narzhur (narzhur) wrote,
narzhur
narzhur

Categories:
О РОССИИ, УКРАИНЕ, МОЛДОВЕ...

Предлагаем вниманию читателей интересное интервью Льва Вершинина информационному агентству kommersantinfo.com.

Лев Вершинин: «Настоящей Политической Элиты У Молдовы Нет»

Сегодня наш собеседник – Лев Вершинин, политический консультант, историк, чья деятельность востребована в разных государствах мира. Основной род его занятий – политическая аналитика, прогностика, консалтинг. Специализация – разработка и реализация мер по локализации региональных конфликтов.
После того, как человечество преодолеет пандемию, вслед за экономическими проблемами однозначно потянутся политические, причем, повсеместно. Однако нас интересует развитие событий в нашем регионе и мнения по этому поводу компетентных экспертов. Слово – гостю.
– Господин Вершинин, как, на Ваш взгляд, сложатся взаимоотношения между Украиной, Молдовой и Румынией, которые часто прозывают балканским Бермудским треугольником?
– Вопрос, конечно, многослойный. Ситуация с коронавирусом, как все мы знаем, неоднозначная, вызывает поток разнообразных предположений и мнений – вплоть до абсолютно конспирологических.
Мы же можем комментировать только то, что можем просчитывать. Совершенно ясно, что действительность показала серьезнейшие недостатки так называемой неолиберальной, в скобках, глобализации, стартовавшей во второй каденции Рейгана, и вплоть до текущего года – основополагающей.
Безусловно, многое будет пересматриваться, безусловно, масса финансовых пузырей лопнет, а отношения между странами, людьми, трудом и капиталом станут жёстче, откровеннее – просто по той причине, что многое придётся подавать публике без лака, к чему привыкли. Народ станет беднее и злее, политикам придётся стать откровеннее, используя ранее невозможные методики управления массами и контроля над ними – власть имущие не упустят возможность что-то из этого внедрить в жизнь. Мы не можем этому противиться, поэтому, давайте примем как данность, в которой нам предстоит жить.
Перейдем к конкретике и начнем с Украины. Украины как государства – нет. Своей политики нет, и вообще своего ничего нет. Никакой субъектности. Есть объект, инструмент в руках чужих сил. Абсолютно убеждён, что на данный момент она лишена всякой субъектности. Даже, возможно, и не объект, а так называемый аргумент объекта, инструмент, с помощью которого выполняют некие действия, в частности, и против Москвы. В общем, поскольку тема эта так или иначе относится к моей нынешней основной работе, детализировать не будем, но если говорить о ее роли в «приднестровском узле», то она сейчас невелика. И если Порошенко, по крайней мере, пытался вести какую-то аргументированную политику, хотя бы на уровне бойкой фразы, то при Зеленском политика сошла на «нет» вообще.
– Я Вас услышал, спасибо. Давайте перейдём к Румынии.
– А что Румыния? Там все достаточно ясно. В последние годы, после эпохи популизма г-на Траяна, Румыния неплохо приподнялась, конечно, в региональном смысле. По крайней мере, перестала быть карикатурой на государство, какой была с момента своего появления на карте. Если коротко, «субъект второго плана» относительно Киева и «субъект первого плана» относительно Кишинева.
– Вы можете детализировать характер взаимоотношений Румынии и Молдовы?
– Ну, о Молдове Вам все ведомо куда лучше, чем мне. Вы тут живете, давно, вы тут всех знаете, вам верят. Так что, не думаю, что скажу что-то для вас новое. Тем не менее, попробую. Молдова, по большому счету – страна недоразумений. Она могла бы быть аккуратным, хорошеньким, вкусненьким государством, ни на что особо не претендующим. Есть такие страны, и они замечательно живут. Но, во-первых, сразу после развала Союза она попала в руки скверной элиты.
Я поименно помню всех лидеров Молдовы, как формальных, так и неформальных, а Вы их знаете. Вы – гражданин Молдовы, но я надеюсь, не обидитесь – хороших элит в Молдове не было.
– А сейчас?
– На фоне предыдущих фигурантов даже господин Додон со всеми своими видимыми и невидимыми, подводными и надводными камнями, выглядит, как минимум, человечно. Вы согласны с этим?
– В этом контексте – да.
– Он, по крайней мере, может говорить с людьми. Дали б Додону Румынию, он бы развернулся круче, но у него – Молдова. Не примите мои слова за пренебрежение, Молдова – в перманентном экономическом кризисе. Она – на очень сильном поводке, я бы сказал – на трёх поводках, даже на четырёх, но четвёртый, скорее, виртуальный.
Первый – в руках у Бухареста, второй – у Берлина. До того, как сменилась власть в Бухаресте, я бы сказал у Брюсселя, но сейчас – у Берлина, понятно почему. Третий – у Вашингтона, и четвёртый – у Москвы. Хотя тут вернее сказать – тень поводка. Ныне Москва в Молдове – не игрок. Она пытается решать вопросы по давно устаревшим лекалам, по переставшим работать схемам, поэтому, реальной опоры у неё в вашей республике нет.
Додон – друг напоказ, для озвучки в Москве комплиментов и получения кредитов. Ренато Усатый? У него есть приятные черты, но… Сами же понимаете, правда? Плахотнюк? Уж он точно не был другом, но он был, что называется, надежный враг. С ним можно было договариваться.
А теперь схемы Плахотнюка, в которых отдельно была Молдова и отдельно Плахотнюк – обрушились. Как его отодвинули, известно, это мне очень напомнило свержение Кузы в Румынии, когда несовместимое объединилось в чудовищную коалицию. И я очень смеялся, слыша, что это – большая победа Москвы. Да, Козак помог низвергнуть Плахотнюка, но что теперь? Получили в Молдове еще более прозападный альянс? И, если Плахотнюк был фигурой в игре, то сейчас страну представляют банальные грантополучатели, с которыми говорить не о чем.
– Это – если говорить о проевропейской части коалиции, а что додоновское крыло? У нас поговаривают, что назревает «первый звонок Москве» о том, что Додон вряд ли выйдет на второй президентский срок, ПСРМ потеряет влияние в обществе, и это отрицательно скажется на позициях РФ в Молдове и странах ЕС.
– Самому Додону страшно мешает Конституция Республики Молдова, он не хочет быть игрушкой, являясь амбициозным человеком, даже, могу допустить, с определенным политическим видением. Хотя амбиций больше, но логика политики ему подсказывает, что ориентироваться на Москву невозможно, там растет кадровый и идейный кризис. Московская элита ещё не понимает, что её пирамида рушится, а решить вопрос за столько-то рублей уже нельзя. Так что, как я понимаю, по ситуации Додон должен ориентироваться на Запад. Но вопрос — на кого?
Конечно, он продолжит ездить в Москву, если будут давать деньги, продолжит торговать красивой фразеологией, чтобы получать их. За это его в лучшие времена и держали президентом, периодически отстраняя. Но теперь в молдавской политике он будет играть на стороне Запада, настаивая на праве быть игроком, тогда как при Плахотнюке ему приходилось «отдаваться» по первому слову Влада Водэ.
Сейчас Додон даже может применить некоторые полномочия, которые у него все-таки есть, тем паче, Конституционный Суд к нему нынче благосклонен. Он борется за право быть фаворитом для Запада, ну и, возможно, каким-то мостиком для переговоров с Востоком. Но вот какой нюанс…
Я еще не знаю, да и никто не знает, закончится ли нынешняя «судебная интрига» отстранением от руководства г-на Цуркана, но, думаю, у них может получиться…
– Вы думаете?
– Я всего лишь предполагаю. Большинство моих коллег, правда, со мною не согласно, и в чем-то они правы: Цуркан сидит крепко. Однако атака готовится нешуточная, так что, я бы не стал утверждать, что он усидит. Давайте, как говорится, доживем до понедельника. Думаю, это максимум. Тогда все и решится, а у меня будет случай проверить, не начала ли давать сбой моя серендипность. (*)
Ну, а если Цуркана «подвинут», вероятность чего совсем не мала, тогда будет и попытка оппозиции вообще «перезагрузить» Конституционный Суд. И ежели смогут, ежели затея увенчается успехом, возможно всё, вплоть до заморозки, через «новый КС», и Договора о займе. В убыток Молдове, конечно, но тут уже не до Молдовы: цена вопроса – обрушение влияния «соци» в обществе и возвращение г-на Додона к роли «куклы для вояжей в Москву» без шансов на второй срок. Соответственно, итогом станет резкий обвал и без того довольно хлипкого влияния Москвы в вашем регионе, хотя тут ничего удивительного: фатальная ошибка 2014 года стала для Кремля точкой невозврата почти на всех направлениях. Впрочем, давайте посмотрим: если в ближайшие дни суета вокруг КС Молдовы в конечном итоге завершится ничем, значит, я не прав.
– Что Додон может в нынешних условиях предпринять? Какой выбор сделает?
– Ту Москву, которая есть сейчас, он вряд ли выберет. Москва не может дать гарантий, любая её гарантия будет нарушена. По логике, Додон, с одной стороны, анти унионист, ибо хочет быть хоть маленьким, но президентом, а не сенатором в Бухаресте. В этом случае он заодно с представителями молдавской элиты, желающими быть первыми парнями на деревне, и его здесь можно понять, да и в Бухаресте… Вы же знаете сегодняшнюю установку руководства Румынии: да, мы вместе, мы сотрудничаем, но давайте пока не устраивать крупных объединений.
Что касается ЕС, до ситуации с коронавирусом, лично я бы сказал, учитывая мнение Бухареста и Брюсселя, выгоднее было выбрать Берлин. Берлин – это логично, солидно и традиционно. Сейчас же я не могу гарантировать, что ЕС в скором времени не начнёт переживать какие-то пертурбации, через год-два. Для Вас же тоже не секрет, что молдавская политика не выстраивается вперёд далее, чем на год.
Так что, выбор касательно Штатов, безусловно, с его стороны разумный. Поэтому, я предполагаю, Додон будет ходить по тонкому льду ещё в течение полугода, что у него, как ни странно, получается. Он казался человеком менее компромиссным, но, видимо, Влад его выдрессировал, наука пошла впрок. Лучшее для него сейчас – погулять по тонкому льду, пока на Молдову никто не обращает особого внимания, дождаться выборов в США, а там уже делать ставки.
– Какие события могут произойти на приднестровском направлении?
– Никакой военной операции не будет. По крайней мере, в обозримое время. Взгляд Трампа на непризнанные маленькие республики, включая ПМР, прост: есть, ну и пусть будет, давайте перетягивать его к себе, через тираспольские элиты. Стараются, правда, не очень много внимания уделяют, но по нынешним временам оно и понятно.
А вообще, вопрос Приднестровья решается одним словом – федерация. Скажем, по примеру Бельгии или Боснии и Герцеговины. Не включение с правами какой-то автономии, как Гагаузия, а именно федеративное объединение.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: https://narzur.ru/o-rossii-ukraine-moldove/

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
Tags: #НравственноеГосударство, #ПереустроитьРоссию, #СпастиРоссию, #СулакшинПрав
Subscribe

  • (no subject)

    КАЧЕЛИ И ТЕМНОТА В Кремле заговорили о возможном начале боевых действий Украины против России в Крыму. Секретарь Совета безопасности РФ Николай…

  • (no subject)

    ИДЁТ ХАНА: ПЯТЬ ИСТОРИЙ СОТРУДНИКОВ КРУПНЕЙШЕГО ЗАВОДА, ГДЕ МАССОВО СОКРАЩАЮТ ЛЮДЕЙ Они отдали всю жизнь этому предприятию, проработав по 30–40…

  • (no subject)

    УПАЛО ДОВЕРИЕ НЕ К ВАКЦИНЕ, А К ГОСУДАРСТВУ Они так и не поняли. Не поняли, что связанный с российской вакциной скандал в Словакии ударил вовсе не…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments