивановым как самый главный на свете, такой, которому стоит отдать всего себя, свою жизнь, помыслы, моления.

Ниже мы предлагаем работу славянофила, философа и общественного деятеля Алексея Степановича Хомякова, одного из первых оценивших все громадное величие и ценность замысла Иванова на фоне «скудости и безхарактерности искусства у нас с той поры, как западное просвещение подавило истинное просвещение русское, и противуполагает его тем прекрасным задаткам искусства в до-Петровской эпохе, которые пробивались даже сквозь все неблагоприятные исторические условия, не дававшие искусству достигнуть полного своего развития».

Профессор Каплин, исследователь жизни Хомякова пишет, что о Иванове Хомяков узнал скорее всего от Гоголя или Жуковского, что «в Риме работает целые годы художник-отшельник, посвятивший себя всецело служению искусству, не как ремеслу, а как делу всей жизни, и что под его кистью вырабатывается произведение вполне своеобразное — он обратил живое внимание на его труд и вероятно чрез посредство вышеупомянутых друзей своих следил с живым участием за ходом его работ». Хомяков писал: «Говорят, что где-то в Европе живет наш художник, человек, исполненный жара и любви, давно обдумывающий чудные произведения стиля нового и великого, и что он готовит нам новую школу». Итак, еще с этих, а вероятно еще с более ранних пор, Хомяков связывал с Ивановым горячие надежды на зачатие новой русской школы живописи. Вспомнив вышеприведенные выписки относительно того значения, которое он придавал искусству, легко понять, что появление самой картины было для него не любопытным лишь художественным фактом, а целым событием громадной важности в куль­турной жизни России».

Алексей Степанович утверждал, что полотно Иванова — это происшествие в русской жизни. Создавая свой шедевр, художник совершил подвиг. И жизнь, и смерть мастера трогательна, торжественна, великолепна.

Алексей Степанович Хомяков

***

Я начал к тебе письмо о картине Иванова и вдруг — Иванова уже и нет. Иванов умер. Я не могу тебе сказать, как тяжело меня поразила эта весть. Иванов умер. Странно: сколько лет ждали мы, чтобы он кончил свою картину, свою одну картину, и как-то мысль свыклась с тем, что одна только и будет картина от него, и многие даже наперёд утверждали, что он, кроме этой картины, ничего не напишет, и так и сбылось. Одна только и будет картина Иванова. А он ещё был и свеж, и крепок, и полон жара. Грустно! Если ему не суждено было болеть, если слабость зрения не позволяла ему уже так кончать, как прежде: разве невозможны были для него гениально придуманные и прочувствованные рисунки, которыми бы радовались и назидались будущие поколения, как некогда восхищались погибшими теперь картинами великих соперников Буонаротти и Да Винчи? Если бы, наконец, и то было невозможно, разве не следовало ему, по крайней мере, пожать плод трудов своих и после многолетней упорной работы хоть сколько-нибудь насладиться дорого купленною славою?

А.А.Иванов. Путешественник. Этюд для картины «Явление Христа народу». 1830-е. ГТГ. Считается автопортретом художника. Хранился в Румянцевском музее

Как только узнал я, что картина Иванова привезена, я поехал в Петербург. Тут было не одно любопытство, и даже не одна любовь к искусству: нет. Но в продолжение многих и многих годов следил я из Москвы за нашим римским тружеником, у всех спрашивал я вестей, ждал с надеждою и страхом: свершит ли он начатое, не упадёт ли духом, не умрёт ли безвременно, не впадёт ли в отчаяние или перед задачею своею, или перед мыслью о том несочувствующем мире, который будет его судить; сам не уничтожит ли своего труда как тот великий художник слова, который так глубоко умел его ценить? И наконец она уже тут. Мне надобно было видеть её, увериться, что она точно кончена, что недаром ждал столько лет. И действительно, вот она, лучше, прекраснее, чем говорили. А не прошло месяца, и самого Иванова уж нет. Больно. Больно мне не потому только, что он мог ещё многое совершить, и не потому только, что у него как будто похищена заслуженная награда венчанной лаврами старости, а и потому ещё, что в течение трёх дней, или трёх свиданий, я успел его полюбить от всей души. Уехал бы он Бог знает куда (хотелось ему на Восток и снова в Рим); мы, может быть, и не встретились бы более: всё равно.

Я знал, что я его полюбил на всю жизнь. Он был одною из тех аскетических натур, которым достаётся великая доля в борьбе вековой, одним из тех монахов-художников, о которых И.С.Аксаков говорил с такою красноречивою любовью в «Московском Сборнике», он был в живописи тем же, чем Гоголь в слове и Киреевский в философском мышлении. Недолго живут такие люди, и это не случайность.

Чтоб объяснить их смерть, недостаточно сказать, что вода и воздух невский тяжелы, или что холера получила в Петербурге права почётного гражданства, в которых остальной мир ей отказывает: ведь Гоголь умер же в Москве.

Ближайший к Христу (так называемый портрет Н.В.Гоголя). Фрагмент картины А.А.Иванова «Явление Христа народу»

Нет: другая причина сводит таких тружеников преждевременно в могилу. Их труд не есть труд личный: это не бедные и скудные природы, силящиеся выразить свою единичную сущность, не жалкие дюжинные умы, стучащие себе пальцами по лбу, чтобы добиться оттуда ответа, и получающие обыкновенно только один ответ, что «дома нет никого».

Это могучие и богатые личности, которые болеют не для себя, но в которых мы, русские, мы все, сдавленные тяжестью своего странного исторического развития, выбаливаем себе выражение и сознание. Легко ли им? Как ни крепка их природа, а всё-таки она недолго выдерживает свою внутреннюю работу. И неужели так будет всегда? Мы видим пахарей и сеятелей, а жатву трудно даже и представить себе.

Всего вероятнее, что труд наш, а жатва будет всемирная.

А всё-таки я тебе скажу то, что хотел сказать о картине. Первое внимание дoлжно обратить на самый замысел её.

В истории человеческого рода встречается одно совершенно исключительное явление. Было племя или, пожалуй, был народ, единственный в мире, который ясно сознавал за собою особенное призвание и особенную цель существования. Не хвалился он древностью: напротив, признавал себя почти младшим в мире и как будто выражал это признание тем, что постоянно вёл свою родословную от младших сыновей общих человеческих родоначальников. Не хвалился он ранним величием, ибо (в отличие от всех других народных преданий) помнил себя ещё отдельною семьёю и помнил своё постепенное размножение до небольшого народца. Не хвалился ни особенною силою, ни особенным мужеством: ибо постоянно рассказывал о своём порабощении другими, часто ничтожными народами. Жизнь бродячая и в то же время заключённая в небольшом уголке мира; отсутствие всякой государственной самостоятельности, отсутствие всякой славы и всякого притязания на славу: вот судьба этого народа. Другие племена двигают миром, созидают царства, покоряют земли, гремят силою, художеством, наукою, потом падают, разрушаются, исчезают в бурях Всемирной Истории; а он, заключённый и замкнутый в самого себя, сохраняется и крепнет в самосознании, строго отвергая всякую примесь иноплеменной или, лучше сказать, иномысленной стихии, или резко освобождаясь от случайной и временной её примеси. Странный народ, живущий в мире и чуждый миру, не заключённый ни в хранительных объятиях океана, ни в неприступности гор, ни в непроходимости пустыни, ни в глуши какого-нибудь малонаселённого материка, а брошенный без защиты на перепутье всех народов, всех завоевательных сил, всех торговых предприимчивостей, и при всём том несокрушимый и целый! Он живёт единственно одною мыслью и для одной мысли. Правда, и на него нападает искушение жизни политической государственности, одним словом, Истории, и он подпадает этому искушению; но за коротким проблеском исторической деятельности следуют отпадение и конечная гибель большей части его вещественных сил, страдание, унижение и, наконец, многолетний и постыдный плен, из которого он возвращается как бы сквозь искушение огненного горнила, ещё более твёрдый, ещё более верный основному началу своей духовной мысли.

А.А.Иванов. Медный змий. Эскиз. 1838. ГТГ. Хранился в Румянцевском музее

Самая эта мысль крайне проста и немногосложна, а именно, что ему Бог открыл истину и поручил её хранение. Зато истина эта бесконечна и всеобъемлюща; в ней заключается знание единого Бога и отношений Бога к Своему созданию — человеку, знание духовности человека и обязанностей его к Богу. В этом вся жизнь народа, вся сила его самостоятельности. Даже во время исторической его деятельности его вожди-цари только и имеют значение, во сколько они верны этому коренному началу. Они представляются воображению не торжествующими, не вооружёнными мечом или окружёнными блеском царского величия, а коленопреклонёнными, в смирении покаяния, перед старцем-отшельником, или погружёнными в думу с богохвалебною арфою или богоглагольною скрижалью.

Хранить Бога для всего человечества — такова единственная задача этому чудному народу; вне её ему и не нужно, и нельзя существовать, и поэтому всё, что с нею несогласно или ей противно, или чуждо, всё должно исчезать без следа, как случайность, не заслуживающая ни внимания, ни памяти. Хранить для человечества Бога и Бога единого — такова задача. Но была ли она исполнима? По-видимому, нет.

Не было возможности маленькому народцу, брошенному на перепутье всех великих народов, устоять против характера и убеждений всего древнего человечества; слабому отстоять свою духовность в продолжение многих веков против сил, беспрестанно его порабощавших вещественно; преданию о Боге едином и о строгости нравственного закона удержаться в этой стране, которая изо всех стран мира представляла самое полное, самое разнообразное развитие многобожья, действующего посредством ужаса и фанатизма на воображение и посредством всех соблазнов разврата на чувственность человека; ещё менее возможно было ему удержаться в таком народе, которого все страсти, все стремления постоянно влекли к наслаждениям жизни вещественной и к поклонению видимым богам.

При всём том невозможное совершилось. Внешние грозы и бедствия устранялись дивным устроением исторических судеб, поражавших врагов Израиля: «Не остави человека обидети их, и обличи о них цари. Не прикасайтесь помазанным Моим» (Пс. CIV). Но против внутренних врагов, которые несравненно опаснее внешних, против искушений и соблазнов многобожья, к которому всегда стремились страсти народные, восставали спасительные силы из самых недр народа. То были люди без власти, без отличия внешнего, без всех условных знаков величия, но могучие духом, знаменьями и, словом, люди, в которых выражалась внутренняя сущность предания и его духовных основ. Они были уничижаемы, преследуемы, изгоняемы, убиваемы; но они совершили подвиг, к которому были призваны, и силою слова, как железными удилами и железным бичом, возвращали заблуждающуюся толпу от безумного разврата идолопоклонства к строгой разумности единобожия. В преемстве этих людей, пророков или зрячих — вся история их народа, история вполне духовная, спасшая для всего человечества возможность истинной жизни.

Герои этой истории непохожи на героев других племён. Они не представляют развития какой-нибудь одной из способностей ума или воли, но полное преобладание и просветление всех нравственных стихий в человеческой душе; своим успехом (разумеется, не личным, а историческим) они обязаны не счастью и не внешней случайности, а самим себе и силе того духа, который жил в них и сокрушал враждебность внешнего мира.

По этому самому они всегда будут не только любимыми предметами для верующего созерцания, но и высшими идеалами для того художества, которое стремится воплотить тайны человеческого духа в очерки человеческого образа.

А.А.Иванов. Давид играет на арфе перед Саулом. Эскиз неосуществлённой картины. 1831. ГТГ. Хранился в Румянцевском музее

Так жил Израиль, одинокий в народах, постоянно отрываемый страстями своими от Бога и от обетований Божьих и постоянно возвращаемый к ним духовною силою своих пророков. Наконец, из плена вавилонского, очищенный карою Божию, уменьшенный до скудного остатка, лишившийся навсегда надежды на вещественное значение в мире историческом, он возвратился на пепелища своей прежней столицы, в уголок своей прежней области. Тут замолкает голос пророков: он был уже не нужен. Страдания плена, благодетельное влияние пророческих песен, никогда не умолкавших во время этого плена, глубокое отвращение от многобожия, ругавшегося над его страданиями, обновили душу уцелевшего народа. Он всецело, так сказать, сделался пророком, и потом, в кровавой борьбе Маккавеев, купил свои права на Божественный обет и на всемирное призвание. Но трудно человеческой слабости устоять на духовной высоте. Искушение лежало в самом торжестве. Израиль остался верным Завету и впал в самообольщение гордости. Он принадлежал истине: ему стало казаться, что истина ему принадлежит; он был Божий: ему стало казаться, что Бог — его, и со дня на день росла эта гордость, несмотря на возрастающее порабощение миродержавному Риму. Будущий Мессия, сила Божия, должен был дать Израилю вещественную победу и вещественное владычество над всею землёю. Тогда-то из недр горящей пустыни, возросший на её дикой пище, облачённый в её дикую одежду, явился последний и величайший из пророков. Он уже гремел не против многобожия, но против родовой гордости Авраамовых потомков, учил их покаянию и кающихся очищал символическим крещением в водах Иордана.

А.А.Иванов. Голова Иоанна Крестителя. Этюд для картины «Явление Христа народу». ГТГ. Хранился в Румянцевском музее

Однажды поутру увидел он человека, идущего к крещению, и узнал в нём Того, в Ком должны были совершиться все обещания Божии. Одинок шёл Он в Израиле, как Израиль шёл одинок в народах мира; Он шёл в силе Своего смирения, без блеска, без видимого величия, с виду подобный всем сынам человеческим, и Иоанн сказал: «Вот Агнец Божий, вземлющий грех мира!»

То, что было достоянием одного племени, делалось достоянием всех племён, но уже в совершеннейшем богопознании. Народная исключительность разрушалась, признавая своё служебное отношение ко всему человечеству. Величайший из пророков, представитель всех прежних пророческих личностей, узнал и показал народу Того, Кого ждали все пророки: весь Ветхий Завет преклонился пред Новым,

вся многовековая жизнь Израиля сосредоточилась в одно мгновение.

Таков замысел картины, и исполнение достойно замысла. Более этого сказать, кажется, нельзя: но надобно дать себе отчёт в том, как отнёсся художник к предмету своему, чтоб выразить его.

Очевидно, Иванов поставил себе в этом отношении одно правило: устранить всякий личный произвол, всякую личную прихоть. Он не хотел ни пленять, ни удивлять, ни поражать зрителя: он вовсе и не думал о зрителе. Он не хотел также и того, чтобы что-нибудь в картине напоминало об Иванове (как, например, всё в картинах Буонаротти напоминает о нём самом). Он думал, что художник не должен становиться как видимое третье между предметом и его выражением, а только как прозрачная среда, через которую образ предмета сам запечатлевается на полотне, и этой высокой простоты достиг он так, как её не достигал ни один из величайших художников, потому именно, что никто из них не постигал в такой степени её значения и законов. Следствием и наградою этой простоты было то, что величие избранного предмета действительно перешло в его изображение.

Продолжение: https://narzur.ru/khudozhestvennye-trebovanija-russkogo-dukha-kartina-ivanova/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

«АДСКИЙ КРЕАТИВ»: СОСТАВЛЕН РЕЙТИНГ УРОДЛИВЫХ РОССИЙСКИХ ПАМЯТНИКОВ

Фото: Михаил Бормотов/РИА Новости

После того как главным мемом Рунета и символом коронавирусной эпохи стала Алёнка — памятник сказочной героине, установленный в Нововоронеже, член Общественной палаты России Александр Малькевич составил свой список самых неоднозначных российских памятников.

По следам «прекрасной» Алёнки собрал для вас довольно странные и страшные российские скульптуры. Ранее мы уже обсуждали этот памятник, внешний вид которого вызвал широкий резонанс: арт-объект действительно подвергся массовой критике и стал интернет-мемом. Но многие, наоборот, — посчитали памятник необычным и оригинальным. Однако шедевры горе-скульпторов можно обнаружить и в других городах России, — приводит слова Малькевича «Ридус».

Член ОП нашёл и «сестру» Алёнки. Этот монумент он обнаружил в Новосибирске у нового жилого комплекса на улице Бориса Богаткова. Он выглядит не менее страшно, чем нововоронежский памятник сказочной героине. По словам Малькевича, скульптурная группа, наводящая ужас на горожан, выглядит таким образом: Алёнка окружена двумя парнями с воздушным змеем, а у её ног разлеглась собака. Сама девушка выглядит так, как будто проглотила жабу и та застряла у неё в горле.

На третьем месте — конь Ярыж. Он установлен на 491-м километре московской трассы под богатым на уродливые памятники всё тем же Воронежем. Вес лошадки составляет три тонны, а высота 3,5 метра. Вместо стога сена Ярыж ест рельс и вообще не очень похож на коня всем, кроме полового органа, который выписан с потрясающей точностью.

За ним расположился Контактный кентавр из Пензы. Автор скульптуры Юрий Ткаченко хотел, чтобы с ним обнимались горожане и туристы, но вместо этого они создали петицию с требованием убрать уродца с центральной улицы. Дело в том, что тело кентавра развёрнуто, а в груди — дыра.

Между тем в конце декабря жители Нововоронежа выступили с предложением продать с аукциона памятник Алёнке, демонтированный спустя несколько дней после установки из-за жалоб горожан на его внешний вид, сообщал NEWS.ru.

news.ru

https://narzur.ru/adskijj-kreativ-sostavlen-rejjting-urodlivykh-rossijjskikh-pamjatnikov/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ВИРУСНОЕ РАЗГРАБЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ

14 ноября исполняется 50 лет Конвенции ЮНЕСКО о незаконном обороте культурных ценностей. В период эпидемии коронавируса она получила особую актуальность. Пандемия сделала музеи, картинные галереи, археологические памятники и места раскопок лёгкой добычей для преступников, криминальных групп и террористических организаций. Эксперты из ЮНЕСКО отмечают учащение случаев продажи через социальные сети контрабандных объектов культуры и древностей, по большей части из стран Ближнего Востока и Северной Африки. Но от грабежей страдает весь мир.

В пандемию произошло ослабление контроля местных органов правопорядка за музеями и археологическими объектами, так как последние закрылись для посетителей. Этот момент стал удачным для злоумышленников – меньше стало не только охранников, но и прохожих, которые могут сообщить о преступлении.

В марте 2020 года преступники беспрепятственно похитили картину Ван Гога «Весенний сад. Сад у дома священника в Нюэнене весной» из закрытого на карантин музея Singer Laren в Нидерландах. Страдают не только запасники музеев, но и археологические памятники, которые буквально разбирают по частям. Большая часть подобных преступлений происходит в странах Ближнего Востока, Северной Африки и Латинской Америки, чему способствует выросший за время эпидемии уровень бедности, разрухи и запустения в местах сосредоточения культурных и исторических ценностей. «Зачастую речь идёт об изъятии из культурных объектов отельных фрагментов. Из-за чего, ко всему прочему, происходит разрушение основных объектов», – говорит заместитель генерального директора ЮНЕСКО по культуре Оттоне Рамирес.

По его словам, у Интерпола нет доказательств фактов нелегальных археологических раскопок: «Однако мы можем предположить, что, когда все силы уходят на поддержание безопасности здравоохранения, другие зоны остаются неприкрытыми, и число полицейских патрулей, в особенности в отдалённых местах археологических раскопок, сокращается».

В Италии, где уровень краж культурных артефактов остаётся одним из самых высоких в мире, в среднем исчезают около 55 предметов искусства в день и 20 тысяч в год.

В основном на таком «бизнесе» зарабатывают мафия и крупные криминальные сети. За последние три года в отдельных регионах число краж увеличилось втрое, и период эпидемии не мог не поспособствовать росту количества преступлений в этой сфере.

В некоторых городах, имеющих особое историко-культурное значение, например, во Флоренции, местные власти усилили охрану закрытых на карантин музеев. Чаще всего злоумышленники похищают старинные книги, среди которых огромное количество церковной литературы. Именно поэтому сотрудники специального отдела Вооружённых сил Флоренции ежедневно получают информацию об обстановке от священнослужителей местных церквей.

ЮНЕСКО против чёрных торговцев

В 2020 году ЮНЕСКО запустило масштабную кампанию, цель которой – предупредить любителей искусства о катастрофических последствиях роста товарооборота предметов искусства и древностей на чёрном рынке. По приблизительным подсчётам, ежегодно совершаются нелегальные продажи культурных артефактов на 10 млн долларов – по мнению ЮНЕСКО, это серьёзный источник финансирования криминальных и террористических организаций.

По приблизительным подсчётам, ежегодно совершаются нелегальные продажи культурных артефактов на 10 млн долларов.Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Как сообщает официальное издание «Курьер ЮНЕСКО», осенью 2019 года более чем в 100 странах прошли крупные спецоперации по раскрытию подпольных сетей международной торговли предметами искусства. Было изъято в общей сложности 19 тысяч объектов, в числе которых монеты различных эпох, старинные виды оружия, керамические изделия, окаменелости и картины. Операциями руководили с одной стороны Всемирная таможенная организация и Интерпол, с другой – Европол и Гражданская гвардия Испании.

«Одна только таможенная служба Афганистана конфисковала в аэропорту Кабула 971 предмет, относящийся к культурному наследию этой страны. В Мадриде были найдены крайне редкие предметы доколумбовой эпохи, в том числе золотая маска цивилизации Тумако».

Эксперты посоветовали ЮНЕСКО создать специальные полицейские подразделения, ответственные за мониторинг онлайн-платформ, и более активно использовать базу данных Интерпола об украденных произведениях искусства, что позволит не только уличить преступников, но и вернуть объекты культуры в страну их происхождения. Последнее нередко является предметом конфликтов между государствами с богатыми музейными коллекциями и теми, кто требует возврата незаконно вывезенных предметов культуры на их историческую родину. Калифорнийский музей Гетти насчитывает порядка 44 тысяч предметов искусства «неизвестного происхождения». Страны, где были произведены хищения, также зачастую не сообщают об этом ни Интерполу, ни своим международным коллегам, что затрудняет обнаружение и возврат предметов искусства их законным владельцам.

Соцсети – магнит для нелегалов

По данным ЮНЕСКО, последние 10 лет существенная часть случаев незаконной торговли культурными ценностями происходит через социальные сети, контролировать которые может лишь их же собственная администрация. На страницах соцсетей сейчас можно с лёгкостью не только найти фотографии и информацию о нелегально продаваемых предметах культуры и древностях, но и получить инструкции о том, как разрыть землю на археологическом участке и избежать полицейского блокпоста.

После трёхлетнего давления со стороны ЮНЕСКО в июне 2020 года Facebook и Instagram запретили на своих платформах любую торговлю историческими и культурными артефактами под эгидой борьбы с нелегальным оборотом предметов искусства и антиквариата.

Тем не менее несколько месяцев спустя, в сентябре 2020 года, только на страницах Facebook было выявлено 120 групп по продаже историко-культурных ценностей, в которых состояли несколько сотен тысяч человек.

Онлайн-торговля максимально упрощает реализацию незаконно полученных произведений искусства и позволяет покупателям сохранять полную анонимность при совершении сделки. Особую популярность продажи через социальные сети приобретают на Ближнем Востоке – значительная часть из них использует арабский язык. В 2005 году на официальной платформе eBay была выставлена на продажу нелегально вывезенная из Ирака плитка из храма в Ларсе времён царя Навуходоносора. Покупателями являются в основном коллекционеры и посредники из западных стран. По данным The Art Market, 82 процента продаж произведений искусства в прошлом году приходилось на США, Великобританию и Китай.

Когда культура стоит на службе у терроризма

«Сегодня незаконный оборот культурных ценностей представляет собой третий по величине сегмент чёрного рынка, уступая лишь торговле наркотиками и оружием. Он особенно процветает в зонах, охваченных конфликтами, ставя под угрозу не только культурную самобытность народов, но и международную безопасность и мир», – сообщает Оттоне Рамирес.

Особый ущерб наносит деятельность в зоне военных конфликтов террористических группировок, в огромных масштабах расхищающих предметы искусства и археологические ценности. Количество объектов, украденных в своё время в Сирии, Ираке, Афганистане и Йемене, не поддаётся описанию. Зачастую террористы попросту уничтожают произведения искусства и археологические древности, но ещё чаще награбленное попадает в частные коллекции.

Руины рынка Сук в Алеппо.Фото: Михаил Алаеддин/РИА Новости

«Катастрофическое уничтожение древнего рынка Сук в Алеппо в 2012 году наделало шума в телевизионных новостях, но на самом деле гораздо больший ущерб происходит от расхищений, – говорит профессор Государственного университета Шони в Огайо Амр аль-Азм. – В этот непростой момент люди пытаются выжить, особенно в странах, которые оказались в ситуации глубочайшего экономического кризиса, таких как Сирия или Ливан».

В Ираке, где только лишь в одном из древнейших шумерских городов Ур не извлечёнными из мест залегания остаются около 95 процентов от общего числа всех культурно-исторических ценностей, отношение к вопросам охраны и сохранения этих предметов со стороны местных властей и пришедших после событий 2003 года американских военных остаётся очень поверхностным. Специально сформированные для защиты культурных объектов военные силы зачастую привлекаются для выполнения других стратегически значимых миссий, из-за чего эти объекты остаются без наблюдения. По мнению учёного Али аль-Рубайе, эта зона привлекала массу воров и чёрных археологов ещё в период правления Саддама Хусейна, когда значительная часть найденных на территории культурных и археологических ценностей переправлялась через Турцию и Иорданию в западные страны и Китай, где и оседала в частных коллекциях.

После военных действий 2003 года ситуация значительно ухудшилась, а с момента начала эпидемии коронавируса она обрела особую остроту не только в Ираке, но и на всём Ближнем Востоке.

Анна Цыба

https://narzur.ru/virusnoe-razgrablenie-kultury/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

РЕКВИЕМ ПО КУЛЬТУРЕ ИЛИ ПРОСТИ НАС, ЕСЕНИН

Вообще, теперь самое страшное, самое ужасное и позорное даже не сами ужасы и позоры, а то, что надо разъяснять их, спорить о том, хороши они или дурны.

(И.А. Бунин)

В честь 125-летия Сергея Есенина на территории Московского государственного музея его имени открыли памятник поэту работы некоего Григория Потоцкого. Автор называет исчадие своего воображения иногда «Реквием по Есенину», а иногда «Ангел русской поэзии».
Благодарные москвичи оценили по достоинству «сие» в комментариях:
«Какая агрессивная пошлость и безвкусица».
«Я несколько минут хлопала глазами, пытаясь это осмыслить».
«То ли крылья подрезали, то ли ласты склеил. Прости нас, Есенин».
«Напоминает терминатора Т-1000 в сцене на металлургическом заводе».
«Я редко высказываюсь так однозначно о произведениях искусства. Но, по-моему, это откровенное уродство».
И здесь как раз тот случай, когда о вкусах спорят до полного изнеможения либо своего, либо оппонента. Почему-то у любого, самого отвратного произведения, будь то книга ни о чем, глупый фильм, корявая картина или дегенеративная «инсталляция», обязательно найдется поклонник, уверяющий, что все вокруг недоразвитые ограниченные обыватели, а вот он — художественно одаренная натура — сразу понял, что автор вложил в свой шедевр глубокий смысл и тонкие переживания. У памятника Есенину тоже есть поклонники:
«После первых секунд жесткого удара по глазам, я бы сказала, удара в лицо, вдруг тормозишь и начинаешь думать. Каждый думает о своем, додумывает согласно своему опыту и знаниям, но главное — думает. Невредное качество всего живого».
«Трагедия его жизни отражена. Очень люблю поэта, и, глядя на эту композицию, мысли те же, что и обычно, жаль, что убили, не смог он поднять эти крылья и полететь».

"По-моему, памятник удивительно тонкий и заложенная в нем идея удивительно глубокая. Тут в комментах вспоминали (и ставили в пример!) памятник Есенину на Тверском бульваре. На мой взгляд, их, конечно, невозможно уравнивать: тот — массовый продукт, который ничего нам не говорит о человеке, которому его поставили. Здесь же скульптура однозначно индивидуальная, а заложенная в ней идея очень светлая и пронзительная. Вспомните жизнь Есенина и вы заметите, что это удивительно емкий образ".
Если бы подобный памятник был явлением единичным, то куда ни шло, один эксцесс «я так вижу» мир не перевернет — забросают автора по старинной традиции гнилыми помидорами и тухлыми яйцами, и непонятый «гений» сто раз подумает, а вдруг не «публика дура», а с ним что-то не то. Но дело в том, что других произведений уже то ли нет, то ли они не доходят до потребителя. Какие-то идиотские театральные постановки с элементами порнографии, певцы без голоса и слуха под «фанеру», инсталляции типа погнутой арматурины и картины в виде пары клякс на всю стену, сделали понятие «современное искусство» чуть ли не ругательным.
Некоторые старорежимные идеалисты считают, что искусство должно делать зрителя, слушателя лучше, учить думать и сопереживать. А некоторые думают, что достаточно самовыразиться, главное вызывать эмоциональный отклик у других людей. С этой точки зрения памятник Есенину вполне может считаться произведением искусства, поскольку выражения «агрессивная пошлость» или «откровенное уродство» — достаточно эмоциональная реакция. Лично же мое мнение — весь этот мутный вал деградантства в сфере российской «культурки» порожден бездарностью, нежеланием учиться и вкалывать, непрерывно оттачивая мастерство, безответственностью и безнаказанностью ее деятелей. Недаром сетевые острословы говорят: песня — это когда слова положили на музыку, а современная песня — это когда положили и на музыку, и на слова. И на слушателя, кстати, тоже.
В булгаковских «Записках на манжетах» есть прекрасная иллюстрация, каким образом криворукость, отсутствие таланта и ответственности если не перед публикой, так хоть перед собой может изгадить даже эталонные образцы искусства:
«Решили после «Вечера чеховского юмора» пустить «Пушкинский вечер».
Любовно с Юрием составляли программу.
— Этот болван не умеет рисовать, — бушевал Слезкин, — отдадим Марье Ивановне!
У меня тут же возникло зловещее предчувствие. По-моему, эта Марья Ивановна так же умеет рисовать, как я играть на скрипке… Я решил это сразу, как только она явилась в подотдел и заявила, что она ученица самого N. (Ее немедленно назначили заведующей Изо.) Но так как я в живописи ничего не понимаю, то я промолчал.
Ровно за полчаса до начала я вошел в декораторскую и замер… Из золотой рамы на меня глядел Ноздрев. Он был изумительно хорош. Глаза наглые, выпуклые, и даже одна бакенбарда жиже другой. Иллюзия была так велика, что казалось, вот он громыхнет хохотом и скажет:
— А я, брат, с ярмарки. Поздравь: продулся в пух!
Не знаю, какое у меня было лицо, но только художница обиделась смертельно. Густо покраснела под слоем пудры, прищурилась.
— Вам, по-видимому… э… не нравится?
— Нет. Что вы. Хе-хе! Очень… мило. Мило очень… Только вот… бакенбарды…
— Что?.. Бакенбарды? Ну, так вы, значит, Пушкина никогда не видели! Поздравляю! А еще литератор! Ха-ха! Что же, по-вашему, Пушкина бритым нарисовать?!
— Виноват, бакенбарды бакенбардами, но ведь Пушкин в карты не играл, а если и играл, то без всяких фокусов!
— Какие карты? Ничего не понимаю! Вы, я вижу, издеваетесь надо мной!
— Позвольте, это вы издеваетесь. Ведь у вашего Пушкина глаза разбойничьи!
— А-ах… та-ак!
Бросила кисть. От двери:
— Я на вас пожалуюсь в подотдел!
Что было! Что было… Лишь только раскрылся занавес и Ноздрев, нахально ухмыляясь, предстал перед потемневшим залом, прошелестел первый смех. Боже! Публика решила, что после чеховского юмора будет пушкинский юмор! Облившись холодным потом, я начал говорить о «северном сиянии на снежных пустынях словесности российской»… В зале хихикали на бакенбарды, за спиной торчал Ноздрев, и чудилось, что он бормочет мне:
— Ежели бы я был твоим начальником, я бы тебя повесил на первом дереве!
Так что я не выдержал и сам хихикнул. Успех был потрясающий, феноменальный. Ни до, ни после я не слыхал по своему адресу такого грохота всплесков. А дальше пошло crescendo. Когда в инсценировке Сальери отравил Моцарта — театр выразил свое удовольствие по этому поводу одобрительным хохотом и громовыми криками: «Biss!!!»

Крысиным ходом я бежал из театра.

На Михаила Афанасьевича этот случай произвел такое неизгладимое впечатление, что когда он писал пьесу о последних днях Пушкина, он создал ее без… Александра Сергеевича, чтобы не только в содержании, но и во внешности актера, который мог бы играть поэта, не было ничего, допускающего хотя бы намек на карикатурщину, пошлость, бакенбардную «ноздревщину». Первоначально соавтором был В.В. Вересаев, но писатели, будучи друзьями в жизни, в процессе работы над пьесой разошлись во взглядах на искусство. Булгаковским «Пушкиным» как основой для оперы всерьез интересовались такие корифеи как Прокофьев и Шостакович. И если кто знаком с этой пьесой, то знает, что несмотря на отсутствие персонажа «А.С. Пушкин» как такового, гений «Солнца русской поэзии» пронизывает весь сюжет: его стихи, его любовь, сплетни великосветских негодяев, отравившие жизнь поэту, и зависть к его таланту бездарных коллег по цеху, его трагическая смерть и великая слава… Потому что Булгаков был талантливым писателем, настоящим тружеником, ответственным перед собой и людьми творцом, и понимал, что недопустимо гнать халтуру, тем более, когда речь идет о Пушкине, которого он считал идеалом и боялся бросить даже тень пошлости на великого поэта. Для него наваять, что называется, «задней ногой» претенциозную ахинею, да еще и отстаивать ее право на существование с криками «я художник — я так вижу» было недопустимо.
А сейчас — свобода творчества, все разрешается, все допускается, нет цензуры и нет самодисциплины, критического, требовательного отношения к самому себе, плодам своего творчества, зато есть наплевательское отношение к публике, для которой, собственно, и трудятся мастера «культурки». И непонятно, кто первый начал процесс распада и деградации, и кто должен его остановить: бездарные, но слишком высоко мнящие о себе «деятели искусства», или же неразборчивые потребители их продукта, которым можно скормить любые помои, потому что «пипл хавает» даже самую тошнотворную пищу для ума и души.

ПыСы. Автор скульптурной композиции «Реквием по Есенину» («Ангел русской поэзии») — член международного союза художников при ЮНЕСКО, академик Международной академии информатизации и президент Международной академии доброты, «экстрасенс и биоэнергетик» Григорий Викторович Потоцкий. Успешный 66-летний скульптор и живописец, ученик молдавского скульптора Лазаря Дубиновского, выпускник Одесского художественного училища им. М. Б. Грекова. Сам из Кишинева, с 1993-го живет в Москве. На его счету более 200 выставок, более 120 памятников в России, США, Франции, Мексике, Турции, Канаде, Непале, Латвии, Армении, Болгарии, Румынии и др. Очень плодовит, берется за все — от памятника Андрею Сахарову в Нижнем Новгороде, памятника семье Рерихов (в виде пирамиды) в Индии или памятника Александру Солженицыну в Эквадоре до памятника «Неизвестному спасителю евреев» в американской Филадельфии и памятника Бобу Марли на Ямайке. В 2007 году в Нью-Йорке вручил тогдашнему генсеку ООН Пан Ги Муну макет памятника «Благодарность Америке. Америка — победа мира». В последние годы занят проектом повсеместного размещения своих странноватых трехметровых конструкций «Символ мира и доброты «Одуванчик»» (металлический стержень, из которого в разные стороны расходятся пруты; к прутьям припаяны изображения раскрытых человеческих ладоней с глазом посередине), в которых многие видят «мрачную оккультную каббалистическую символику». Говорят даже, что Григорий Викторович пользуется покровительством московской мэрии.

Остается надеяться, что этот успешный скульптор с мощным послужным списком остановится на многострадальном Есенине и больше не станет тревожить покой усопших своими так называемыми «реквиемами».

Надежда Волкова, СНЖ

https://narzur.ru/rekviem-po-kulture-ili-prosti-nas-esenin/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав