Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ЮВЕНАЛЬНЫЙ ТРЕНД: ГОНЯТ В ДВЕРЬ – ЛЕЗУТ В ОКНО

Сразу после утверждения поправки к Конституции о верховенстве семьи в Госдуме ускорилось прохождение законов, отодвигающих семью от вопросов принадлежности детей, которые противоречат духу принятой поправки. Клинч, в котором сошлись защитники и противники двух внесённых в Госдуму законопроектов о защите прав и интересов детей, отражает столкновение двух разных подходов к решению этих проблем.

Адепты ювенальной юстиции, базирующейся на формальном понимании прав ребёнка, с энтузиазмом ищут возможности для изъятия детей из семьи. Они исходят из презумпции вины родителей и ищут в законодательной базе лазейки, чтобы отнимать у них детей и передавать их в приёмные и опекунские семьи, детские дома и интернаты.

Противоположный подход основан на очевидном соображении о том, что дети страдают в разлуке с родителями, даже если благополучие семьи оставляло желать лучшего. Потому задача государства – всесторонне помогать семье. Применение такой крайней меры, как изъятие ребёнка, допустимо только в случаях реальной угрозы его жизни и здоровью из-за злостного невыполнения родителями своих обязанностей.

Компромисс невозможен

Ювенальный подход представлен в законопроекте, разработанном депутатом Госдумы Павлом Крашенинниковым и членом Совета Федерации Андреем Клишасом. Показательно, что оба – ключевые фигуры рабочей группы по поправкам к Конституции. Суть их ювенальной новации – в создании судебной машины, которая обеспечит быстрое изъятие детей из неблагополучных семей через суд и поставит на поток процедуру лишения родительских прав тех, кого суд только что разлучил со своими детьми.

Ключевое слово здесь «быстро». На решение суда об изъятии ребёнка отводится 24 часа, на подачу иска о лишении родительских прав – неделя.
Стоит ли удивляться тому, что эту инициативу практически сразу окрестили законом о ювенальных экспресс-судах?

Никакой детализации и уточнений относительно критериев правоприменения этой практики в законопроекте нет. Он вообще поражает своей прямолинейностью и лаконизмом. Всего три статьи: первая – как отнять ребёнка по суду и запустить судебную процедуру лишения родительских прав, вторая – как отнять в экстренных случаях без суда, третья – обязанности полиции по содействию этим действиям.

Суть ювенальной новации Клишаса и Крашенинникова – в создании судебной машины, обеспечивающей быстрое изъятие детей из неблагополучных семей.

Прямо противоположный подход демонстрирует комиссия по семейному законодательству при Совфеде под председательством Елены Мизулиной, в ней работали все крупнейшие родительские организации России. Законопроект комиссии состоит из серии уточняющих и корректирующих поправок в Семейный кодекс и другие законодательные акты РФ.

Главный посыл документа – замена существующей практики изъятия детей из семьи на основании расплывчатой формулировки об «угрозе жизни или здоровью ребёнка» на дифференцированную, основанную на чётких критериях систему мер защиты детей с учётом причин, по которым возникают неблагоприятные для ребёнка условия.

В содержательном плане речь идёт об отказе от презумпции вины родителей за все погрешности воспитания и выстраивании на законодательной основе системы помощи и поддержки семей, оказавшихся в сложных обстоятельствах.

Предлагаемые меры не исключают экстренного изъятия детей из семей и лишения родительских прав тех родителей, вина которых в возникновении угрозы жизни и здоровью ребёнка доказана.

Законопроект, предлагаемый Еленой Мизулиной, основан на приоритете прав родителей и презумпции их невиновности.

На первый взгляд может показаться, что эти два законопроекта не противоречат друг другу: большой пакет поправок Елены Мизулиной касается принципиальных установок, проект создания экспресс-судов – процедурных новаций.

Но проблема состоит в том, что сама процедура, предложенная Крашенинниковым и Клишасом, ущемляет права родителей – подразумевает наличие их вины и за счёт жёстких временных рамок (24 часа с момента подачи заявления) фактически лишает их возможности опровергнуть обвинение. А законопроект Мизулиной базируется на приоритете прав родителей и презумпции их невиновности.

Это принципиальное – и в юридическом, и в ценностном плане – противоречие не оставляет места для компромисса.

Компромисс невозможен между теми, кто собирается поставить на поток процесс разрушения семей, и теми, кто предлагает инструменты защиты семьи и оказания ей помощи в решении возникших проблем.
Окончательный выбор между двумя этими подходами придётся делать президенту. Именно его подпись под одним из законов поставит точку в конфликте между обществом и адептами ювенальной юстиции, как это было в 2013 году. Тогда Путин встал на сторону обеспокоенных родителей. Сегодня такой же выбор будет означать конфликт с двумя ведущими юристами страны, которые помимо всего прочего были сопредседателями рабочей группы по подготовке поправок к Конституции, ценностям которой противоречит продвигаемый ими закон.

Уступка в этом важном вопросе поставит Путина на одну доску с элитами, будет означать, что он вступил с ними в торг: они ему – Конституцию, он им – ювенальный закон. Аналогичные манёвры при продавливании пенсионной реформы не только очень плохо отразились на рейтинге президента, но и поколебали его статус как национального лидера.

Поддержка общества в его противостоянии с ювенальщиками позволит Путину взять реванш.
Показать, что он – главный игрок, а не фигура на доске российской политики. Лидер, выражающий интересы людей, поддержка которых позволяет ему принимать самостоятельные решения и влиять на действия и расстановку элит.

Ювенальный террор в Европе

Ювенальные (детские) суды, на базе которых возник и надулся пузырь ювенальной юстиции, придумали в США в конце XIX века. Эту гуманность в отношении несовершеннолетних преступников можно рассматриваться как ответ Нового Света на зверскую жестокость его бывшей метрополии.

В Англии на протяжении трёх столетий детей казнили наравне со взрослыми. Сначала на фоне политики «огораживания» по закону «О борьбе с бродяжничеством». Потом в рамках уголовного законодательства, известного как «Кровавый кодекс». Последний задокументированный случай казни 9-летнего мальчика (за кражу мелков) датирован 1830 годом.

В конце ХХ века после принятия Конвенции о правах ребёнка (1989 год) на базе судов для малолетних начал развиваться институт ювенальной юстиции. Борьба за права детей приобрела размах, заставивший содрогнуться десятки тысяч европейских семей. Например, в Германии только за 2009 год было изъято из семей более 70 тысяч детей, половина из них – в связи с «ненадлежащим материальным положением семьи». Аналогичная статистика была отмечена во Франции и Финляндии.

Главными бенефициарами ювенальных новаций стали преисполненная энтузиазма, непрерывно растущая армия социальных работников, сообщество адвокатов и полулегальные конторы, посредничающие в усыновлении изъятых из семей детей.
Причиной для изъятия ребёнка из семьи могли стать не только плохие материальные условия, но и расширительно толкуемое понятие «насилие в отношении ребёнка», под которым могло пониматься всё что угодно: от реальной жестокости до просьбы убрать игрушки, от систематического недоедания до отказа во второй порции сладкого, от порки ремнём до лёгкого подзатыльника.

Ювенальный тренд отвергнут Россией

В середине 90-х эмиссары ювенальной юстиции высадились в России, где никогда (за единичными исключениями вроде казни сына Лжедмитрия и Марины Мнишек) не практиковались казни детей и уже давно – со времён Александра II – были учреждены специальные приюты для нравственного исправления малолетних преступников, а советское правосудие даже в годы «закручивания гаек» (1935–1945 годы) в целом соответствовало главным принципам ювенальной юстиции, требовавшим более мягкого наказания для несовершеннолетних.

В рамках исполнения обязательств, связанных с подписанием Конвенции о правах ребёнка, началась работа по учреждению ювенальных судов. Одновременно в ряде регионов были запущены пилотные ювенальные проекты.

Российское общество быстро осознало масштаб угрозы.

Больше всего людей возмущали многочисленные примеры злоупотреблений при реализации пилотных проектов: неоправданных изъятий детей из семей и попыток добиться от школьников признаний о том, что родители нарушают их права.
В результате попытка принять закон «О ювенальных судах» закончилась через 10 лет позорным провалом: он так и не прошёл второе чтение.

К концу 2010 года ювенальное лобби смирилось с поражением и сделало ставку на создание системы сопровождения семей. Соответствующий проект представлял собой смесь прекраснодушных деклараций и жёстких формулировок, регламентирующих деятельность надзорных комиссий, которые наделялись правом тотального контроля над семьёй и выдачи предписаний, невыполнение которых должно было повлечь за собой лишение родительских прав.

3 ноября 2017 года органы опеки забрали у женщины семерых приёмных детей после жалобы воспитательницы детского сада на длинные волосы одного из сыновей. Впоследствии постановление об изъятии детей было признано судом незаконным.

Последней каплей стали предложения о принятии европейских социальных стандартов, что расширяло круг семей, из которых можно изъять детей в связи с «ненадлежащим материальным положением».

Ответом стали митинги протеста, горы писем во все инстанции и сотни тысяч подписей против введения ювенальной юстиции, которые через всю Москву привезли в детских колясках в Администрацию президента. Точку в этих баталиях поставил проведённый в феврале 2013 года съезд родительского сопротивления, на который неожиданно для всех пришёл Владимир Путин и обнадёжил собравшихся, сказав, что «мнение общества будет услышано и учтено».

На какое-то время все успокоились на том, что российские законы и так – без всякой ювенальной экзотики – защищают права ребёнка, позволяют изымать детей из семей, где они подвергаются насилию, и лишать родительских прав тех, кто пренебрегает своими обязанностями в отношении детей.

Расширение комплекса мер по поддержке семей с детьми и поправки в Конституцию, касающиеся детей и традиционных ценностей, подтвердили курс государства на укрепление семьи. Казалось, что тема закрыта, но неутомимые лоббисты ювенальной юстиции приготовили обществу новый сюрприз.

Реинкарнация ювенального суда

В пояснительной записке к законопроекту Крашенинникова – Клишаса сказано, что их целью является законодательное закрепление «конституционного принципа приоритета интересов ребёнка» и защита детей и их родителей от возможного произвола со стороны органов опеки.

То есть защитить от органов опеки, чтобы тут же наделить эту опеку и органы внутренних дел правом подавать в суд заявления об изъятии ребёнка на основании поступившей от некоего доброжелателя информации и непонятно каким образом полученных подтверждений предоставленных этим доброжелателем сведений.

Несложно предсказать, как это будет происходить на практике.
Шокированные происходящим родители не смогут подготовиться к судебному разбирательству просто потому, что суду на всё отводится 24 часа: они получат повестку во второй половине дня, а суд будет назначен на следующее утро. Обязанные уложиться в срок и не готовые брать на себя ответственность за оправдательные решения – а вдруг с ребёнком на самом деле что-то случится – суды начнут штамповать решения об изъятии детей и в течение следующей недели получать новые заявления органов опеки – на этот раз о лишении родительских прав.

Всё это будет делаться во имя исполнения Конституции РФ, согласно которой, как подчёркивается в пояснительной записке к законопроекту, «дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России» (п. 4 ст. 67.1), и в «соответствии с международными обязательствами РФ» в плане «развития в национальном законодательстве принципов, заложенных в статье 9 Конвенции о правах ребёнка». Той самой конвенции, с принятием которой начался «ювенальный террор» в Европе.

В общем, как заметил в аналогичной ситуации Ленин, «формально правильно, а по сути издевательство». Но это не единственная и не главная проблема.

Принятие закона Крашенинникова – Клишаса будет фактически означать создание в России ювенального суда, то есть реализацию проекта, который был похоронен в конце 2010 года. Сначала этот суд будет рассматривать дела об изъятии детей из семьи и лишении родительских прав, но со временем опытные юристы найдут лазейки для расширения его юрисдикции.

Судя по публикациям в СМИ, деструктивный смысл затеи с экспресс-судами понятен многим, а это значит, что нас ждут новые митинги протеста, обращения в Госдуму и сбор подписей, которые в детских колясках снова повезут президенту.

Вера Зелендинова

https://narzur.ru/juvenalnyjj-trend-gonjat-v-dver-lezut-v-okno/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
Buy for 20 tokens
Этот вывод можно сделать уже по первым данным Центризбиркома Белоруссии. (фото: Ютюб канал: В гостях у Гордона) На 12 часов дня на выборах успели поучаствовать 54% населения страны, а это значит, что выборы уже будут признаны состоявшимися. Но есть одна особенность, оппозиция активно…
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ЭЛЛИ И ЕЁ ТОТОШКИ

«Это просто неграмотность наших сотрудников, сделали глупость. Кто может вообще размещать в соцсетях какие-то опросы? Все опросы в соцсетях — это соревнование ботов, у кого больше, тот и [побеждает]. Я сегодня дам распоряжение вообще все убрать, потому что глупость. Это нерепрезентативно», — заявила Памфилова.

Тут вот какое дело. Если отжать воду, триумф с Поправками понравился. В частности, понравились и новации типа многодневного голосования и голосования в Сети. О чем г-жа Памфилова торжественно сообщила великому человеку, которому, думаю, тоже понравилось, — и на том бы всё, но, увы, не всё…

Поскольку интерес национального лидера к мнению широких масс общеизвестен, кто-то из сотрудников ЦИК решил сделать главному преимуществу Российской Федерации еще приятнее, и в Сети появился опрос, итоги которого, по замыслу разместивших, должны был подтвердить, что массы одобряют. Но…

Но бяда: почти 93% проголосовавших сообщили, что им новации не по душе, — после чего опрос внезапно пропал, а г-жа Памфилова заявила, что пропал по ее приказу, ибо идея с опросом была «глупа» и «неграмотна», поскольку «в сетевых голосования побеждают те, у кого больше ботов«. И…

И вот тут: achtung. По логике г-жи Памфиловой выходит, что государство, со всеми его немеряными средствами и возможностями, уже не способно нанять умных ребят и организовать «ботоферму», способную задавить «нехороших» ботов в сети, если не качеством, так хотя бы количеством. Проще говоря,

что получается, пусть и не очень, у частнников, типа г-на Пригожина, государству уже вовсе не под силу. Или мозгов не хватает. И если кто-то сейчас начнет клеветать про «Все вразнос», намекая, что деградация личностей и систем не может быть частичной, я, при всем старании, не найду возражений…

Лев Вершинин

https://narzur.ru/ehlli-i-ejo-totoshki/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ГЛАВНЫЙ СПЕЦИАЛИСТ ВЫРАЗИЛ ОБЕСПОКОЕННОСТЬ РОСТОМ ДОЛИ ВИЧ - ИНФИЦИРОВАННЫХ ПОДРОСТКОВ

В России постоянно увеличивается доля подростков среди детей с ВИЧ-инфекцией, что может ухудшить ситуацию с данной эпидемией.

Рост доли подростков с ВИЧ-инфекцией в группе детей вызывает тревогу. Об этом сказал главный внештатный детский специалист Минздрава по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции, руководитель Научно-практического центра профилактики и лечения ВИЧ-инфекции у беременных женщин и детей Евгений Воронин на пресс-конференции в ТАСС 29 июля.

По его словам, еще несколько лет назад эта цифра составляла 30%, сейчас 50%, а в ближайшие годы может достичь 70%.

Со смертностью среди этой группы пациентов ситуация тоже выглядит неблагоприятно, причем во всем мире. Согласно данным UNAIDS (Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИД), в период с 2005 по 2015 год смертность от СПИД снизилась в среднем на 25% во всех возрастных группах за исключением подростков – среди них она выросла на 50%.

Специалист объяснил это психологической уязвимостью, неприязнью к диагнозу, усталостью от лечения, частыми депрессивными нарушениями и повышенной тревожностью среди подростков. С клинической точки зрения они также более уязвимы: может наступать прогрессирование заболевания, а количество препаратов для лечения подростков значительно меньше, чем для детей, что с учетом низкой приверженности к антиретровирусной терапии значительно снижает эффективность лечения.

Чтобы сохранить высокий уровень оказания помощи детям-подросткам, необходимо значительно усилить внимание и ресурсы для поддержки именно этой группы, призвал Воронин.

Согласно представленной им справке, по состоянию на 30 апреля 2020 года количество зарегистрированных случаев выявления ВИЧ-инфекции среди граждан России составило 1 452 942. К маю в стране проживало 1 087 050 россиян с лабораторно выявленным диагнозом «ВИЧ-инфекция», исключая 365 892 умерших за весь период наблюдения.

К указанному периоду в стране у 11 494 детей подтверждена ВИЧ-инфекция. За весь период наблюдения родилось 210 058 живых детей от ВИЧ-инфицированных матерей. В первые четыре месяца этого года в России родилось 4 307 детей от таких матерей, из них у 27 уже подтверждена инфекция.

Римма Шевченко

https://narzur.ru/glavnyjj-specialist-vyrazil-obespokoennost-rostom-doli-vich-inficirovannykh-podrostkov/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

«ОГРОМНЫЙ ПРОВАЛ СЕМЕЙНОГО УСТРОЙСТВА»: УСЫНОВЛЕНИЯ ИЗ НОВОСИБИРСКИХ ДОМОВ РЕБЁНКА ОСТАНОВИЛИСЬ В ПАНДЕМИЮ

Приемным родителям запретили забирать детей в семью из новосибирских домов ребенка во время пандемии коронавируса. Учреждения классифицируются как медицинские и, в отличие от остальных сиротских заведений, перестали пускать к себе опекунов и усыновителей. Благотворители называют ситуацию «провалом» и «нарушением прав детей».

Житель Нягани (ХМАО) Артем Ерёмин вместе с женой решили усыновить ребенка в 2019 году. Они прошли школу приемных родителей и получили удостоверение. В феврале 2020-го они определились, что возьмут двух девочек из новосибирского дома ребенка. В тот же месяц Ерёмины подготовили все документы, но пока проходили медкомиссию, началась пандемия коронавируса.

Новосибирский государственный «Региональный специализированный дом ребенка» классифицируется как медицинское учреждение, поэтому с 1 апреля туда перестали пускать родителей и волонтеров. Сейчас на его сайте датой открытия значится 31 июля.

Губернатор Андрей Травников продлил режим повышенной готовности в регионе до 31 августа. Хотя торговые центры облправительство открыло еще в середине июля.

«Мы бьемся, чтобы побыстрее забрать детей. Готовы приехать и сесть на карантин на две недели, сдать анализы, чтобы убедить медработников, что мы здоровы, что у нас все в порядке, что девочкам ничего не угрожает», — рассказал Тайге.инфо Ерёмин.

По словам директора новосибирского фонда «Солнечный город» Марины Аксёновой, учреждения региона, подотчетные министерству социального развития, пошли навстречу усыновителям, опекунам и волонтерам — они могут забирать и посещать детей. Дом ребенка же подотчетен минздраву.

«Сначала вообще никто не знал, как действовать. Сиротские учреждения — это же коллективное проживание. Не дай бог, кто-нибудь туда зайдет с коронавирусом, последствия невозможно просчитать, — рассказывает она. — С одной стороны, ограничения, которые наложили на них, оправданы. Но с другой, реально остановилось семейное устройство. И это свойственно не только нашему региону, а произошло вообще по всей России. В самом начале пандемии никто не знал, как все будет работать. Специалисты опек изолировались».

Директор «Солнечного города» считает, что необходимы регламенты, которые бы позволяли потенциальным родителям знакомиться с детьми в интернете. По ее словам, невозможность сделать новую медкарту ребенку в пандемию нужно обсуждать с родителями, и если они согласны, передавать его в семью

«Все же сейчас связываются в „Zoom“. Например, наш фонд ведет онлайн обучение наставников и школу приемных родителей. Так почему нельзя там проводить знакомства с детьми? Речь ведь идет совсем о малышах. За несколько встреч не может сформироваться привязанность», — объясняет Аксёнова.

Опыт усыновления у семьи Артёма Ерёмина — первый. Супруги не успели познакомиться с детьми, а в онлайн-встрече им отказали: «Нам сразу дали понять, что пока мы не приедем в Новосибирск, никакой полной информации, никаких направлений не будет. Сейчас вообще никому из [потенциальных родителей] не идут навстречу. Сами сотрудники, как я понял, работают по две недели».

Директор фонда считает, что запрет на посещение дома ребенка родителями — это нарушение прав детей, которые «не должны засиживаться в учреждении». До пандемии «Солнечный город» не вмешивался в процесс передачи детей, но сейчас, говорит Аксёнова, часто поступают звонки и обращения от семей, и фонду приходится вмешиваться.

«Что в семейном кодексе, что в Конституции прописано право ребенка воспитываться в семье, а не в учреждении. Остановка возможности кандидатам забирать детей из домов ребенка — огромный провал семейного устройства. И мы как фонд будем требовать, чтобы это право было восстановлено в кратчайшие сроки, и дети находили родителей», — отмечает директор «Солнечного города».

В конце июля Роспотребнадзор выпустил разъяснение санитарных правил, где указал, что разрешает посещение соцорганизаций для детей родителями, представителями органов опеки, опекунов, попечителей, добровольцев и волонтеров. Среди условий прохода в учреждения: термометрия, обработка рук антисептиком, использование масок и перчаток. Сиротские заведения также обязали проводить дезинфекцию.

«Когда вышел предыдущий приказ Роспотребнадзора о том, что в учреждения могут только лица, которые имеют непосредственное отношение к их деятельности, НКО-сообщество сильно возмутилось. И если бы не было разъяснений, получалось бы, что эта вся большая работа осталась выкинутой за борт, — рассуждает Аксёнова. — Нужно искать новые формы, минимизировать риски, но не останавливать процессы, иначе мы скатимся в девяностые годы».

Но в распоряжении Роспотребнадзора отдельно не прописаны кандидаты в родители. Директор «Солнечного города» надеется, что их чиновники все-таки тоже имели в виду.

Ерёмины остаются на связи с органами опеки, «Солнечным городом» и ждут, что 1 августа дом ребенка все же откроют, а 3 августа, когда заработает опека, они смогут забрать девочек.

«Ждем, когда наконец-то поедем за ними. Уже приготовили квартиру, детскую полностью обустроили, поставили двухъярусную кровать, купили постельное белье, кресла в машине поставили, — уточняет Артём Ерёмин. — Нас в школе приемных родителей готовили к разному, что и от органов опеки можно всего ожидать. Но мы давно приняли решение и уже не остановимся».

Директор «Солнечного города» обратилась в областной минздрав с просьбой не затягивать передачу детей (копия документа имеется в распоряжении редакции), но пока не получила ответа. Ерёмины отправляли письма в правительство ХМАО, мэру Новосибирска Анатолию Локтю, губернатору Андрею Травникову, в приемную президента РФ Владимира Путина, после которой им стали перезванивать региональные чиновники.

«Машина зашевелилась», но ответов «о хороших исходах» семья так и не получила, отметил Ерёмин.

Тайга.инфо обратилась за комментарием к главному врачу новосибирского специализированного дома ребенка Валентину Столицыну, который перенаправил в областной минздрав. В министерстве предложили взять интервью у Столицына только после 23 августа.

Ирина Беляева

https://narzur.ru/ogromnyjj-proval-semejjnogo-ustrojjstva-usynovlenija-iz-novosibirskikh-domov-rebenka-ostanovilis-v-pandemiju/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ПОЧЕМУ ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЫВШИХ ДЕТДОМОВЦЕВ КВАРТИРАМИ ПРЕВРАТИЛОСЬ В ПРОБЛЕМУ

Ежегодно тысячи сирот покидают детские дома и оказываются на улице. Федеральные и региональные власти на сегодняшний день не способны обеспечить их качественным жильем вовремя. А различные законопроекты, призванные решить эту проблему, наоборот, ее усугубят, считают эксперты.
На 1 января текущего года очередь из детей-сирот, ожидающих получения жилья, достигла 279 тысяч человек, по данным Счетной палаты. И принимаемые государством меры по ликвидации этой очереди явно недостаточны – каждый год список возрастает. Так, за 2019 год число детей, которые не смогли реализовать свое право на жилище, увеличилось на 9%.
Ежегодно на покупку жилья для детей-сирот государство выделяет более 32 млрд рублей. В прошлом году – 39,2 млрд рублей: 7,4 млрд рублей из федерального бюджета и 31,8 млрд рублей из региональных. Но для устранения задолженности государства перед сиротами этих денег недостаточно, пришел к выводу аудитор Сергей Штогрин. При таких объемах финансирования на это нyжно не менее шести-семи лет. По подсчетам Счетной палаты, для устранения проблемы потребуется единовременно выделить около 264,5 млрд рублей.

Квадратных метров нет

Однако даже выделяемые суммы, которых явно недостаточно, расходуются не полностью. В 2018 году в остатке оказалось 3,2 млрд рублей. Этих денег хватило бы, чтобы обеспечить квартирами около 2,3 тысячи человек. Половина сирот добиваются жилья через суд. Но даже постановление судьи не гарантирует крышу над головой. В январе 2018 года насчитывалось 23 тысячи неисполненных судебных решений, а в октябре 2019‑го – уже 26,1 тысячи.
Сироты могут стоять в очередях по 10–15 лет, а то и больше, рассказал эксперт по социальному сиротству Александр Гезалов. Квартиры дают только в Москве, Санкт-Петербурге и еще в ряде недотационных регионов. «А так как у нас большинство регионов дотационные, эта строка бюджета, грубо говоря, не самая первая и яркая», – заметил он.
Счетная палата проанализировала ситуацию с обеспечением жильем сирот в двух регионах – Краснодарском крае и Кемеровской области. В первом, как оказалось, не получили положенные квадратные метры 86,1% детей-сирот, а в Кемеровской области – 91,8%. И такая ситуация типична для страны, так как в среднем этот показатель на уровне 84,9%. И те люди, которые все-таки получили жилье в названных регионах, прождали его 5–10 лет и более.
Законодательное собрание Кемеровской области озаботилось этой проблемой и в мае внесло законопроект, который, по мнению депутатов, призван ее решить. Они предложили увеличить долю жилых помещений в многоквартирном доме, которая может быть предназначена для детей-сирот. В настоящее время эта доля не может превышать 25% за исключением населенных пунктов с численностью менее 10 тысяч жителей. Депутаты предлагают увеличить ее до 50%.
Объясняется это низким темпом строительства новых домов. Мол, власти и рады бы обеспечить жильем больше сирот, вот только негде взять это самое жилье. Однако это усложняет социализацию выпускников детских домов. Депутаты полагают, что эту функцию успешно смогут взять на себя НКО, религиозные организации и благотворительные фонды. В общем, в воспитании детей, которых государство изъяло из семей, предлагается положиться на добровольцев.

Как создаются гетто

Увеличение доли сиротского жилья до 50% может быть только крайней мерой, когда это единственная возможность дать ребенку крышу над головой, считает писатель, основатель проекта «Азбука семьи» и приемная мама Диана Машкова. В противном случае район, в котором будет стоять такой дом, рискует превратиться в гетто, и такие примеры известны.
«Все прекрасно понимают, что любая концентрация детей-сирот опасна, – говорит Машкова. – Они начинают между собой объединяться, жить в одной квартире, а пять других сдавать в аренду. И вместо того чтобы погрузиться в наш с вами реальный мир, они общаются между собой, замыкаются на своем внутреннем круге и не получают должного развития».
«Они имеют очень ограниченный круг знаний о том, как семьи живут, как взаимодействуют между собой соседи, – отмечает Машкова. – Это очень плохо, когда образуются такие гетто. Лучше пусть это будет не новый жилой фонд, но социальное, подготовленное для проживания жилье».
Александр Гезалов к идее депутатов тоже относится крайне отрицательно. «В таком случае можно сразу рядом строить следственный изолятор, – говорит он. – Это преступление против человечности. Я считаю, что нельзя селить детей в одном месте. Такой опыт уже был». Через пять–семь лет, по его словам, такой дом превращается в разбитую развалину, и постоянно туда вызывают то полицию, то скорую помощь. Другие люди, купившие по незнанию в таком доме квартиру, стараются от такого соседства избавиться.
«Нельзя их сегрегировать ни в коем случае, – заявляет Гезалов. – Учитывая, что они уже в детском доме поделились на хороших и плохих, первые попадут под влияние вторых, они будут заниматься криминальной деятельностью и «окучат» весь дом. Нигде во всем мире такой практики нет. Жилье должно быть в отдельном доме с соседями, которые, возможно, чему-то их научат. А когда их толпа, они захватят власть, и всем будет нехорошо».

Бумажка вместо дома

Еще одна идея – уже от Минпросвещения – выдавать детям-сиротам вместо жилья так называемые жилищные сертификаты. Существуют разные варианты этого законопроекта, которые пока находятся на общественном обсуждении. Министерство уже получило ряд замечаний и работает над поправками. Но центральным ядром каждой версии являются эти жилищные сертификаты.
Выплата по этим сертификатам будет составлять менее 1,5 млн рублей. Эта сумма была получена путем нехитрых подсчетов. Взяли среднюю стоимость одного квадратного метра по России за четвертый квартал 2019 года – 45 тысяч рублей – и умножили на 33 квадратных метра. Именно столько метров считаются достаточными для проживания одного человека.
И эта инициатива вызывает у экспертов массу негативных откликов. Первое – это сумма 1,5 млн рублей. «В зависимости от региона стоимость жилья очень разная, – отмечает Диана Машкова. – В Москве это может быть 120 тысяч за квадратный метр, а в удаленном поселке – 40 тысяч. Как будет компенсироваться эта разница? Получается, что большая часть детей гарантированно останется без жилья».
Второе – это неспособность детей-сирот подобрать для себя качественное, пригодное для проживания жилье. Они просто-напросто не умеют это делать. И вместо нормальной жилплощади способны купить какую-нибудь развалину, в которой не будут проживать. «Для этого нужна будет армия юристов, сопровождающих детей, которые будут им помогать реализовывать свое право, чтобы превратить бумажку в какое-то жилье, – говорит Машкова. – Дело в том, что сироты, особенно те, которые выпускаются из детских учреждений, совершенно не ориентируются в пространстве. С этой бумагой они могут просто физически не понять, куда обратиться, как это все до ума довести».
«Это просто предательство детей, – заявляет Александр Гезалов. – Во‑первых, нельзя ничего давать в руки детям из детских домов с точки зрения материальных активов. Во‑вторых, это все равно не жилье. В‑третьих, они часто покупают такое жилье, в котором жить просто нельзя. Эта инициатива не решает жилищную проблему. Человек, который никогда не управлял 50 рублями, не сможет управлять миллионом. Люди, которые придумали это, не жили в детском доме и не знают отношения таких детей к деньгам. Если есть законодательное право реализации на жилье, его нужно реализовывать, а не придумывать какие-то новые шаги, которые только усугубляют ситуацию».
Построить социальное жилье – это одна часть проблемы для государства, вторая часть – как отследить, чтобы это жилье досталось именно тем, для кого оно предназначено.

Пустые квартиры

Александр Гезалов сам когда-то покинул стены детского дома и много лет оказывает помощь в социализации таких детей, а также поддерживает многодетные семьи, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. И поэтому знает проблемы не понаслышке. Несмотря на очереди и нужду в жилом фонде, в России есть много квартир и домов, которые были предназначены для сирот, но остаются пустыми.
«В регионах часто бросают жилье и вообще в нем не появляются, – рассказывает он. – В Астраханской области в один год обнаружили, что не заселилось порядка 160 выпускников. С чем это связано. Например, я сейчас занимаюсь выпускницей, которая живет в Москве, а квартиру имеет в городе Вязники Владимирской области. И у нее сейчас долги, которые сопоставимы с ценой этой квартиры. То есть она там не живет и за услуги ЖКХ не платит. Потому что, во‑первых, зачем, если она живет в Москве, а во‑вторых, она не понимала, что надо платить».
Аналогичная ситуация была у другого его подопечного, из Ивановской области. Его долг по квартире достиг 200 тысяч рублей. И где ему взять такие деньги, непонятно, так как у него нет ни квалифицированной работы, ни образования. Таким образом, квартира превратилась в обузу, и было принято решение бросить жилье и сменить место жительства.
«Это люди, которые привыкли жить по-другому, – объясняет Гезалов. – У них не привито чувство дома, тепла, и поэтому они часто не заселяются в квартиры или заселяются, но накапливают там долги, а потом ничего не делают».
По его словам, ситуации бывают разные. С одной стороны, жилье давать надо. С другой стороны, они получают его там, где не готовы жить. Другие в это время не добиваются очереди. А случается так, что выпускник детдома попадает в колонию на семь лет и по возвращении не помнит, что ему надо встать в очередь за жильем, побороться за свои права, и тогда он превращается в бомжа.
«Еще говорят: давайте дадим им социальное жилье, но пять лет они не смогут им распоряжаться и т. п., – рассказывает эксперт. – Это тоже преступление. Потому что за пять лет сирота так и не вырастет в личность, для этого потребуется лет 15–20. В зрелую личность человек вырастает, получив какие-то навыки, знания, компетенции. А тут получается, пять лет он поучился где-то в разных учреждениях, а через пять лет продает эту квартиру. Регулярно слышу такое – мне остался год, я продам эту квартиру. А что ты будешь делать? Куплю машину. А где будешь жить? У подруги».

Семья как приоритет

Изъятие детей из семьи должно быть крайней мерой, считает Александр Гезалов. Даже не самая благополучная в материальном смысле семья порой лучше обеспеченного детского дома. Лучший способ избавления от очередей из детей-сирот – не отнимать их у родителей.
Но если уж они туда все-таки попали, то жилье им необходимо предоставлять за два-три года до выпуска. Чтобы, во‑первых, воспитатель мог эту ситуацию проконтролировать, а во‑вторых, квартиру можно сдать в аренду, деньги от которой ребенку в будущем очень пригодятся.
«Но выходить в пустой мир без квартиры – это преступление, – заявляет Гезалов. – Так нельзя поступать с людьми, которые выходят в мир часто без образования, без поддержки со стороны людей. И при этом еще не давать угол, в котором они могли бы свить себе гнездо. Я считаю, что если государство изъяло ребенка из семьи, если оно взяло на себя обязательство матери и отца, то будьте добры до выхода из детского дома за два-три года дать ребенку гарантированное жилье, а не устраивать бардак, который у нас сейчас».
Диана Машкова считает, что государство могло бы продумать свое партнерство с бизнесом на эту тему. «Мы сейчас много говорим о социальной ответственности бизнеса, – отмечает она. – У нас немало компаний-застройщиков, и я уверена, что государство может договориться о каких-то условиях. В партнерстве, в объединении, на мой взгляд, можно было бы эту проблему решать».
Другое, но крайне непопулярное среди приемных семей мнение – не переводить социальное жилье в собственность ребенка-сироты. «Они не должны оставаться на улице – это однозначно, – подчеркивает Машкова. – Но надо ли переводить его в собственность? Потому что в обычной жизни у нас нет такого, чтобы ребенок достиг совершеннолетия и у него – хоп! – и в собственности квартира. Каждый ребенок, если он хочет самостоятельности, должен прилагать для этого какие-то усилия. Кому-то, конечно, родители помогают, но далеко не у всех это получается».

Александра Кошкина

https://narzur.ru/pochemu-obespechenie-byvshikh-detdomovcev-kvartirami-prevratilos-v-problemu/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ДЕПУТАТОВ ПОПРОСИЛИ СОДЕЙСТВОВАТЬ ПОЛНОМУ РАЗГОСУДАРСТВЛЕНИЮ СТОМАТОЛОГИ

Все государственные стоматологические поликлиники должны быть акционированы и приватизированы, но с сохранением социального обременения, считают участники этой отрасли.

С просьбой поддержать идею полного разгосударствления стоматологической отрасли к депутатам обратился почетный президент Стоматологической ассоциации России, вице-президент Общества врачей России Владимир Садовский. Это будет способствовать легализации рынка и росту конкуренции на нем, заявил он 24 июля на «круглом столе» Комитета Госдумы по охране здоровья.
По словам Садовского, такие позитивные примеры в стране уже есть. В Казани приватизированы 10 крупных стоматологических клиник, ни одна из них не утратила государственный заказ, но теперь они самостоятельно решают свои хозяйственные проблемы, применяют эффективное управление. Такой подход применяют к учреждениям отрасли в Ставропольском крае, Тюменской области, Калининграде, отметил он.

Это будущее стоматологии, убежден эксперт. Он считает, что профилактика, помощь детям, услуги при челюстно-лицевых деформациях, бесплатное протезирование для социально незащищенных групп населения, а также лечение ряда нозологий – все это должно оставаться в зоне ответственности и гарантий государства. Остальные стоматологические услуги должны выводиться из ОМС.

Садовский обратился к депутатам с просьбой поддержать идею и способствовать распространению имеющегося опыта субъектов по разгосударствлению стоматологических поликлиник – их в стране осталось 600. Этот вопрос поднимался участниками рынка еще в начале «нулевых» годов, но до конца не был решен, напомнил представитель СТАР.

Римма Шевченко

https://narzur.ru/deputatov-poprosili-sodejjstvovat-polnomu-razgosudarstvleniju-stomatologii/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

НАПИШИ НАМ ПРО ВОЙНУ

Из-за войны некоторые дети Донбасса начали заикаться, у них отнялись ноги и появились проблемы с сердцем

28 июля 2014 года стоял тихий солнечный воскресный день. Пели птицы, во дворах играли дети. Ничто не предвещало беды. И вдруг – как гром среди ясного неба: «Танки едут по поселку!». Украинские танки с жёлто-голубыми флагами выехали со стороны посёлка Ольховчик и остановились на площади возле нашего клуба. Два танка вначале поехали в сторону города, но быстро вернулись и поехали через переезд в сторону шахты «Объединённая». Их прибывало всё больше и больше – выстроилась целая вереница от площади до переезда и дальше. Улицы опустели, люди боялись выходить, потому что не знали, что на уме у этих «освободителей».

Постояв несколько часов, колонна двинулась в сторону 20-й шахты. Со стороны города Шахтёрска простреливалась вся территория шахты, горели поля, стоял густой дым и копоть.

С того дня ежедневно, как по расписанию, в пять часов утра над нами пролетал самолёт, и было неизвестно, чем закончится его полёт, куда он сбросит свой смертоносный груз…

На нашем поселке шахты «Объединённая», в районе бывшей шахты, украинские военные установили «Грады», из которых простреливали территорию. Местные жители переселились в подвалы. «Люди подземелья», в минуты затишья мы выходили наверх, чтобы проверить состояние наших жилищ; брали хлеб, воду, какие- то продукты и бежали опять – кто в подвал, кто в убежище. Жить в домах было и страшно, и опасно, стрельба практически не заканчивалась. На нервной почве у детей и взрослых начались болячки – у кого-то ноги начали отказывать, кто-то мучился с давлением и сердцем, у детворы началось заикание, энурез. И до сих пор всё это отзывается на нашем здоровье…

Шквальный обстрел продолжался больше двух недель. Казалось, что снаряды свистят возле ушей… В один из дней на поселке взорвали трансформатор, подающий электроэнергию, и мы остались без света. Разбомбили и водопроводную трубу, подававшую воду на два посёлка. Люди начали выезжать кто куда, чтобы увезти детей от этой войны, от этого ужаса! В посёлке остались в основном старики, которые помнят ещё Великую Отечественную войну… Перебивались, кто как мог и кто чем мог. Из убежищ выходили дружно, разводили костры, готовили похлёбку, кипятили чай; поддерживали друг друга и словом, и делом. Магазины были закрыты, ничего не работало, так что у кого какие были запасы – то и делили на всех… Только представьте: люди преклонного возраста иной раз по пять суток сидели в подвалах, потому что не успеешь выйти, как опять летят самолёты, бьёт тяжелая техника, ведётся обстрел из «Градов». Не дай Бог такое никому…

В середине августа линия фронта продвинулась в сторону Харцызска и Иловайска. А в начале сентября люди начали понемногу возвращаться домой – на родную землю.

Ещё долго мы переносили бытовые трудности. Почти полгода в посёлок не подавалась вода. Набирали её кто из скважины, кто из родника, носили вёдрами…

Мы благодарны воинам, которые нас защищали и защищают в данный момент. Многие из них сложили свои головы в боях за Саур-Могилу и в других горячих точках нашей Республики… Вечная память нашим героям!

Мы живем в непростое время, тяжёлое время, но мы, жители Донбасса, хотим сказать всем: нас никто не сломит, мы выстояли, и будем отстаивать свою землю до последнего. Но мы не любим воевать – нам всем нужен мир…

Людмила Макова пос. шахты «Объединённая», г. Торез

В проекте «Как я встретил начало войны» каждый житель Донбасса может рассказать, как именно изменила война его жизнь, что произошло в его судьбе с началом боевых действий в Донбассе. Необходимо, чтобы весь мир узнал о тех страшных днях, когда началась война.

Людмила Макова

https://narzur.ru/napishi-nam-pro-vojjnu/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ДЕВУШКИ-СНАЙПЕРЫ ВСУ СО СВАСТИКОЙ ВОШЛИ В ОДИН ИЗ ПОСЁЛКОВ ДОНБАССА

19 августа 2014 года – в великий праздник Преображения Господнего – я вышла из храма святого Георгия Победоносца и увидела страшную картину. На центральных улицах села стояли танки, БТРы, машины, в которых находились солдаты укробандеровской армии. Больше всего меня потрясли девушки-снайперы с немецкой свастикой… В тот момент мне было очень страшно, я подумала: «Как хорошо, что мой дедушка, который воевал в годы Великой Отечественной войны, не дожил до этого дня».
24 августа нам были слышны выстрелы в пгт Старобешево. А в ночь с 26 на 27 августа обстреляли моё село. Были повреждены несколько домов. Мы с детьми прятались от снарядов в подвале. 28 августа нас обстреляли из «Градов». Два снаряда попали прямо во двор моей бабушки. Дом был разрушен, но я благодарила Бога, что остались в живых дети, которые играли неподалёку в песке, и беременная женщина, сидевшая рядом с ними… К сожалению, в тот страшный день была убита одна женщина-беженка, ранены первоклассница Лиза Бабаш и учитель-пенсионер Антонина Попова.
В сентябре в село вошли ополченцы. Мы облегченно вздохнули, но зимой обстрелы возобновились… В декабре 2014 г. – январе 2015 г. село бомбили из «Урагана», «Градов» и танков. На школьную территорию попало несколько снарядов. Были ранены наши односельчане – Григорий Дубина, Исаак и Неонила Гудиновы. Тоже наш односельчанин, Василий Хумуриц, получил тяжёлое ранение. Его доставили в больницу г. Докучаевска, где он и скончался от большой потери крови. Там же был похоронен, так как из-за сильных обстрелов его не смогли привезти в родное село…
Наше село оказалось на линии фронта, тянулись мучительные долгие дни войны… Но односельчане в этих условиях продолжали жить. Сажали огороды, вели приусадебное хозяйство, начали отстраивать повреждённые в результате обстрелов дома. Нам была выделена гуманитарная помощь в виде строительных материалов.
В один из августовских дней 2015 года в 5:30 утра я, как обычно, выгнала пастись гусей. Стояла тишина, и на её фоне неожиданно раздался взрыв. Снаряд упал на соседнюю улицу. Я подумала, что это случайно, но потом начался обстрел. Украинский танк бил прямо по домам на улицах Дзержинского и Горького. Были ранены Екатерина Шевченко (она еще спала), Василий Федорец (осколки его «догнали» в подвале). Мы сидели в подвале и молились. Дети смотрели на меня, и я просто не имела права плакать, чтобы им не было страшно. Хотя душа моя разрывалась от боли. За что нас убивают?..
Несмотря на эти страшные события, жители нашего села не хотели бросать свои дома. Да и как бросить всё, что нажито собственным тяжёлым трудом, как бросить свою родную землю? Но и находиться в постоянном страхе было невыносимо. И потянулись вереницы машин… Люди прятались от бомбёжек в соседних пгт Старобешево и Новый Свет. На ночь выезжали из села, чтобы хотя бы ночью отдохнуть, а утром возвращались домой – управиться по хозяйству, собрать фрукты- овощи, выкопать картошку.
Как-то в августе я собирала помидоры, и в этот момент начали стрелять. Мне повезло, я уцелела. А вот сосед Сергей Козлов, в это же время тоже работавший в огороде, был тяжело ранен и скончался в больнице. Двое маленьких детей остались без отца…
В августе 2016 года также был сильный обстрел нашего села из «Градов» и танков. Несколько домов были повреждены… Мои земляки – мужественные люди, и благодаря им родное село живёт, вопреки всему. Работают школа, детский сад, амбулатория, Центр греческой культуры, сельская библиотека. Ежегодно, несмотря на военные действия, у нас проходит национальный греческий праздник «Панаир». Даже в бомбёжки был открыт храм святого Георгия Победоносца. Были установлены поклонные кресты на подъезде к селу. Односельчане молились и просили Бога о помощи.
…Сейчас, когда я пишу эти строки, периодически слышны взрывы в г. Докучаевске. До сих пор люди ложатся спать одетыми, а рядом всегда – сумка с документами. Мы постоянно напряжены, ведь никогда не знаешь, в какую минуту и где может разорваться снаряд. Но мы верим в то, что добро всегда побеждает зло.

Татьяна Д. пгт. Осыково, Старобешевский район

В проекте «Как я встретил начало войны» каждый житель Донбасса может рассказать, как именно изменила война его жизнь, что произошло в его судьбе с началом боевых действий в Донбассе.

https://narzur.ru/devushki-snajjpery-vsu-so-svastikojj-voshli-v-odin-iz-posjolkov-donbassa/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ЭТИ БЕЗУМНЫЕ СОВРЕМЕННЫЕ БУКВАРИ: «Г» — ПЕРВАЯ БУКВА, «Я» - ВТОРАЯ БУКВА

Решил посмотреть современные российские буквари, прежде чем начну коротенький разбор, проясню главный постулат:

В российских детских садиках сейчас детей не учат читать и считать.

Разумеется автор этой статьи никоим образом не учитель начальных классов и может чего то не понимать, но здравый смысл всё же имеется.

Итак на разборе будут два букваря вот их авторы и форзаци:

Бунеев, Бунеева, Пронина программа «Школа 2100», одобрено ФГОС

Сначала в букваре Журовой идут вот какие надписи, наверное авторы думают что первоклассники уже умеют читать, с другой стороны тогда зачем уже нужны эти буквари?

И пошли уроки, замечательно, что видно что на первом уроке будет, что на втором и так далее:

Я не понял, а Вы поняли? Тут уже написаны предложения, как ученик будет их читать?! Как он сможет прочитать про Айболита?! Уроки начались, а букв то ещё не прошли!!!

Мне кажется этот букварь скорее для учителя и родителя, но никак не для ученика.

Ладно посмотрим что там у Бунеевых в букваре, надо рассказывать, рассказывать и рассказывать:

До 32-ой страницы дети будут рассказывать по картинкам, и учить слоги, безударные и ударные (не поверите, я не знаю что это такое), и потом будет стихотворение как и у Журавлёвой.

Но блин!

Буквы то мы ещё не начали изучать!

Ураа с 33 -ей страницы начали изучать буквы! Наконец то! Наконец то начался букварь! (5 скринов, пожалуйста!)

Продолжение: https://narzur.ru/ehti-bezumnye-sovremennye-bukvari-g-pervaja-bukva-ja-vtoraja-bukva/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

«СИДИМ БЕЗ ДЕНЕГ»: РОССИЯНЕ ПОПРОСИЛИ ПУТИНА ВЫПЛАТИТЬ ПОСОБИЕ НА СБОРЫ ДЕТЕЙ В ШКОЛУ

В условиях пандемии коронавируса многие россияне потеряли работу, лишились доходов. Люди «сидят без денег и со страхом ждут начала школьного года», следует из петиции, которая появилась на портале Change.org.

Обращение адресовано президенту страны Владимиру Путину и правительству России.

Авторы петиции отмечают, что социально-экономическая ситуация в стране не улучшилась, хотя предприятия постепенно и начинают возвращаться к работе. «Многие не смогли погасить долги, купить детям одежду на лето, <…> люди по-прежнему сидят без денег и со страхом ждут начала школьного года. 1 сентября — это огромные расходы: нужно купить не только канцелярию, но и одежду, спортивную форму, обувь, рюкзак», — отмечено в обращении. Там также указано, что в среднем сборы на учебу обходятся до 20 тысяч рублей, и есть опасение, что «придется залазить в кредиты».

Авторы обращения призвали президента оказать материальную помощь семьям с детьми и в августе выдать всем очередное пособие. «Мы, российские матери, просим президента помочь», — следует из текста петиции.

Ранее в июне и июле 2020 года российские семьи получили выплаты по 10 тысяч рублей на детей до 16 лет.

РОСБАЛТ

https://narzur.ru/sidim-bez-deneg-rossijane-poprosili-putina-vyplatit-posobie-na-sbory-detejj-v-shkolu/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав