narzhur (narzhur) wrote,
narzhur
narzhur

ГЕНЕРАЛ НИКОЛАЙ ЛЕОНОВ: У НАС НЕТ ОТВЕТА НА ВОПРОС «КУДА ИДЕТ РОССИЯ?»

Когда в 1973 году глава КГБ СССР Юрий Андропов назначил Николая Леонова начальником аналитической службы внешней разведки КГБ, он попросил его об одном — «не поддакивать», а сообщать беспристрастную и объективную информацию. Что генерал Леонов и делал на протяжении всей своей долгой карьеры до 1991 года. И часто его выводы шли вразрез с мнениями высокого начальства.
Так, в 1969 году после нападения Китая на СССР возле острова Даманский тогда еще рядовой сотрудник разведки Леонов в разговоре с Андроповым высказался против плана «ястребов» маршалов СССР Виктора Куликова и Дмитрия Устинова провести «атомную кастрацию» КНР — нанести удары по атомным объектам Китая. Вразрез с «линией партии» была и позиция аналитической службы не вводить войска в Афганистан. А позже в другой записке членам Политбюро рекомендовалось уйти от парадных встреч с генсеками братских партий, а вместе разобраться в причинах назревавших кризисных явлений в странах соцлагеря. Вот и сегодня мы решили поговорить с генералом о нарастании кризисных ситуаций у наших близких соседей, чтобы понять, у какой черты мы находимся и как искать выход. С вопроса о том, почему тревожные события все чаще происходят по периметру наших границ, и началась наша беседа.
Сергей Заворотный, «АиФ»: Николай Сергеевич, пояс безопасности России рушится на наших глазах. Мы потеряли Украину, и из этой некогда дружественной страны американцы сегодня открыто лепят военный кулак для удара по России. Еще вчера стабильную Белоруссию сегодня сотрясает острый политический кризис, выхода из которого пока не просматривается. В Закавказье наш союзник Армения потерпела унизительное поражение, а Турция одной ногой уже крепко влезла в «мягкое подбрюшье» России в Закавказье. Киргизия снова переживает клановые войны, и наше влияние там скукоживается как шагреневая кожа…
Николай Леонов: Я долго размышлял, в чем причина кризиса в Белоруссии, которая мне очень близка: там живет половина моей родни. Ведь она во многом была образцовой для нас. Там сохранился промышленный потенциал, а продукция сельского хозяйства отличались качеством более высоким, чем российская. Страну связывают хорошие дороги, а города и улицы выглядят куда более ухоженными, чем российские. И вдруг все это посыпалось. Почему? Для меня главной причиной стала усталость общества от Лукашенко. Посмотрите, какие требования выдвигают протестующие — не экономические, не социальные, не пересмотр строя и системы, а всего лишь одно требование: «Уходи!». И это скандирует не «народец», не «пьяницы» и «бомжи», как заявляет белорусская власть, а огромные массы трудового люда. Вместе с ухудшением экономической ситуации в стране это и стало катализатором общественного недовольства. Согласитесь, причина в общем-то пустяшная. Но протест был подхвачен и раскручен, как всегда происходит в таких случаях, Западом. И вдохновители по раскрутке кризиса оказались рядом, в Польше и Литве. Подогрев шел по линии соцсетей, радио и телеканалов, контролируемых Западом и на его средства. Началась кампания по отрыву Белоруссии от России. Страну поставили перед выбором: с кем идти — с Россией или с Западом.
— Но только ли Лукашенко виноват в этом? Ведь у нас там представительства и ФСБ, и внешней разведки…
— Конечно, и на нас лежит часть вины. Разве трудно было разглядеть дрейф Белоруссии в сторону кризиса? И на спецслужбах Беларуси. У них там мощный КГБ. И где была эта контора? Где была местная внешняя разведка? Где были все аналитики, в том числе и наши? Вот и получилось, что мы все поскользнулись на банановой кожуре. Даже по линии родственных связей я ощущал тревогу моих родных. Многие белорусы не скрывали недовольства властью и играми Лукашенко с сохранением себя и своих детей во власти. И этот дрейф, это нарастание кризисных явлений в стране можно было бы купировать в том случае, если бы все ведомства, и местные, и наши, работали слаженно. Мне могут возразить: после распада СССР и образования СНГ его участники договорились не вести разведдеятельность друг против друга. Все верно: официально мы не ведем разведку в Белоруссии. Но, согласитесь, после майдана на Украине все эти договоренности уже не стоят той бумаги, на которой были подписаны.
А между тем в Белоруссии набирал силу католицизм. Шло бурное строительство новых костелов, гораздо больше, чем православных. Но никто не бил тревогу. И мы видим, какую негативную роль в разжигании противостояния играет религиозный фактор. В стране росли симпатии к Западу: выросло целое молодое прозападное поколение. И сегодня костяк протестного движения составляет молодежь.
— А как было в ваше время? Отслеживали ли вы в дружественных Советскому Союзу странах новые лица и сменщиков лидерам? Разве Лукашенко не мог найти себе достойную замену или мы могли бы подсказать ему, чтобы не доводить ситуацию до кризиса. Ведь там же была плеяда неплохих премьеров, к примеру Сергей Сидорский или Андрей Кобяков, которые сегодня работают в России. Лукашенко вполне мог отойти в сторону и остаться «отцом» белорусской нации…
— Вы затронули деликатную тему. Расскажу о моих контактах с высшим руководством Кубы. Я знал их всех — Фиделя Кастро, его брата Рауля, Че Гевару и других. Мы не раз в разговорах с ними поднимали тему преемственности во власти, поиска сменщиков. Помню свой разговор на эту тему с тогда еще молодым Фиделем Кастро, когда у нас уже одряхлел Брежнев. И я ему прямо говорил, что надо на примере СССР подумать о смене лидеров заранее, об омоложении власти. Что кто-то должен показать пример — уйти в сторону и дать другим дорогу. Что это не простой процесс: надо создать юридическую базу, помогать преемнику нарастить политический авторитет.
— И что ответил Фидель?
— Ничего не ответил (смеется). И я сменил тему. Но вот его брат Рауль совершил настоящую революцию. Взял и ушел со всех постов, кроме одного — лидера партии. Написал совершенно новую конституцию под преемственность власти. Сегодня главой Госсовета, высшего органа кубинской власти, и премьером страны являются совершенно новые люди, которые не участвовали в революции и родились уже после нее. Рауль Кастро остался чем-то вроде гуру, идейного и морального авторитета. И никто на Кубе не кричит вслед семейству Кастро: «Уходи!» Рауль и партию отодвинул от административной работы. Она занимается исключительно партийными делами и идеологией. Фактически на Кубе создан другой госаппарат, вне контроля семьи Кастро. Рауль мне не раз говорил, что не собирается держаться за кресло руководителя страны. А ведь на Западе долго обсуждали инсинуацию, что, мол, Рауль Кастро готовит в преемники своего сына Алехандро. Но все это были сплетни и слухи. А у нас? Алиев в Азербайджане привел к власти своего сына. Лукашенко тоже продвинул сыновей. Но разве допустимо, тем более в демократическом государстве, создавать монархию? Уж лучше иметь наследственных профессоров математики, чем наследственных руководителей.
— А как вы прокомментируете поражение Армении в войне за Нагорный Карабах?
— Конфликт там был заложен еще со времен Ататюрка, когда мы в знак признательности за признание Турцией советской власти отдали Карабах Азербайджану. И заложили основу этнического конфликта. Ну, а накануне развала СССР у нас уже не было сил исправлять прошлые ошибки. Как можно было бы решить этот застарелый конфликт? Надо развести две нации, как это самым примитивным образом сделали в Белфасте, где протестантов-англичан и католиков-ирландцев развели неким подобием Берлинской стены — проволочным ограждением, и запустили вооруженные патрули для контроля. В ситуации с Нагорным Карабахом мы упустили время, создав там неясную ситуацию. И сегодня после перемирия непонятно — а что делать дальше? Чьи в итоге остатки этого анклава? Пока нет дорожной карты разрешения, война неизбежна.
Задаю себе вопрос: мы пришли в Нагорный Карабах в качестве миротворцев на 5 лет, а что дальше? Понятно, если уйдут наши миротворцы, то конфликт разгорится снова. Потому политикам на самом верху надо садиться за стол переговоров и думать, как размежевать два этноса.
— Турция считает себя победительницей в войне в Нагорном Карабахе. Есть ли для нас в этом угроза?
— Безусловно. Турция уже не раз нас прикладывала: то они сбили наш самолет в Сирии, то еще какой-нибудь «сюрприз» устроят вроде превращения в мечеть храма Святой Софии — христианской святыни. Или сами снизят цену на газ, который мы им поставляем по дну Черного моря: они единственный потребитель, чем и пользуются. А вспомните, как турки поддерживали боевиков в Чечне, оказывая им медицинскую, военную и финансовую помощь. Сейчас Турция влезла на Кавказ и будет только расширять свое присутствие. За этой страной стоит Запад, и она из «больного человека», как ее называли в ХIХ веке, давно превратилась в развитое и динамичное государство с огромными амбициями. Плюс для нас она представляет серьезную угрозу в отношении Крыма. Турция никогда не признает Крым российским, при этом она поддерживает там свою диаспору. Под Симферополем выстроена огромная мечеть, которая по своим размерам превосходит местный православный кафедральный собор.
Кстати, о Крыме. Я рад, что его присоединили к России, потому что отчуждение было нонсенсом. Но теперь вот Запад собирается нас без конца казнить за это. Хотя им тоже можно сказать: господа, мы уже устали говорить о двойных стандартах. К примеру, Саарская область по результатам Первой мировой войны отошла к Франции, потом по результатам плебисцита была возвращена Германии — так захотело население. То же произошло и после Второй мировой войны. Или город Триест, на который после разгрома фашизма претендовали Югославия и Италия. Провели референдум — население высказалось за Италию. И ей — фашистской, проигравшей войну — город вернули. Вот вам сила народного волеизъявления. Или взять Косово — самый недавний пример. Почему же с Крымом все должно быть иначе? Ну давайте организуем в ООН международную правовую дискуссию — как должен поступать народ, который хочет жить в другом государстве? Надо бороться за сам принцип.
— А вела ли та же Турция подрывную работу в отношении Крыма в советское время?
— Тогда они и мысли такой не допускали, т. к. Черное море считалось внутренним морем СССР. А сегодня другое дело: практически все черноморское побережье принадлежит странам НАТО. Военные флоты США и Англии там как у себя дома. Наш флот в конфликтной ситуации с Западом будет мгновенно запечатан, а корабли НАТО свободно войдут в Черном море. Мы утратили контроль над Черным морем, и не вижу особого смысла наращивать там наш флот.
— Турция планомерно работает с татарским населением Крыма и ждет удобной ситуации, чтобы укрепиться и там. А чем отвечаем мы на ее проникновение на Кавказ? Ну, временно закрыли свой рынок для азербайджанских яблок и помидоров. Но такой удар по союзнику Турции — что укус комара.
— К тому же мы сами подпитываем экономику Турции, в том числе ее военную промышленность, и дешевым газом, и нашим рынком для ее сельхозпродукции. Не говорю уж о массовом туризме туда — до коронавируса на российских туристах турки зарабатывали до 3 млрд долларов ежегодно. При этом мы совершенно упустили из виду развитие туризма в том же Крыму, где цены на отдых и качество сервиса не идут ни в какое сравнение с турецкими. Да и полеты в Симферополь резко подорожали. А ведь и половины средств от одного потока наших сограждан на отдых в Турции с лихвой хватило бы для развития туризма в Крыму. Но мы почему-то не делаем так, чтобы в Крыму было выгодно отдыхать круглый год, не поощряем привлечение средств в развитие туризма.
В общем, Турция обгоняет нас на экономическом фронте. Ну, а если так, то будьте готовы пожинать плоды. Я предвижу период резкого укрепления ее позиций в Черном море. Тем более что сейчас за спиной Эрдогана встали Англия и ее спецслужбы. Два исторических врага России сегодня работают против нас вместе.
— В одном из интервью вы сделали пессимистический прогноз, что великая русская цивилизация окончена. Почему?
— Это не мой вывод. Росстат дважды на моих глазах пересматривал прогноз по росту населения страны. Мы с каждым годом демографически слабеем. Идет убыль населения. В этом году нас станет меньше на 130 тысяч. А в 2021году убыль будет еще больше, т. к. у нас старое население. И пандемия усилит эту негативную тенденцию. Усыхание населения всегда лежит в основе затухания цивилизации. А резкое удорожание основных продуктов питания, которое ведет к обнищанию основной массы населения, — с чем уже начали бороться на самом высоком уровне. Добавьте к этому рост тарифов ЖКХ. А транспортные расходы?
— Вы имеет в виду полеты на Дальний Восток?
— У меня за Дальний Восток давно душа болит. Перелет туда на самолете основной массе населения не по карману. Да и поезд становится роскошью. В итоге неподъемные цены на транспортную связь становятся еще одной огромной проблемой. Сегодня единственная пуповина, связывающая нас с этим регионом, — это Трансиб и БАМ. А вся экономика Дальнего Востока давно ориентируется на Японию, Китай, Южную Корею — туда идут рыба и лес, а обратно — всевозможные товары. Ось грузовых потоков давно смещена в Азию, а центральная часть России зияет пустотой.
Мы, к примеру, с трудом представляем, как живут жители Калининградской области. Это анклав, далекий от России. В Польше уже пишут, что в будущем эта российская область уйдет от Москвы и станет называться «Янтарной республикой». Немцы туда зачастили. Когда я там был, обратил внимание, что местная молодежь часто не знает, что такое Россия. Они родились в Калининграде и никогда не были «на материке». У них нет чувства сопричастности к нашей родине. А ведь туда после войны переселили исконно русских людей, но выросло иное поколение, и они уже смотрят на Запад. Оттуда им поставляют продукты, торговля тоже идет с Западом. Связи с материковой Россией слабеют, в т. ч. из-за высокой стоимости поездок. Постепенно область отрывается от России. И стоит какому-нибудь местному начальнику проявить гонор и заявить о «независимости», как мы окажемся в щекотливой ситуации. Не посылать же туда войска — это прямой конфликт и с местным населением, и с НАТО, которое окружает анклав со всех сторон и не преминет заявить о поддержке новой республики.
Как когда-то заметил один из кремлевских чиновников, мы пока удерживаем Россию административными обручами. И до сих пор так и не создали страну как единый народнохозяйственный механизм, который был бы связан нитями, разорвать которые невозможно. Так вот, возвращаясь к Дальнему Востоку, меня тревожит перенос многих учреждений из Хабаровска как некой столицы региона, во Владивосток. Ведь американскому флоту намного легче оказать поддержку любому сепаратистскому движению со столицей в портовом городе.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: https://rusrand.ru/analytics/general-nikolay-leonov-u-nas-net-otveta-na-vopros-kuda-idet-rossiya

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
Tags: #НравственноеГосударство, #ПереустроитьРоссию, #СпастиРоссию, #СулакшинПрав
Subscribe

  • (no subject)

    КАЧЕЛИ И ТЕМНОТА В Кремле заговорили о возможном начале боевых действий Украины против России в Крыму. Секретарь Совета безопасности РФ Николай…

  • (no subject)

    ИДЁТ ХАНА: ПЯТЬ ИСТОРИЙ СОТРУДНИКОВ КРУПНЕЙШЕГО ЗАВОДА, ГДЕ МАССОВО СОКРАЩАЮТ ЛЮДЕЙ Они отдали всю жизнь этому предприятию, проработав по 30–40…

  • (no subject)

    УПАЛО ДОВЕРИЕ НЕ К ВАКЦИНЕ, А К ГОСУДАРСТВУ Они так и не поняли. Не поняли, что связанный с российской вакциной скандал в Словакии ударил вовсе не…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments