Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ГОТОВЫ ЛИ БЕЛОРУССИЯ И УКРАИНА ВСТАТЬ НА ТРОПУ ВОЙНЫ?

Игорь Кизим и акция у посольства Украины. Иллюстрация: blizko.by
Ситуация в белорусско-украинских отношениях за последние недели стала заметно накаляться. Взаимная критика и дипломатический кризис, связанный с событиями в Белоруссии после президентских выборов 9 августа 2020 года, уже поставили две страны на грань полномасштабного пересмотра всего комплекса двустороннего сотрудничества. Единственное, что сегодня удерживает Киев и Минск от шага, это торгово-экономические связи, терять которые обе стороны все еще не готовы. Однако, как показывают события последнего времени, нарастающие между странами политико-идеологические различия все больше стали отдалять Белоруссию и Украину.
Официальный Минск после разразившегося в стране общественно-политического кризиса, связанного с очередным переизбранием на пост главы государства Александра Лукашенко, долгое время старался не идти на открытую конфронтацию со своими соседями. Даже Польшу, которую в белорусской столице считают одним из кураторов попытки государственного переворота в республике, белорусские власти старались лишний раз не трогать. Только после того, как стало понятно, что в Варшаве продолжают нагнетать обстановку и не намерены идти на компромисс, в Минске решили действовать. Прибалтийские республики получили ответ от Белоруссии также не сразу и только после того, как в этом вопросе ее поддержала Москва. Перенос части транзита белорусских нефтепродуктов в российские порты стал ответной реакцией официального Минска на явно недружественную политику Вильнюса. И только Украина долгое время оставалась практически не затронутой ответными действиями белорусских властей. Хотя позиция Киева и его действия уже давно требовали от Белоруссии реакции.
Если проследить историю белорусско-украинских отношений после 9 августа 2020 года, то вырисовывается довольно интересная картина. Из Минска на официальном уровне никогда не звучало открытой неприязни к проводимой со стороны Киева политике. В белорусской столице либо игнорировали, либо крайне невыразительно отвечали на заявления с Украины о непризнании Лукашенко легитимным главой государства, о поддержке белорусской оппозиции и призывы к санкциям. Одним из самых острых за последние месяцы заявлений были слова Александра Лукашенко в адрес Владимира Зеленского в конце 2020 года. Тогда белорусский лидер назвал действия президента Украины в отношении Белоруссии «позорным подвякиванием Евросоюзу и Америке» и напомнил, что украинскому лидеру самому следует задуматься о сохранении своей власти. На этом критика Украины со стороны Лукашенко практически закончилась. Периодически в его заявлениях прослеживалось недовольство состоянием белорусско-украинских отношений, но не более. Кроме того, уже вскоре в интервью российской журналистке Наиле Аскер-заде белорусский лидер отмечал, что у него нет никаких чувств к Зеленскому, и зла он на него не держит. При этом тогда Лукашенко сказал, что считает своего украинского коллегу «обучаемым здравым молодым человеком». Позже в кулуарах Всебелорусского народного собрания глава МИД Белоруссии Владимир Макей в очередной раз сообщил, что Минск настроен на сохранение дружеских отношений с Киевом. Вся остальная критика Украины долгое время находилась на заднем плане белорусской политики и лишь в последние недели стала заполнять информационное пространство Белоруссии. В белорусских СМИ все чаще стали появляться материалы о бедности и коррупции на Украине, которые стали результатом Майдана 2013−2014 годов. Телеканалы и государственные издания начали активно публиковать материалы о проникновении через белорусско-украинскую границу на территорию республики оружия, различных экстремистских материалов и даже групп специально обученных людей, главной целью которых является дестабилизация обстановки в стране.
Помимо СМИ в информационную войну втянулись и различные общественные организации и политологи. Например, в конце марта прошли немногочисленные, но широко растиражированные в белорусских СМИ акции протеста у стен посольств США, Украины, Польши и Литвы. В том числе, 23 марта возле украинского дипломатического представительства в Минске несколько десятков человек с государственными флагами устроили пикет. В ходе акции были слышны лозунги «Руки прочь от Белоруссии», «Майдан не пройдет», «Зеленский — враг украинского народа», «Где убийцы Одессы?», «Не мешайте нам жить спокойно в нашей стране», «Украина — колония США», «Украина, решай свои проблемы», «Одесса — Хатынь 21 века» и прочие. Попытка посла Украины в Белоруссии Игоря Кизима выйти и поговорить с протестующими не только не привела к должному эффекту, но, как оказалось позже, стала дополнительным информационным поводом для нагнетания обстановки. По словам Кизима, он вышел к указанным лицам, чтобы выяснить причины митинга, и около получаса объяснял «нашу позицию», рассказывал об отношении Украины к событиям в Белоруссии, «дружественном отношении Украины к белорусскому народу, а также о продолжающейся российской агрессии против нашего государства».
В частности, в начале апреля на государственном телеканал СТВ в эфире программы Новости «24 часа» рубрика «Негладко» ее ведущая Юлия Артюх рассказала о нищете на Украине и «бедном украинском народе», который «лазит по мусоркам, помойкам в поисках еды», в то время как «Зеленский сидит в роскошном кабинете, снимая стримчики». В качестве альтернативы украинскому сценарию белорусам была предложена «центральная власть», а «не этот кукольный театр, где кто первый схватил поводок, тот и танцует типа президента». В качестве же примера того, что сейчас происходит на Украине, и что могло ждать Белоруссию в случае победы оппозиции, на СТВ напомнили о связях противников Лукашенко с одиозными украинскими политиками, такими как Алексей Гончаренко, и действиях уже упомянутого выше Игоря Кизима. По словам Артюх, во время пикетирования украинского посольства посол вышел к протестующим и заявил, что в Одессе «сгорели тогда не люди, а колорады и ватники, поэтому и шум поднимать не надо». Несмотря на то, что пока подобные заявления не звучат на официальном уровне, их появление на государственном телеканале свидетельствует о том, что в Минске устали смотреть на действия Киева и готовы начать вести себя более решительно. Тем более, что с каждым днем становится все очевидней, что противники белорусской власти сегодня действительно тесно связаны с Киевом, а через него и с США. В качестве одного из доказательств этому может служить недавний арест жены украинского правозащитника Владимира Яворского, руководительницы общественного объединения «Звено» Татьяны Гацур-Яворской, а также активистки организации Юлии Семенченко. Поводом для этого стала выставка «Машина дышит, а я — нет» о белорусских медиках, часть которых выступили против режима Лукашенко. Примечательно, что задержанная Гацур-Яворская не просто связана с Украиной, но и является активным участником различных программ, проводимых Агентством США по международному развитию (USAID), которое известно своим прямым отношением к американским спецслужбам. В частности, она выпускница программы USAID по теме «Расширение адвокационных возможностей общественных организаций» и ведет в Белоруссии довольно активную «общественную работу», на которую власти республики долгое время закрывали глаза.
Следует заметить, что главными виновниками изменения позиции официального Минска к Киеву, являются сами украинские власти. Именно они делают сегодня все возможное, чтобы ухудшить существующие белорусско-украинские отношения. Например, можно вспомнить о непрекращающемся в последнее время давлении на белорусский бизнес на Украине. В частности, еще в феврале украинский Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) принял решение вернуть в собственность государства нефтепроводы компании «ПрикарпатЗападтранс», которая контролируется структурами белорусского бизнесмена Николая Воробья. 21 марта Зеленский ввел в действие решение Совбеза о санкциях против иностранных граждан и компаний, под которые попали и белорусские «Лайф групп» и «Экми косметикс групп». Апрель же и вовсе начался с того, что на Украину перестали пропускать мужчин из Белоруссии, а критика в сторону Минска перешла на уровень прямых оскорблений.
В Киеве снова стали называть своего северного соседа ненадежным партнером из-за сохраняющихся тесных связей с Россией. Из-за растущей напряженности в украинско-российских отношениях и подготовки Киева к кампании в Донбассе Белоруссия в головах киевских правителей окончательно превратилась в страну, от которой можно ожидать чего угодно. Потому с Украины стали все чаще звучать слова о том, что Белоруссия не является суверенным государством, режим Лукашенко опасен и полностью контролируется из Москвы, а Россия может с белорусской территории напасть на Украину.
Больше всех за последние недели отличился украинский полпред в Трехсторонней контактной группе (ТКГ) по урегулированию ситуации в Донбассе и первый украинский президент Леонид Кравчук. 2 апреля в эфире программы «Свобода слова Савика Шустера» он назвал Россию «врагом Украины», а Белоруссию — российским «холуем». Позже позицию официального Киева в отношении Минска фактически подтвердили и другие представители ТКГ. В частности, 5 апреля вице-премьер-министр по вопросам реинтеграции «временно оккупированных территорий» Алексей Резников заявил, что Белоруссия находится под влиянием России и в Киеве «нет доверия к этой стране», а потому украинская делегация после окончания карантина не собирается возвращаться за стол переговоров в белорусскую столицу.
Не менее активно Украина начала действовать и в плане общественного и культурного сотрудничества с Белоруссией, стараясь подыгрывать не только белорусской оппозиции, но и Евросоюзу. Например, известно, что на фоне отказа организаторов Евровидения от приглашения на конкурс белорусских представителей в Минске решили сделать ставку на предстоящий юбилейный «Славянский базар» в Витебске. На протяжении 30 предыдущих лет данный фестиваль привлекал к себе достаточно много внимания на постсоветском пространстве и никогда не игнорировался Украиной. Теперь же по политическим мотивам ехать в Витебск уже отказались два украинских ведущих — Тимур Мирошниченко и Андрей Доманский, а также исполнители Олег Винник, Элина Иващенко и Maruv. Из всего происходящего можно сделать вывод, что обе страны постепенно втягиваются в фазу острого политического противостояния. При этом действия и конечные цели каждой из сторон отличаются друг от друга.
В Белоруссии украинская тематика, как правило, используется для воздействия на местный электорат с целью демонстрации всей пагубности радикальных перемен в обществе. Украина в белорусском информационном пространстве превращается в своеобразное пугало для тех, кто хочет перемен в стране. Тема Майдана и война в Донбассе муссируется всеми государственными СМИ и политологами, и противопоставляется мирной жизни в Белоруссии при Александре Лукашенко. При этом идти на официальный разрыв политических отношений с Киевом в Минске пока не готовы, так как это может самым негативным образом сказаться и на торгово-экономических отношениях между странами. Напомним, Украина является одним из основных рынков сбыта белорусских нефтепродуктов, а также вторым после России торговым партнером Белоруссии на постсоветском пространстве. К чему могут привести разногласия в сфере политики, уже продемонстрировал мэр Львова Николай Садовой, отказавшийся от покупки 100 автобусов МАЗ. В свою очередь, Украина не придает пока особого внимания Белоруссии в своей внутренней повестке дня. При этом Киев продолжает заниматься дискредитацией режима Лукашенко и лично белорусского лидера на международном уровне. Отсюда и заявления о полной зависимости Белоруссии от России, о возможности нападения российских войск с территории соседней республики, обвинения в «недемократичности и бесчеловечности белорусского режима» и прочее. Главной целью такой политики является не разрушение политических, а тем более экономических связей с северным соседом, а демонстрация Киевом своей преданности США и ЕС. Притом, что Белоруссия на самом деле не дает никаких поводов, чтобы на Украине так к ней относились. В сложившихся обстоятельствах возникает закономерный вопрос — что дальше? По всей видимости, точно ответить на него сегодня не возьмется никто. Белоруссия важна для Украины так же, как и Украина для Белоруссии, а нынешние разногласия носят все еще по большей части идеологический характер. Киев напрямую увязывает свое отношение к Минску с царящей у себя русофобией, экстраполируя ее и на своего соседа. Поэтому сегодня многое зависит не столько от развития внутриполитической ситуации в Белоруссии, сколько от того, как в дальнейшем будут развиваться события в Донбассе и украинско-российские отношения. Вполне вероятно, что в случае эскалации напряженности это негативно отразится и на отношениях между Киевом и Минском.

Наталья Григорьева

https://narzur.ru/gotovy-li-belorussija-i-ukraina-vstat-na-tropu-vojjny/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

БЕЛСТАТ НЕ ПРЕДОСТАВИЛ ЕАЭС ДАННЫЕ О СМЕРТНОСТИ В БЕЛАРУСИ В 2020 ГОДУ. ПОЧЕМУ?

Белорусский Национальный статистический комитет, по всей видимости, не предоставил в ЕАЭС данные о смертности и изменению населени страны за 2020 год.

По данным на 1 марта, в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) располагали информацией по всем остальным странам, входящим в международную организацию. Напротив Беларуси в отчете стоят прочерки.
Так, естественный прирост населения в январе-декабре 2020 года по
сравнению с соответствующим периодом 2019 года снизился в Казахстане на 2,4%,
Кыргызстане – на 15,7% и в Армении – на 89,1%. В России и вовсе число умерших
превысило число родившихся.

По данным Минздрава на 7 марта 2021 года, «за весь период распространения инфекции на территории страны умерли 2,038 пациентов с выявленной коронавирусной инфекцией».
Почему молчит Белстат?

Ранее Телеграф писал, что Белстат пока не публиковал данные об общей смертности в стране за 2020 год. Последняя доступная статистика есть на сайте ООН, куда ее отправил Национальный статистический комитет. Но и там она ограничена июнем 2020 года, потом не обновлялась.

Согласно плану публикаций статистики на 2021 год, Белстат должен рассказать о количестве населения Беларуси на 1 января 2021 года 9 апреля этого года.
Согласно статистике на сайте ООН, в июне 2020 года смертность в Беларуси превысила уровень прошлого июня на 3753 человека. В мае рост смертности против мая 2019 года составил +1309 человек, а в апреле этот показатель составил +543 человека. Общий прирост за квартал — на 5605 случаев смерти больше, чем за тот же период в 2019 году.

Позже Белстат прекратил давать поквартальные данные о населении Республики.

telegraf.by

https://narzur.ru/belstat-ne-predostavil-eaehs-dannye-o-smertnosti-v-belarusi-v-2020-godu-pochemu/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ТИШИНУ ЛЮБЯТ ДЕНЬГИ

Лукашенко и Путин общались более шести часов, причем никаких публичных заявлений сделано не было. По всей видимости, непубличность общения связана с тематикой, которую просто нельзя выносить наружу.

Тишину, как известно, любят деньги. И скорее всего, именно деньгам и была посвящена встреча. В российском Телеграме было высказано предположение, что речь должна была пойти о масштабном переделе собственности, а проще говоря — захвате белорусских предприятий российскими олигархами. Причина банальна — долг Белоруссии перед Кремлем. Приходит время отдавать.

Кстати, если собственность в обмен на долги становится реальностью, это говорит о скором (или относительно скором) уходе Лукашенко. В свое время попытки захватить белорусские предприятия пресекались максимально свирепо — достаточно вспомнить историю с попыткой захвата Беларуськалия, когда Лукашенко посадил в тюрьму залетного рейдера от российского олигарха Керимова. Сейчас на торги могут быть выставлены ключевые предприятия Белоруссии. Причем вопрос цены стоять уже не будет. Сейчас может обсуждаться только один вопрос — вопрос личных гарантий как самому Лукашенко, так и нажитому непосильным трудом за время гребли на белорусской галере.

Будет ли после этого аннексирована сама Белоруссия — вопрос сложный. Само по себе Союзное государство было необходимо Путину в первую очередь для того, чтобы захватить белорусскую собственность и вбросить в российскую умирающую экономику немного внешнего ресурса. Спасти это ее не спасет, но агонию продлит. Если же захват собственности удастся без аншлюса, то сам по себе сюжет с Союзным государством во многом теряет актуальность.

Эль Мюрид

https://narzur.ru/tishinu-ljubjat-dengi/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

О ЧЕМ ГОВОРИЛИ В КРАСНОЙ ПОЛЯНЕ ПУТИН В ЛЁГКОМ ПИДЖАКЕ И ЛУКАШЕНКО В КЛЕТЧАТОМ БОМБЕРЕ

Президенты России и Беларуси Владимир Путин и Александр Лукашенко провели переговоры в Сочи. На встрече они затронули широкий круг вопросов.

Главы государств встретились в Красной поляне «без галстуков»: Путин был в легком пиджаке, Лукашенко — в клетчатом бомбере.

Они обсудили двусторонние отношения, вопросы, связанные с интеграцией и совместным реагированием на разные вызовы.

Путин и Лукашенко пришли к единогласному мнению, что необходимо объединить усилия со странами Европы для борьбы с коронавирусом и производства вакцины.

Белорусский лидер рассказал, что из 33 дорожных карт по интеграции Беларуси и России остались 6-7 — над ними продолжают работать. Он поблагодарил Путина за помощь белорусской экономике.

Лидер Беларуси выразил надежду на восстановление автомобильного сообщения через границу к лету, сообщает телеканал «360».

По плану, лидеры РФ и Беларуси должны покататься на лыжах в Красной поляне.

Ранее сообщалось, что на переговорах президенты могут затронуть тему продажи российскому бизнесу нескольких белорусских предприятий.

Белорусская оппозиционерка Светлана Тихановская объявила подготовку к новым акциям протеста. Они намечены на 25 марта — в этот день отмечают неофициальный праздник в честь объявления Белорусской Народной Республики в 1918 году.

Тихановская написала в своем Telegram-канале: «За последние месяцы Лукашенко не просто довел Беларусь до страшного кризиса, но и стал главной угрозой независимости страны. Мы же видим: он пытается продать Беларусь по частям в обмен на кредиты и поддержку, чтобы удержаться еще несколько месяцев. Но весна уже близко».

Она назвала 25 марта Днем независимости (хотя официально Беларусь отмечает его 3 июля). Лидер белорусской оппозиции призвала граждан планировать возвращение на улицы городов.

По ее мнению, народ Беларуси — «единственная сила», которая «способна остановить распродажу страны».

Лилия Караева

https://narzur.ru/o-chem-govorili-v-krasnojj-poljane-putin-v-legkom-pidzhake-i-lukashenko-v-kletchatom-bombere/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ЛУКАШЕНКО ЛЕТИТ В СОЧИ С ИДЕЕЙ

Президент Белоруссии Александр Лукашенко посетит Россию 22 февраля. По информации «Октагона», его встреча с главой России Владимиром Путиным состоится в Сочи, где они последний раз виделись в сентябре 2020 года. В преддверии визита на Всебелорусском народном собрании (ВНС) Лукашенко разогрел российско-белорусскую повестку, подсветив наиболее важные темы для диалога.

Запланированную на конец февраля встречу в Сочи ранее подтвердили в Кремле и Министерстве иностранных дел. При этом информацию о том, что темой разговора Путина и Лукашенко станет очередной кредит – на этот раз на строительство Белорусской АЭС – пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не подтвердил: «По темам, которые будут на повестке дня готовящегося визита в Россию президента Белоруссии Лукашенко, ну пока преждевременно говорить. Визит продолжает готовиться».

Повестка встречи, которая вновь состоится в Сочи, держится в секрете. Однако на фоне подготовки переговоров белорусский лидер вновь перешёл на угодливый тон выступлений относительно сотрудничества с Россией. На обратную тенденцию (Лукашенко вновь заявил о многовекторности белорусской политики) обратили внимание президента участники недавней закрытой встречи Путина с главными редакторами СМИ (некоторые её подробности всё же были опубличены, недовольство этим фактом выразил Кремль). Однако выступление президента Белоруссии на шестом ВНС было построено совершенно на других тезисах.

Белорусский лидер акцентировал внимание на том, что оппоненты его режима в первую очередь пытались разорвать отношения республики с Россией: от запрета вещания русскоязычных телеканалов и русского языка в целом (на собрании Лукашенко, кстати, говорил на русском) до вывода с территории Белоруссии российских военных объектов и ликвидации единой системы противоракетной обороны.

Сам же Лукашенко, говоря о программе развития страны на ближайшую пятилетку, заявил, что последние события стали подтверждением «особого значения» белорусско-российских отношений в системе многовекторности: «Основным экономическим партнёром и стратегическим союзником была и будет наша Россия. Она нам не чужая, потому что там живут не только наши люди и очень близкие россияне, прежде всего, русский народ».

«Только сплотившись, мы сохраним устойчивость наших стран, от связки Беларусь – Россия или Россия – Беларусь во многом зависит мирное и стабильное будущее региона, будет здесь мир или война. От нашего единства с Россией всё будет зависеть».

Лукашенко со ссылкой на опросы также отметил, что население Белоруссии поддерживает идею интеграции в первую очередь с Россией (71,5 процента), а не с Евросоюзом (около 30 процентов). «Сегодня открыто заявляем о готовности к дальнейшей предметной работе по улучшению межотраслевого сотрудничества в рамках Союзного государства при соблюдении взаимных интересов и на основе равноправия двух участников союза», – сказал глава республики, добавив, что процесс предполагает полное сохранение суверенитета обеих стран без формирования каких-либо новых наднациональных органов.

«Потерять Беларусь для России смертельно опасно. И как всегда, скажу прямо, она будет вынуждена стоять насмерть с нами в Брестской крепости, под Минском, под Могилёвом, если нужно, и под Смоленском».

В свете возможного обсуждения президентами нового кредита для Белоруссии любопытными выглядят разъяснения Лукашенко механизмов предоставления такой поддержки. Кредиты от России – это далеко не благотворительность, заявил он. «Вы знаете, сколько мы платим в год за те кредитные ресурсы, которые получаем? Миллиард долларов. По крайней мере, год тому назад было так. <…> Зачастую проценты, как я уже сказал, на порядок выше общемировых, да и возвращаем мы эти кредиты в срок, нам никто их не списывает».

Разумеется, без реверанса в сторону Запада и других партнёров не обошлось. Раскритиковав наращивание группировки войск НАТО на сопредельной с Белоруссией территории, радикальные протесты в странах «развитой демократии» и отдельно – Литву и Польшу (за всё сразу), Лукашенко в то же время заявил о приверженности концепции многовекторности, прежде всего экономической: «Нам важны отношения с Евросоюзом, с которым у нас самая протяжённая граница и высокая степень взаимозависимости экономического, социального, культурного и, наконец, политического характера. Не менее значимым вектором для нашей дипломатии являются страны так называемой дальней дуги, где важное место занимает близкий, несмотря на географию, и дружественный нам Китай».

О том, что речь президента была направлена главным образом на внешний контур, свидетельствует хотя бы тот факт, что международный блок занял большую часть выступления (Россию в том или ином варианте Лукашенко упомянул 83 раза, Европу – 22), а такой важный для самих белорусов вопрос, как работа над новой Конституцией, оказался в самом конце доклада.

Алёна Константинова

https://narzur.ru/lukashenko-letit-v-sochi-s-ideejj/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

МАТЕРИАЛЫ СЪЕЗДА. КАКОЙ ПЛАН ТРАНЗИТА ПРЕДЛОЖИЛ ЛУКАШЕНКО БЕЛОРУСАМ И КРЕМЛЮ

Спустя полгода после президентских выборов, которые перевернули белорусскую историю, Александр Лукашенко представил миру и народу план выхода из кризиса. Этот план не устраивает протестное движение, но оно задавлено, выдохлось и помешать власти в ближайшем будущем не сможет. Лукашенко не отказывается от власти, но теперь хотя бы появился срок референдума по новой конституции — начало 2022 года.
ТУМАННАЯ КАРТА
Для программной речи о выходе из политического кризиса Лукашенко выбрал форум, который уже однажды выполнял эту функцию, — Всебелорусское народное собрание (ВНС). В 1996 году он впервые собрал тысячи лоялистов в таком формате в разгар конфликта с Верховным советом, чтобы показать, на чьей стороне народ.
Но сегодняшний кризис принципиально отличается от спора с парламентом 25 лет назад. Во-первых, тогда на стороне Лукашенко было большинство белорусов, с которым он разгромил слабые институты молодой демократии. Теперь большинство, судя по многим опросам до и после выборов, его покинуло, но зато институты прочно охраняют его власть Во-вторых, 25 лет назад у Лукашенко был четкий план консолидации власти. Сейчас объявленные планы выглядят туманно и скорее нужны, чтобы отложить неприятный вопрос транзита власти на более спокойные времена Две с половиной тысячи чиновников, идеологов, местных депутатов и других проверенных людей съехались в Минск, чтобы поддержать своего президента. Его четырехчасовая речь была без сенсаций. Лукашенко повторял привычные тезисы о внешней агрессии под видом революции и победившем сильном государстве. Никаких намеков на уступки протесту не прозвучало.
Кое-какие детали о конституционной реформе появились лишь к концу выступления. Лукашенко повторил, что разработает новую конституцию до конца года, а ВНС позже одобрило создание конституционной комиссии, которая этим займется. В начале 2022 года, одновременно с местными выборами, Лукашенко пообещал провести референдум.
Также он призвал, передавая полномочия другим ветвям власти, не отказываться от президентской республики и ввести в конституцию ВНС как стабилизирующий зонтичный орган на переходный период.
Лукашенко согласился, что надо строить партийную систему, но сам относится к партиям скептично, потому что они разделяют общество. Он повторил обещание не идти на новые выборы после принятия новой конституции и провести их честно Из конкретного Лукашенко назвал два условия своего ухода — отсутствие протестов и прописанные гарантии безопасности своим сторонникам, под которыми он, очевидно, имел в виду своих ближайших подчиненных, в первую очередь силовиков.
Белорусское протестное движение, со своей стороны, не признало ВНС как формат диалога с властью. На него не пошли даже приглашенные лидеры аморфных партий из старой оппозиции. Дело, разумеется, в имиджевых рисках в глазах своих сторонников и нежелании быть декорацией на чужом празднике. Когда единственная номинальная оппозиционерка Анна Канопацкая все же пришла и выпросила себе три минуты на выступление, прямой эфир решили от греха подальше отключить.
УЙТИ НЕ УХОДЯ
Лукашенко затягивает сроки конституционной реформы, потому что сейчас чувствует себя увереннее, чем осенью. Месяцы репрессий с нарастающей жесткостью были тактически эффективны — протест угас до локальных мини-шествий и флешмобов. Сотни самых активных протестующих и их лидеры сидят, тысячи — уехали за границу.
Лукашенко не считает, что ему нужно с кем-то торговаться внутри страны. Его условие про отсутствие протестов, чтобы начать передавать власть, выглядит скорее как угроза оппонентам — будете еще возникать, могу и остаться. Сроки новых выборов после референдума в начале 2022 года Лукашенко не назвал. Это дает дополнительные возможности откладывать транзит и дальше под предлогом, что новую конституцию надо сначала обкатать в деле, а потом уже переизбирать по ней органы власти. Строго говоря, Лукашенко не решил уйти окончательно. Он много раз повторил, что не отдаст страну врагам, какую бы должность ни занимал. То есть он говорит не об уходе из политики, а максимум о казахстанском сценарии. Для этого, судя по всему, ВНС и хотят записать в конституцию — как запасной аэродром для Лукашенко, откуда он будет курировать работу преемника. Получится ли это у непопулярного уходящего лидера при стагнирующей экономике, другой вопрос.
К тому же все, кто хоть немного знает белорусского лидера, понимают, что его планы могут измениться в процессе. В лучших советских традициях хорошо отобранный народ на каком-нибудь очередном собрании может уговорить Лукашенко одуматься и никуда не уходить, потому что времена сейчас непростые. Теперь он берет еще год на то, чтобы потушить последние очаги протеста, охладить общество и подходить к реформам в спокойном режиме. Это бы вполне могло сработать, если бы Лукашенко все еще был президентом большинства. Но при сегодняшнем уровне недовольства этот план неизбежно столкнется с трудностями. Если начать откручивать гайки, часть недовольных воспримет это как сигнал к тому, что можно возвращаться на улицу. Поскольку координаторы протеста из телеграм-каналов и лидеры оппозиции находятся в безопасности в Литве и Польше, то среди них найдется кому призвать на улицу с мотивацией «власть дала слабину, мы должны ее дожать». Не откручивать гайки тоже проблематично. Тогда весь год власти придется не слазить со штыков. Это значит держать сотни политзаключенных, продолжать массово давать тюремные сроки за протесты, арестовывать журналистов, блокировать СМИ и ужесточать законы. Такой курс не только добавит новых западных санкций и ускорит утечку из страны мозгов и капиталов, но и дополнительно углубит пропасть между властью и недовольной частью общества. Вырастет число революционеров, которые будут ждать, пока откроется новое окно возможностей.
СЛОН В КОМНАТЕ
Лукашенко затягивает сроки конституционной реформы, потому что сейчас чувствует себя увереннее, чем осенью. Месяцы репрессий с нарастающей жесткостью были тактически эффективны — протест угас до локальных мини-шествий и флешмобов. Сотни самых активных протестующих и их лидеры сидят, тысячи — уехали за границу.
Лукашенко не считает, что ему нужно с кем-то торговаться внутри страны. Его условие про отсутствие протестов, чтобы начать передавать власть, выглядит скорее как угроза оппонентам — будете еще возникать, могу и остаться. Сроки новых выборов после референдума в начале 2022 года Лукашенко не назвал. Это дает дополнительные возможности откладывать транзит и дальше под предлогом, что новую конституцию надо сначала обкатать в деле, а потом уже переизбирать по ней органы власти. Строго говоря, Лукашенко не решил уйти окончательно. Он много раз повторил, что не отдаст страну врагам, какую бы должность ни занимал. То есть он говорит не об уходе из политики, а максимум о казахстанском сценарии. Для этого, судя по всему, ВНС и хотят записать в конституцию — как запасной аэродром для Лукашенко, откуда он будет курировать работу преемника. Получится ли это у непопулярного уходящего лидера при стагнирующей экономике, другой вопрос.
К тому же все, кто хоть немного знает белорусского лидера, понимают, что его планы могут измениться в процессе. В лучших советских традициях хорошо отобранный народ на каком-нибудь очередном собрании может уговорить Лукашенко одуматься и никуда не уходить, потому что времена сейчас непростые. Теперь он берет еще год на то, чтобы потушить последние очаги протеста, охладить общество и подходить к реформам в спокойном режиме. Это бы вполне могло сработать, если бы Лукашенко все еще был президентом большинства. Но при сегодняшнем уровне недовольства этот план неизбежно столкнется с трудностями. Если начать откручивать гайки, часть недовольных воспримет это как сигнал к тому, что можно возвращаться на улицу. Поскольку координаторы протеста из телеграм-каналов и лидеры оппозиции находятся в безопасности в Литве и Польше, то среди них найдется кому призвать на улицу с мотивацией «власть дала слабину, мы должны ее дожать». Не откручивать гайки тоже проблематично. Тогда весь год власти придется не слазить со штыков. Это значит держать сотни политзаключенных, продолжать массово давать тюремные сроки за протесты, арестовывать журналистов, блокировать СМИ и ужесточать законы. Такой курс не только добавит новых западных санкций и ускорит утечку из страны мозгов и капиталов, но и дополнительно углубит пропасть между властью и недовольной частью общества. Вырастет число революционеров, которые будут ждать, пока откроется новое окно возможностей.
СЛОН В КОМНАТЕ
Роль России в разрешении белорусского кризиса стала определяющей. Последние полгода Москва напоминала Лукашенко про конституционную реформу чаще, чем он говорил про нее сам. Судя по многочисленным сливам, значимых шагов от него ожидали уже в 2021 году. Сейчас перед Москвой встает вопрос, как реагировать на затягивание процесса. С одной стороны, белорусские протесты утихли, и, если не углубляться в общественные настроения, может показаться, что кризис прошел и давить на Лукашенко незачем. С другой стороны, он будет просить денег. В сентябре Владимир Путин уже согласился на кредит $1,5 млрд, миллиард из них уже выделили. Перед новой встречей в Сочи в конце февраля, по данным «Коммерсанта», Минск попросил еще $3 млрд. Если рассматривать кредиты как политические стимулы, то новая порция денег до выполнения старых обещаний убедит Лукашенко, что Россия одобряет то, что он делает, и торопиться с конституционной реформой больше не нужно. В Минске понимают, как важно теперь расположение Кремля, поэтому на ВНС старались подчеркнуть это всеми силами. Сам Лукашенко много раз апеллировал к тому, что они с Путиным в одной лодке против коллективного Запада, а протесты в России — продолжение белорусских. Даже глава белорусского МИД Владимир Макей, которого в России часто называют прозападным, предложил убрать из Конституции слова о стремлении к нейтралитету, потому что Россия — главный союзник. При этом как Макей, так и Лукашенко оговорились, что многовекторность внешней политики надо сохранить. На более серьезные уступки Минск не готов. Говоря об интеграции, Лукашенко повторил все прошлогодние тезисы: сначала равные условия, включая цены на газ и нефть, затем — разговоры об углублении союза. Новые наднациональные органы не нужны, суверенитет не обсуждается. Пока непонятно, что конкретно Москва может получить взамен на продолжение поддержки Лукашенко, кроме братской риторики и обещаний провести конституционную реформу, но не сейчас, а позже. Козырем Лукашенко остается его безальтернативность для Москвы. Кремль так и не нашел себе других белорусских собеседников. Оппозиция в Варшаве и Вильнюсе на эту роль не подходит, а создать с нуля пророссийские силы в авторитарной стране без согласия властей практически невозможно. И неясно, на какой идейной основе их строить — если Москва поддерживает белорусскую власть, то зачем ей своя оппозиция?
Издержки такой стратегии для Лукашенко и его союзников будут отложенными. Не предлагая обществу разрядки, власть тактически консолидируется. Как и в прошлом году, когда Лукашенко снимал оппозиционеров с выборов и разгонял первые митинги против фальсификаций, сейчас он недооценивает масштабы недовольства, которое загоняет под лед.
Для России однозначная солидаризация c Лукашенко будет означать, что под этим льдом начнет накапливаться не только революционная, но и антироссийская энергия. Февральская встреча в Сочи покажет, понимают ли это в Москве.

Артем Шрайбман

https://rusrand.ru/analytics/materialy-syezda-kakoy-plan-tranzita-predlojil-lukashenko-belorusam-i-kremlyu

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

БЕЛАРУСЬ ХОЧЕТ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ НЕЙТРАЛИТЕТА. ОНИ ЧТО – В НАТО СОБРАЛИСЬ?

Куда заведет страну ветер Всебелорусских перемен и кто больше от них выиграет в будущем

VI Всебелорусское собрание, которое завершилось сегодня в Минске, должно было очертить контуры грядущей конституционной реформы страны. После масштабных акций протеста, захлестнувших республику в августе прошлого года, стало очевидно: Беларусь находится в системном политическом кризисе, а прежние модели, по которым действовал Лукашенко, работать перестали.
На Беларусь давил и Запад, пригрев в Литве главного соперника на президентских выборах Светлану Тихановскую, и Россия, которая ясно дала понять батьке: ждать поддержки РФ и одновременно с этим саботировать интеграцию больше не выйдет. Под столь беспрецедентным давлением Лукашенко был вынужден пойти на уступки: он пообещал изменить конституцию страны, перераспределить властные полномочия в пользу парламента и ограничить количество президентских сроков.
Выступая на Всебелорусском собрании, Александр Лукашенко обрисовал грядущие изменения вкратце и озвучил примерные даты голосования за новую конституцию Беларуси: не раньше, чем через год. Потому что подготовиться надо. Никакой конкретики, лишь выторгованный еще один год президентства.
Возможно, именно поэтому в ЕС скептически отнеслись к самой идее Всебелорусского собрания – мол, постановочное мероприятие, не более. Да и в России, надо сказать, батьке уже давно не верят, хоть и продолжают по старой привычке снабжать кредитами.
Действительно, по нынешней конституции Беларуси, Всебелорусское собрание и все принятые на нем резолюции законной силы не имеют. Это лишь рекомендации, не более. Однако к одной рекомендации, прозвучавшей с нарядно украшенных трибун, и в ЕС, и в России стоит внимательно прислушаться. Речь идет о так называемом нейтральном статусе Беларуси. Так вот, его предложили пересмотреть: дескать, уже не отвечает вызовам времени.
«На мой взгляд, закрепленное в конституции стремление Беларуси к нейтралитету не соответствует текущей ситуации. В современном глобализированном мире, пронизанном интернационализацией, нейтралитета в его классическом понимании уже не существует», — заявил делегатам VI Всебелорусского собрания глава МИД Беларуси Владимир Макей
Что вообще давал Беларуси нейтральный статус?
Считается, что страны с нейтральным статусом не принимают участия в вооруженных конфликтах, а также не вступают в какие-либо военные блоки в мирное время. Однако вооруженные силы нейтральных стран могут в некоторых случаях посылать своих солдат на войну – если речь идет о миротворческих операциях в нестабильных регионах, например, в Африке.
Нейтральный статус Беларуси закреплен в конституции. Страна декларирует невмешательство в региональные конфликты, будь то в Восточной Европе или на Ближнем Востоке. Однако Беларусь является членом ОДКБ и ряд договоров о сотрудничестве с Россией в военной сфере. Это никоим образом не ограничивает нейтральный статус республики: Беларусь приняла участие в урегулировании украинского кризиса именно как нейтральная сторона (все переговоры о статусе Донбасса проходят преимущественно в Минске, а документы о перемирии так и называются – минские соглашения). Кроме того, согласно уставу ООН, даже нейтральные страны вольны выбирать с кем именно заключить договор о коллективной обороне в случае нападения, так что противоречия здесь нет.
Для России важно, что территория Беларуси не может использоваться иностранными государствами для совершения агрессии против третьих стран. А для Евросоюза отход Беларуси от нейтрального статуса может означать то, что Россия за счет Беларуси якобы попытается расширить свои «агрессивные внешнеполитические и военные действия» как в регионе, так и по всему миру.
Вероятно, разговоры о возможном пересмотре нейтрального статуса – своеобразный элемент торга. Причем как с Россией, так и с Европой. Потому что Лукашенко очень выгоден нынешний, так называемый ситуативный нейтралитет. Полноценным членом европейской семьи Беларусь вряд ли когда-либо будет, а пойти на дальнейшее сближение с Россией и стать более зависимыми от Кремля не хочет ни оппозиция, ни сама белорусская власть.
Наиболее выгодный статус для Беларуси, учитывая все за и против – именно нейтральный. Правда, одна Швейцария на европейской карте уже есть, вторая — без надобности. Но нейтралитет, вообще-то, должен включать более тесное сотрудничество с остальными заинтересованными странами – уж с соседями так точно. Но на деле этого не происходит – ни с Россией, ни с Европой, и вряд ли ситуация в скором времени изменится. От давления со стороны ЕС батька кое-как сумел закрыться, заодно и активы обезопасил, а у России, увы, совершенно не осталось рычагов влияния в республике
Так что весь следующий год Лукашенко продолжит делать то, что он умеет делать лучше всего: торговать нейтралитетом. Как только этот статус исчезнет из конституции – торговать станет попросту нечем.

Екатерина Петрова

https://narzur.ru/belarus-khochet-otkazatsja-ot-nejjtraliteta-oni-chto-v-nato-sobralis/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

ИНАУГУРАЦИЯ БАЙДЕНА — ПЕЧАЛЬ И РАДОСТЬ БЕЛОРУССИИ

В Соединенных Штатах Америки 20 января произошло то, чего так долго ждали многие по всему миру. Новым президентом официально стал демократ Джозеф Байден, политика которого, как ожидается, будет кардинальным образом отличаться от деятельности его предшественника Дональда Трампа. Не осталась в стороне от процесса и Белоруссия, где сохраняется общественно-политический кризис, связанный с прошедшими в стране 9 августа 2020 года президентскими выборами.

На протяжении последних месяцев противники Александра Лукашенко были абсолютно уверены в том, что США при новом главе Белого дома ни в коем случае не будут сотрудничать с существующим в республике политическим режимом. Это подтверждалось некоторыми заявлениями как самого Байдена, так и тех, кто вошел в его новую администрацию. В частности, президент США дважды в своих предвыборных речах упоминал ситуацию в Белоруссии, и каждый раз он осуждал действия белорусских властей. В сентябре прошлого года Байден выступил с заявлением по поводу готовившейся втайне инаугурации Лукашенко и подверг критике Дональда Трампа за отсутствие позиции по ситуации в Белоруссии.

«Президент, прячущийся в страхе от собственных граждан, отказывающийся принять волю народа, — признак слабого, нелегитимного самодержца, а не сильного лидера. Народ Белоруссии заслуживает лучшего», — отметил тогда он.

В октябре Байден рассказал о героическом белорусском народе, который «мирно протестует, требуя положить конец жестокой диктатуре Александра Лукашенко». При этом, как и в первый раз, такое заявление шло в разрезе критики его противника по президентской гонке, хотя он и отметил, что «продолжает быть с народом Белоруссии и поддерживает его демократические устремления». Тогда же прозвучали слова, которые были с воодушевлением восприняты белорусской оппозицией. Байден заявил, что «международное сообщество должно значительно усилить санкции в отношении приспешников Лукашенко и заморозить офшорные счета, на которых они хранят украденное богатство». Кроме того, было обещано, что в случае победы на выборах новый президент США «вместе с европейскими партнерами и союзниками разработает план экономической поддержки „подлинно суверенной демократической Белоруссии“».

Позже стало известно, что в новой администрации Байдена за политические вопросы будет отвечать небезызвестная Виктория Нуланд, которую выдвинули на пост заместителя госсекретаря. Она и ранее выступала с критикой режима Лукашенко, хотя в период потепления белорусско-американских отношений ее можно было заметить мирно беседующей о перспективах налаживания двусторонних связей с главой МИД Белоруссии Владимиром Макеем. В сентябре она подтвердила свою активную позицию по ситуации в Белоруссии. Однако уже тогда прозвучали слова, которые должны были насторожить белорусскую оппозицию. Нуланд отметила, что Запад, помимо «карательных мер» против режима Лукашенко, должен выдвигать позитивные предложения, и отметила, что применение санкций в отношении Белоруссии является недостаточной мерой и не окажет существенного влияния на ситуацию.

«Мы не видим, чтобы либеральный мир во главе с США и ЕС объединился для разработки всеобъемлющего пакета мер по поддержке Белоруссии, который был бы направлен на повторное проведение прозрачных выборов с участием международных наблюдателей или наблюдателей ОБСЕ. Мы могли бы легко разработать пакет экономической поддержки, который был бы готов на поствыборный период в Белоруссии. Возможно, это не сработает, но мы не даем им такой перспективы», — сказала она.

Дальнейшие события продемонстрировали, что США лишь формально выступают против режима Лукашенко, что вполне устраивает официальный Минск. В Вашингтоне смогли утвердить новый «Акт о демократии, правах человека и суверенитете Белоруссии», который расширяет возможности поддержки противников Лукашенко, однако на большее Белый дом не пошел. Все последующие заявления относительно прав человека и защиты демократии, осуждение политических репрессий и требования отпустить всех политических заключенных звучали из Вашингтона и ранее, однако никогда ни к чему катастрофическому в белорусско-американских отношениях не приводили. Более того, не отказались США и от обмена послами, утвердив на должность своего представителя в Белоруссии Джули Фишер. В ответ официальный Минск лишь высказывал разочарование действиями американской стороны, называл некоторые шаги недружественными, однако также не предпринимал никаких резких движений. Оказалось, что белорусские власти и не собирались прекращать сотрудничество с Вашингтоном, несмотря ни на что. Об этом, в частности, заявил Александр Лукашенко в интервью программе «Действующие лица с Наилей Аскер-заде», отметив, что «Соединенные Штаты Америки и мы хотим и будем выстраивать с ними отношения». При этом, отвечая на вопрос, хотят ли этого в Белом доме, белорусский лидер ответил: «Не хотят, так захотят».

В последующем оказалось, что в США, действительно, никто не собирается разрывать отношения с Белоруссией. Например, 14 января заместитель белорусского министра иностранных дел Сергей Алейник встретился с временным поверенным в делах Соединенных Штатов в Белоруссии Джеффри Джуком. Позже и вовсе стало известно, что представитель официального Минска был приглашен на инаугурацию Байдена.

Прошедшая 20 января церемония вступления в должность нового главы Белого дома нанесла серьёзнейший удар по ожиданиям белорусской оппозиции, так как идеологически противники Лукашенко возлагали на нее большие надежды. Еще в ноябре газета The Washington Post опубликовала статью, где предложила Байдену пригласить на свою инаугурацию экс-кандидата в президенты Белоруссии Светлану Тихановскую, «чтобы показать всему миру, что Соединенные Штаты поддерживают демократию». Позже лидер белорусской оппозиции рассказала в интервью польскому телеканалу «Белсат», что получила приглашение на встречу с Байденом. Несмотря на то, что не было указана ни дата, ни формат, в негосударственных СМИ и социальных сетях стал продвигаться тезис о том, что речь идет о приглашении на инаугурацию нового президента США. Правда, в начале декабря Тихановская сообщила в своей колонке The Washington Post, что собирается посетить американскую столицу на инаугурационной неделе, «чтобы лично поблагодарить нынешнюю администрацию за ее работу по помощи народу Белоруссии».

«Скорее всего, этот визит произойдет в последнюю декаду января и будут разные встречи на высоком уровне. Официального приглашения от Байдена нет и быть не может: по законодательству США это запрещено, потому что президент, которого избрали, до вступления в должность не может вести зарубежной политики. Но очень много и сенаторов, и конгрессменов, и политиков, и академических учреждений ожидают Светлану там», — заявил позже советник Тихановской по международным вопросам Франак Вячерко.

В конечном счете оказалось, что ни о каком приглашении на инаугурацию речи не шло, а все, о чем говорила команда лидера белорусской оппозиции, на поверку оказалось не более чем их надеждами и идеологической кампанией. Более того, после того как на инаугурацию пригласили руководителя посольства Белоруссии в Вашингтоне — временного поверенного в делах Белоруссии в США Дмитрия Басика, стало очевидно, что официальный Минск в очередной раз переиграл своих оппонентов.

Последующие заявления противников Лукашенко выглядели довольно неубедительно и напоминали попытку оправдаться и объяснить своим сторонникам, что ничего особенного не произошло. При этом от оппозиции досталось и белорусскому представителю в США, которому припомнили, что в 1990-х годах он был солистом белорусской треш-метал-группы Vicious Crusade. Это, по замыслу оппонентов белорусского режима, должно было принизить значимость данного события.

«Приглашение руководителей посольств на церемонию инаугурации президента — обычная практика в США и служит жестом вежливости. Лидеров иностранных государств, как правило, не приглашают. Присутствие временного поверенного Белоруссии на церемонии ни в коем случае не является сигналом изменений в американской политике в отношении режима Лукашенко. С точностью до наоборот: следует ожидать, что политика администрации Байдена в отношении Белоруссии, который заявлял о поддержке белорусского протеста против фальсификаций на выборах 9 августа, независимости и суверенитета нашей страны, будет более действенной и эффективной», — заявил представитель Тихановской по международным делам Валерий Ковалевский.

Позже Франак Вячорка попытался объяснить, почему Тихановская и вовсе не поехала в США и не была среди тех, кто присутствовал на инаугурации. По его словам, причиной стала ситуация с коронавирусом в мире. В итоге все, что сумели сделать белорусские оппозиционеры, — это попытаться сохранить свое лицо, продолжая доказывать окружающим, что они по-прежнему являются политически значимыми фигурами. Тихановская даже поздравила Байдена с инаугурацией. Правда, сделала она это в «Твиттере».

«Я поздравляю Джо Байдена, 46-го президента США, и вице-президента Камалу Харрис. Пусть ваша работа на благо всех американцев будет успешной. С нетерпением жду совместной работы по развитию отношений между народами США и Белоруссии», — написала она.

На большее противники Лукашенко оказались неспособны. Хотя вплоть до сегодняшнего дня белорусская оппозиция сохраняет надежды на то, что новая администрация в Белом доме резко изменит свое отношение к проблемам Белоруссии. Однако на деле, как считают аналитики, ситуация для них складывается не самым лучшим образом.

В частности, отмечается, что белорусско-американские связи, несмотря на непризнание Белым домом Лукашенко легитимным главой государства, сохранились и не претерпели существенных изменений. Не произошло разрыва дипотношений, не было отменено назначение нового посла в Минск, а на инаугурацию американские власти решили не приглашать никого из белорусской оппозиции даже на уровне обычного гостя, наблюдающего за церемонией в задних рядах. Именно поэтому, а не из-за коронавируса команда Тихановской не решилась отправлять своего лидера в Вашингтон без приглашения, чтобы не выглядеть, как Михаил Саакашвили, который в 2017 году из кустов наблюдал за вступлением в должность Дональда Трампа. Все это только подтверждает факт, что в США по-прежнему не считают Тихановскую значимой политической фигурой, которая может составить реальную конкуренцию Лукашенко. И, по всей видимости, такое отношение к ней в ближайшее время не изменится, несмотря на приход в Белый дом демократов.

Сложившаяся на сегодня ситуация оказалась на руку белорусским властям, которые решили использовать инаугурацию Байдена в собственных интересах. В различных контролируемых властями СМИ и соцсетях стала распространяться информация о том, что США при новом руководстве не будут активно поддерживать противников Лукашенко, а попытаются наладить с белорусским лидером отношения. Как заявляется, это связано с тем, что в Вашингтоне якобы разочаровались в Тихановской и ее окружении, а также поняли, что президент Белоруссии полностью контролирует ситуацию в стране. Теперь, чтобы не допустить расширения влияния в республике России, США должны будут искать точки соприкосновения с официальным Минском, в то время как оппозиция если и будет финансироваться, то далеко не так, как ей хотелось бы. Это, по мнению местных идеологов, не означает, что Белый дом полностью откажется от того, чтобы поддерживать давление на Белоруссию, однако напрямую ссориться с официальным Минском США не станут.

В свою очередь, сторонники Тихановской убеждены, что придавать значение событиям, связанным с инаугурацией Байдена, не стоит. Демократы будут просто вынуждены проводить более активную внешнеполитическую деятельность на постсоветском пространстве, уделив при этом самое большое внимание Белоруссии. При этом, в отличие от государственных СМИ и идеологов, оппозиция всячески стремится поддерживать иллюзию сохранения за США статуса лидера демократического мира. Даже несмотря на штурм Капитолия. Однако в нынешней деятельности противников Лукашенко с каждым днем все больше чувствуется обреченность и страх остаться один на один со своими проблемами.

Наталья Григорьева

https://narzur.ru/inauguracija-bajjdena-pechal-i-radost-belorussii/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

«ЧУМА НА ОБА ВАШИХ ДОМА» — ПОЛИТОЛОГИ О ВЛАСТИ И ОППОЗИЦИИ В БЕЛОРУССИИ

Политический кризис в Белоруссии, спровоцированный результатами президентских выборов в августе прошлого года, пока что нельзя считать окончательно ушедшим в прошлое. И главная проблема этого кризиса, как убеждены опрошенные EADaily эксперты, — отсутствие альтернатив, третьей силы. Поскольку как действующий президент Александр Лукашенко, которого обвиняют в фальсификациях на выборах и который тем не менее на днях заявил о том, что в Белоруссии все в порядке с демократией, так и лидер оппозиции Светлана Тихановская, предложившая поменять официальное название страны в литовском языке, не способны сплотить расколотое белорусское общество и вывести страну из кризиса, а их публичные заявления одинаково абсурдны и спорны.

«Тихановская-политик столкнулась с явлением, которое называется кризис жанра. Отсюда её совершенно эпигонские инициативы. Переименование слова „Белоруссия“ в литовском словаре — частный случай широко известного явления: пьяная учительница пытается исправить вывеску магазина „Обои“ на слово „Оба“. А ещё жил-был художник один, так он свою родную Австрию (Österreich) переименовал в Восточную марку (Ostmark), а Белоруссию — в Вайсрутению. При смене вывески Белоруссия потеряла каждого третьего. Тихановской следовало бы вообще избавиться от использования морфемы „русь“, а использовать неологизм „Белчырвонабелiя“. Без этого её инициатива выглядит совершенно неадекватной. Что до Лукашенко, то его тезис „в Белоруссии с демократией всё в хорошо“ основывается на личной убеждённости руководителя республики в том, что понятие „государство“ и понятие „демократия“ не тождественны. То есть государство — это крестик, а демократия — это трусы. Которые сочетаются, что называется, по обстоятельствам. И тезису этому уже лет 25, он впервые прозвучал в ходе отказа Запада признать белорусский конституционный референдум 1996 года. Поэтому любой политически зрелый гражданин Белоруссии на вопрос „Как у вас с демократией?“ уверенно ответит: „С демократией у нас хорошо. Без демократии плохо“. И это переводит утверждение президента в разряд адекватных, но спорных», — заявил политолог экс-депутат белорусского Совета Республики Александр Зимовский.

Политолог член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько убежден в том, что главная цель Александра Лукашенко в настоящее время — не благо белорусского общества, а борьба за власть. Вместе с тем, по его мнению, Тихановская все больше проявляет себя как политик, приход к власти которого будет еще большим злом для белорусского народа и серьезным испытанием для отношений России и Белоруссии. «Слушая заявления двух политических лидеров, хочется сказать словами героев Шекспира: „Чума на оба ваших дома“. Что касается заявлений Тихановской, то мне вообще кажется этот вопрос несущественным — люди, страны, цивилизации, у которых есть чувство собственной значимости, достоинства, большие достижения, вообще не придают значения тому, как называют их вовне. Не требуют японцы, чтобы их страну называли Нихон, Германия не требует, чтобы ее все называли Deutschland, финны не просят, чтобы их все называли Suomi и так далее. Почему-то белорусская оппозиция зациклена на том, чтобы страну называли Беларусь, а не Белоруссия. Ну а что касается Лукашенко, то он в принципе в последние десятилетия выдает перлы один за одним, причем зачастую противоположные по смыслу, содержанию и векторному направлению. Но, безусловно, в его понимании с демократией в Белоруссии все в порядке, а если бы еще удалось всех врагов расстрелять, посадить в тюрьму или отправить куда-нибудь за рубеж, то было бы еще лучше», — сказал Безпалько.

Основная проблема Белоруссии, на его взгляд, заключается в том, что Лукашенко «все поставил на карту ради своей личной, ничем не ограниченной власти». «Он „демократию“ видит исключительно в том, чтобы сохранить себе, своей семье позиции во власти, и более ничего. Ну а что касается интересов России, то, с моей точки зрения, им, безусловно, не отвечает как приход к власти Тихановской, так и сохранение у власти Лукашенко. Но, к сожалению, здесь нам пока что выбирать не приходится», — заключил Безпалько.

Ранее Светлана Тихановская предложила Литве изменить официальное название Белоруссии с Baltarùsija на Belarusià, чтобы избежать ассоциаций с Россией. По мнению Тихановской, этот шаг был бы «знаком уважения суверенитета» республики. В свою очередь, 11 января Лукашенко заявил, что в Белоруссии «совершенно нормальная обстановка с точки зрения развития демократических процессов», хотя кризис в стране, последовавший за объявлением результатов голосования на президентских выборах, свидетельствует об обратном.

Кристина Мельникова

https://narzur.ru/chuma-na-oba-vashikh-doma-politologi-o-vlasti-i-oppozicii-v-belorussii/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
НарЖурТВ, НарЖур, НарЖур ТВ, Народный Журналист, сайт народный журналист

(no subject)

РОСТ, КОТОРЫЙ ОТСТАВАНИЕ. ЧЕГО ДОСТИГЛИ УКРАИНА, БЕЛОРУССИЯ, И МОЛДАВИЯ В СОТРУДНИЧЕСТВЕ С КИТАЕМ

В последние годы редкое обсуждение перспектив Украины, Белоруссии и Молдавии обходится без признания того, как стремительно развиваются связи региона с Китаем. И для этого хватает оснований. В 2019 году Китай стал [1] крупнейшим внешнеторговым партнером Украины, обогнав и Россию, и Германию, и Польшу. Белоруссия теперь – важный участник «Пояса и Пути», железнодорожный транзит из Китая в Европу идет [2] через нее. Не забыта даже небольшая экономика Молдавии – одним из главных покупателей молдавских вин, которые столько лет пытались пробиться на рынки России и Евросоюза, стал [3] Китай.
Начав 20 лет назад почти с нуля, Китай нарастил такое экономическое присутствие в регионе, что в нем стали видеть потенциально еще одного участника геополитической борьбы за влияние в странах общего соседства России и Европы. Непредсказуемую третью силу, которая скоро перестанет ограничиваться тем, чтобы просто выписывать миллиардные кредиты и скупать на корню местную кукурузу, а небрежно задвинет на второй план и добрую притягательность Евросоюза, и злой неоимпериализм России.
Двузначные показатели роста и пресс-релизы с миллиардами долларов рисуют убедительную картину успехов и динамизма, но не учитывают одного важного обстоятельства – международного контекста. Контекст же говорит о том, что за последние десять лет Китай успел заинтересоваться и многократно расширить экономическое сотрудничество почти со всеми странами мира – от открытой и развитой Новой Зеландии до полузакрытой и социалистической Кубы.
То есть сам по себе рост связей с Китаем, пускай и бурный, мало о чем говорит – такой есть примерно у каждой страны на планете. Куда важнее структура этого роста и его относительные темпы по сравнению с другими частями мира. А тут ситуация для региона выглядит менее оптимистично. В большинстве сфер сотрудничество Украины, Белоруссии и Молдавии с Китаем развивается значительно медленнее, чем в среднем по миру. Контраст между почти нулевыми показателями 20 лет назад и миллиардными сегодня, конечно, производит впечатление. Но он никак не отменяет того, что относительное значение трех стран для быстро растущей китайской экономики падает по сравнению с десятками других государств – от Латинской Америки до Юго-Восточной Азии.
Колебания мировой конъюнктуры, политические перестановки и внутренние кризисы бросают показатели сотрудничества трех стран с Китаем то вверх, то вниз, от удачного года к неудачному, подтверждая, что регион остается для Пекина ситуативным и легко заменимым партнером. Свободный от исторических и геополитических комплексов в этой части мира, Китай может позволить себе подходить к сотрудничеству с Украиной, Белоруссией и Молдавией с прагматичных позиций. А такой подход выявляет, что эти страны способны предложить что-то интересное и конкурентоспособное лишь по очень ограниченному набору вопросов.

ТОРГОВЛЯ

Предметные разговоры о том, что Китай – это перспективный экономический партнер, начались в регионе на рубеже 1990– 2000-х годов. Тогда Украина, Белоруссия и Молдавия, с одной стороны, уже более-менее освоились с собственной независимостью, а с другой – растеряли советские иллюзии, что их товары легко завоюют западные рынки, стоит только выйти из СССР.
Китай выглядел для них удачным промежуточным вариантом. Это была альтернатива российскому рынку, от которого три страны и так слишком сильно зависели. Но альтернатива не такая требовательная и давно поделенная, как Запад. Плюс впечатление, что на китайском рынке можно расти бесконечно, что там баснословные прибыли, а общее коммунистическое прошлое всегда поможет найти общий язык.
Поначалу казалось, что технологический разрыв между странами не так уж велик, экономики во многом дополняют друг друга, и структура взаимного обмена может получиться довольно сбалансированной. При президенте Кучме Украина открыла свои технологические парки в Харбине и Цзинане [4]. Белорусские госпредприятия БелАЗ [5], МТЗ [6], Гомсельмаш [7] договорились о том, чтобы не гонять свои трактора и грузовики через всю Евразию, а выпускать их прямо на месте, в Китае.
Однако Китай быстро перенял интересовавшие его технологии и потерял интерес к дальнейшему промышленному импорту. Многие проекты развалились еще на этапе обсуждения. А тем украинским и белорусским компаниям, кто все-таки ввязался в экспансию, вскоре пришлось или уйти, или ограничиться символическим присутствием, которое не имеет особого значения даже для них самих, не говоря уже о влиянии на структуру торговли между странами или китайский рынок.
В результате вместо взаимодополняющего обмена промышленными товарами с высокой добавленной стоимостью торговля Китая с Украиной, Белоруссией и Молдавией стала строиться по классической схеме китайских отношений с развивающимися странами. Они поставляют Китаю сырье с низкой степенью обработки и легко заменяемыми производителями. А Китай им – оборудование и товары массового спроса, вроде обуви, одежды, электроники, игрушек.
За последнее десятилетие у всех трех стран сформировалась устойчивая и вряд ли преодолимая специализация, когда 70–80% их экспорта в Китай приходится всего на две-три группы товаров. Для Украины [8] это железная руда (35% в 2019 году), зерно (24%) и подсолнечное масло (14%); для Белоруссии [9] удобрения (61%) и мясо-молоко (12%); для Молдавии [10] вино (36%) и нетрикотажная одежда (30%)[11]. Эти товары не только не создают много рабочих мест и добавленной стоимости при производстве, но еще и очень уязвимы для колебаний мировых цен, конкуренции со стороны других производителей и возможного протекционизма. Мало того, многие из них – это важные статьи торговли Китая с его крупными партнерами, типа США, Австралии, России, Канады. А потому условия их импорта для третьих стран могут сильно меняться из-за двусторонних сделок Пекина.
Например, Белоруссии приходится конкурировать за китайский рынок калийных удобрений с Канадой и Россией [12]. Конкуренция эта жесткая – только за последние несколько лет в статусе крупнейшего поставщика успел побывать каждый из них. Ежегодная выручка Белоруссии от этой торговли сильно колеблется, но в целом растет. Однако средняя цена каждой тонны падает уже много лет. Только за последний год она снизилась [13] на $70 – с $290 до $220, а, скажем, в 2011 году она вообще составляла $470 [14]. То есть товар, который обеспечивает две трети (а в некоторые годы до 80% [15]) белорусского экспорта в Китай, приходится продавать на суровом рынке покупателя с устойчиво снижающейся маржой.
Еще серьезнее выглядят риски для экспорта украинского зерна в Китай. Десять лет назад этой торговли не существовало, а в 2019 году она принесла Украине более $1 млрд. Вроде бы здорово, но этот успех напрямую завязан [16] на повороты торговых войн, которые ведет Китай. Вернее, сегодня ведет, а завтра может и помириться.
Самая большая доля в украинском зерновом экспорте у кукурузы, и объемы ее поставок растут пропорционально снижению поставок из США, с которыми у Китая в последние годы копилось торговое напряжение, переходящее в торговую войну. Не так давно, в 2013 году при миролюбивом Обаме США продали Китаю кукурузы на $847 млн, Украина – на $26 млн. В 2019 году, при напористом Трампе пропорция перевернулась почти с идеальной симметрией: у США – $75 млн, у Украины – $896 млн. [17]
Конечно, было бы глупо не воспользоваться неожиданно открывшейся нишей на рынке. Но это не отменяет высокой вероятности неприятных неожиданностей. Например, при президенте Байдене противоречия между Пекином и Вашингтоном могут смягчиться, и Китай согласится опять активно покупать американскую кукурузу в обмен на возможность расширить свой экспорт в США. А украинским производителям придется думать, куда пристроить кукурузу почти на миллиард долларов.
Разве что поставкам молдавского вина в Китай мало что угрожает. Они хоть и выросли за последние десять лет в 33 раза, по-прежнему не занимают и половины процента в китайском импорте алкоголя [18]. Оптимизма перспективам молдавского вина добавляет то, что Китай чем дальше, тем охотнее наказывает повышением торговых пошлин те страны, с кем у него ухудшились политические отношения. Молдавии такое ухудшение вряд ли грозит, а вот ведущим поставщикам вина на китайский рынок – Австралии [19], Канаде или Новой Зеландии [20] – вполне.
Правда, это все равно не решает главной и общей для всех трех стран проблемы – их торговля с Китаем бурно развивается не столько за счет их экспорта, сколько из-за роста отрицательного торгового сальдо. Каждая из трех стран в 2019 году купила в Китае примерно вдвое больше товаров, чем туда продала. В случае Украины и Белоруссии разрыв измеряется уже миллиардами долларов.
Быстрый рост китайского импорта, который тянет за собой и рост товарооборота, – один из самых обманчивых показателей, который далеко не всегда говорит об успехах страны, а часто – наоборот, о проблемах.
Например, среди крупнейших статей китайского импорта на Украину сразу за электроникой и оборудованием идет обувь. Всего за четыре года, 2015–2019, размер поставок удвоился, достигнув $360 млн. Но этот впечатляющий рост говорит совсем не о прорывах в сотрудничестве с Китаем или процветании украинского потребителя, а лишь о том, что украинцам надо во что-то обуваться.
Аналогичным образом то, что Белоруссия в расчете на душу населения импортирует китайской обуви меньше, чем Украина, не означает, что белорусские власти и бизнес работают с Китаем хуже, чем украинские. Скорее это признак того, что в стране еще остались местные производители, либо влияние ЕАЭС.
Даже масштабный импорт китайского промышленного оборудования не всегда означает будущие выгоды для импортирующей страны. И дело тут не в качестве самих машин, а в продуманности их использования. Например, в Белоруссии такой импорт часто идет под связанные китайские кредиты [21] для осуществления размашистых государственных программ модернизации целых отраслей, вроде производства цемента или деревообработки. А эти госпрограммы бывают очень далеки от просчитанности и рациональности [22]. В результате предприятия получают не только оборудование, но и возросшую долговую нагрузку, а вопросы, куда продавать произведенное или как выйти на безубыточность, так и остаются нерешенными [23].

ИНВЕСТИЦИИ

Представления трех стран о китайских инвестициях и льготных кредитах оказались не менее оптимистичными, чем их вера в легкие прибыли от выхода на китайский рынок. Тема финансовых вложений Китая в регион пережила два мощных всплеска. Первый – после финансового кризиса 2008 года, когда казалось, что времена экономического доминирования Запада закончились, а накопивший огромные резервы Китай сейчас начнет активно инвестировать их за рубежом.
Второй – после 2013 года, когда китайское руководство объявило о запуске «Пояса и Пути» – плана масштабных инфраструктурных инвестиций по всему миру, чтобы лучше связать экономику Китая и рынки Запада. Эта инициатива Пекина заставила десятки стран, в том числе Украину, Белоруссию и Молдавию, поверить, что попасть из Китая в Западную Европу почти невозможно без их участия.
В китайцах стали видеть волшебного партнера, который из каких-то своих неведомых соображений готов вложить любые деньги и привести в порядок сколь угодно убыточные госпредприятия и даже целые отрасли.
Белорусские власти надеялись, что Китай станет активным участником местной приватизации: начнет конкурировать за госкомпании с российским бизнесом, поднимет таким образом их цену, а потом еще и купит так, чтобы государство сохранило значительную степень контроля [24]. С китайцами обсуждали [25] продажу жемчужин белорусского государственного хозяйства – производителя калийных удобрений «Беларуськалий» и азотных удобрений «Гродно Азот».
Однако пока Китай предсказуемо не увидел смысла подстраиваться под завышенные ожидания Минска. Попытка белорусских властей убедить китайцев поменять связанные кредиты на доли в акционерном капитале модернизируемых предприятий тоже не дала результатов [26]. Китайский бизнес не захотел становиться совладельцем производства телевизоров «Горизонт» и комбайнов Гомсельмаша.
На Украине тема чудотворных китайских инвестиций, которые уже на пороге, возникает регулярно, когда надо придумать, как исправить ситуацию в какой-нибудь запущенной отрасли экономики. То Китай планирует купить/арендовать 3 млн гектаров украинской земли (это 30 тысяч квадратных километров – целая Бельгия), чтобы превратить страну в свой главный аграрный центр за рубежом. То украинские власти говорят о том, что китайские компании собираются [27] потратить $15 млрд на строительство жилья на Украине.
Способ спасти угольную отрасль тоже известен – ее надо приватизировать китайцам. Украинскую атомную энергетику ждут улучшения – Китай проявляет [28] интерес к строительству новых энергоблоков. И само собой, китайцы должны были развернуть на Украине всевозможные производства – ведь после Ассоциации с Евросоюзом нет в мире лучше страны для экспансии на европейские рынки.
Эта вера в китайскую щедрость и собственную незаменимость почти никогда не сопровождалась реальными шагами по повышению собственной привлекательности для китайского бизнеса, а потому реального притока вложений в регион так и не случилось. Все три страны по итогам 2018 года находились или в самом конце первой, или даже во второй сотне среди государств мира по притоку прямых инвестиций из Китая [29].
На Украине Китай инвестирует по несколько миллионов долларов в год – чистая условность для 40-миллионной страны. Часть инвестиций может идти через другие юрисдикции и выглядеть как, скажем, кипрские, но этот поток вряд ли значителен. В Молдавии объем накопленных прямых китайских инвестиций не дотягивал до $4 млн на конец 2018 года. Для сравнения: накопленные инвестиции Китая в беднейшие страны Центральной Азии Киргизию и Таджикистан на конец того же 2018 года составили почти $1,4 млрд и $1,9 млрд соответственно [30].
Разве что в Белоруссии Китай все-таки инвестировал в несколько заметных проектов, хотя их масштабы остаются скромными, а перспективы – сомнительными и не идут ни в какое сравнение с радужными планами, как страна превратится в китайский промышленный плацдарм для выхода на рынок Евразийского экономического союза.
В 2013 году БелАЗ и китайская Geely открыли [31] в Белоруссии совместное производство автомобилей. Плановая мощность была 60 тысяч [32] автомобилей в год – с прицелом на продажу на российском рынке. Достигнуть этих показателей не получилось до сих пор. За первое полугодие 2020 года было собрано 8,6 тысячи [33], а летом конвейер вообще остановили [34], как прекратились [35] и продажи в Россию. Дальнейшая судьба производства туманна.
Предмет гордости белорусских властей – совместный с китайцами индустриальный парк «Великий камень» под Минском. Работающий с 2017 года, он, конечно, не смог привлечь столько китайских компаний, сколько планировалось, но накопил [36] к началу 2020 года более $0,5 млрд инвестиций. По меркам региона, это немалое достижение, но впечатление несколько смазывается, если учесть, что у Китая по миру разбросано более 70 таких индустриальных парков [37]. Многие из них гораздо больше белорусского, причем не только те, которые связаны с мощными экономиками, типа Сингапура. Алжиру, Джибути, Нигерии, Замбии и многим другим удалось привлечь в свои совместные парки больше инвестиций [38].
В целом же инвестиционные успехи Украины, Белоруссии и Молдавии в их сотрудничестве с Китаем хорошо характеризует сравнение с другими странами. Понятно, что эти три государства не обладают нефтяными богатствами, как Ангола, или уникальным географическим положением, как Джибути. Но вот взять, например, Гану. Это небольшая и совсем не богатая африканская страна без всемирно известных сырьевых месторождений. Население Ганы примерно вдвое меньше, чем у взятых вместе Украины, Белоруссии и Молдавии. У нее нет ни советского промышленно-инфраструктурного наследства, ни образованной рабочей силы. Также Гана не претендует на звание плацдарма для выхода на рынки ни Европейского, ни Евразийского союза.
ПРОДОЛЖЕНИЕ: https://rusrand.ru/analytics/rost-kotoryy-otstavanie-chego-dostigli-ukraina-belorussiya-i-moldaviya-v-sotrudnichestve-s-kitaem

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав