narzhur (narzhur) wrote,
narzhur
narzhur

Categories:
РОССИЯ -2024: ВЗГЛЯД ИЗ 2020

В 2024 г. заканчивается четвертый президентский срок Владимира Путина. Какое экономическое наследие получат через четыре с небольшим года те, кто будет определять политику страны во второй половине 2020-х гг.? Посмотрим, какие прогнозы уже есть, и предложим свой прогноз.
Эксперты международных организаций (МВФ, ВБ и ОЭСР) считают, что ВВП России в 2019 г. вырастет на 1,0–1,1%. Прогноз российского правительства чуть более оптимистичен и предполагает рост на 1,3% [1].
Кто в итоге окажется ближе к истине, не принципиально: разница в 0,2–0,3 процентных пункта несущественна. Важно, что и те, и другие признают, что в 2019 г. российская экономика росла медленнее, чем в 2018 г. (+2,5%) и даже чем в 2017 г. (+1,8%).
Не увидим мы существенных различий и в оценках зарубежными и правительственными специалистами перспектив российской экономики до 2025 г. (см. график 1).
Так, в МВФ считают, что темпы роста ВВП России достигнут двухпроцентного потолка в 2021 и 2022 гг., а затем рост снова замедлится — до 1,9% в 2023 г. и 1,8% в 2024 г. (зеленая пунктирная линия на графике 1).
Российское же правительство надеется, что благодаря национальным проектам темпы роста окажутся чуть более высокими: +3,1% в 2021 г. с постепенным ускорением до 3,3% в 2024 г. (серая пунктирная линия графика 1).
Таким образом, есть очевидный консенсус зарубежных и российских экспертов в рамках популярной ныне парадигмы «новой экономической реальности» с ее предельно низкими темпами роста. Ведь с 2012 г. рост ВВП России (и это видно на графике) ни разу не превышал планку в 3,5%. И последние прогнозы правительства РФ, пусть и более оптимистичные, чем у экспертов МВФ, не предполагают, что кто-то будет штурмовать рубежи экономического роста, которые еще десять-пятнадцать дет назад казались бы смешными.
Как оценить эти прогнозы с точки зрения экономического наследия, которое получат те, кто будет определять политику России после 2024 г.?
Прежде всего прогнозы говорят нам о том, что поставленная президентом Владимиром Путиным в начале 2018 г. задача «к середине следующего десятилетия увеличить ВВП на душу населения в полтора раза»[2] выполнена не будет. В момент постановки задачи для ее решения требовался ежегодный рост ВВП на 6%. Но два года упущены (рост на 1,8 и на 2,5% в 2017 и 2018 г. соответственно). Чтобы достичь поставленной цели, в оставшиеся годы требуется рост ВВП на 7,7% в год [3]! Очевидно, что правительство добиваться этого не собирается и честно сообщает об этом в своих прогнозах.

АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ПРОГНОЗ: ЧТО ПРЕДПИСЫВАЕТ ЭКОНОМИКЕ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК

Прогнозы МВФ и правительства РФ мы приводим здесь только для того, чтобы проиллюстрировать настроение, сложившееся в экспертной среде. На практике же, когда речь идет о темпах роста экономики, на планы и прогнозы правительств (любых правительств, не только российского), как, впрочем, и на мнение и рекомендации экспертов МВФ, внимания можно и не обращать.
Что действительно важно, так это внимательно изучать политику, планы и директивы центральных банков. Почему? Потому что у центральных банков — и в современной экономике только у них — есть реальные рычаги влияния на темпы роста или падения экономики. У правительств таких рычагов, вопреки распространенному заблуждению, практически нет.
Замена правительства Дмитрия Медведева правительством Михаила Мишустина на ускорении экономического роста не скажется никак. Поскольку если что и подконтрольно правительству, так это не экономический рост, а направление или акцент этого роста — индустриальный, социальный или оборонный, в зависимости от того, на что именно и как будут тратиться доходы бюджета. Говоря простыми словами, правительство способно более или менее эффективно делить пирог, но размер самого пирога зависит не от эффективности действий правительства, а от эффективности политики Центробанка.
Если оценивать экономические перспективы России-2024 с учетом установок и директив Центрального банка РФ, то окажется, что декларируемые правительственным прогнозом скромные темпы роста ВВП в 3–3,3% с 2021 г. — не самый плохой вариант. На самом деле ситуация будет более печальной и темпы роста экономики не превысят 1,5% в год.
Дело в том, что ВВП в России тесно связан с реальной денежной массой (РДМ)[4] (см. график 2).
Связь между динамикой РДМ и динамикой ВВП настолько тесная (R-квадрат более 99%, коэффициент корреляции более 99,7%), что практически всю динамику ВВП в России можно объяснить динамикой реальной денежной массы [5]. Другими словами, если мы знаем, как будет расти или падать РДМ, мы легко предскажем будущий ВВП России.
Мы можем предсказать динамику РДМ в ближайшие годы. Данные для расчета есть в разработанном и утвержденном Центробанком руководящем документе с длинным названием «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2020 год и период 2021–22 годов» (далее — «Основные направления»). В нем содержится вся необходимая аналитику информация, позволяющая оценить, как будет вести себя российская РДМ (а учитывая упомянутую выше теснейшую взаимосвязь — и ВВП) в эти три года.
Документ предполагает, что номинальная денежная масса в стране в этот период будет увеличиваться на 7–12% в год, а инфляция составит порядка 4% годовых. Легко вычисляется рост РДМ: 3–8% в год.
В соответствии с многолетней зависимостью между РДМ и ВВП рост ВВП по 2022 г. включительно будет находиться в диапазоне 0,6–1,5% (график 3).
Это в два раза ниже скромных 3–3,2%, на которые надеется правительство. И ниже даже еще более скромных оценок МВФ. Что уж говорить о темпах роста ВВП выше 7% в год, необходимых сегодня для достижения результатов, на которые рассчитывал президент Путин два года назад. Что касается пока не покрытых директивой Центробанка двух лет — 2023 и 2024 гг., — то здесь нам придется прибегнуть не к расчету, а к прогнозу. Он тоже не очень сложен. С 2016 г. Центробанк стабильно планировал номинальный рост денежной массы не выше 12% в год и стабильно эти темпы обеспечивал. Последние «Основные направления», вышедшие в 2019 г., задают нам тот же диапазон темпов роста — от 7 до 12% на 2020—2022 гг. (см. таблицу 1).
Можно с большой долей уверенности предположить, что в 2023—2024 гг. и руководство Центробанка, и параметры государственной денежно-кредитной политики останутся теми же. Соответственно, нужно ожидать, что темпы РДМ опять не превысят 8%. А значит, и темпы роста ВВП в 2023—2024 гг. тоже останутся в стабильно привычном уже диапазоне 0,6–1,5%. Таким образом, если не произойдет ничего чрезвычайного, то в переходный 2024 г. экономика России должна войти в ставшем уже привычным с 2012 г. режиме стагнации.

В КАКОМ СЛУЧАЕ ВОЗМОЖЕН КРИЗИС?

Что же может сломать этот, пусть и стагнационный, но достаточно устойчивый сценарий, предписанный российской экономике ее Центробанком? И прежде всего, возможен ли вариант такого развития событий, при котором на пути к 2024 г. экономика России свалится в кризис? Скажем сразу — такой вариант возможен. Однако если это произойдет, то не в силу действия экономических санкций Запада, падения фондовых рынков или сокращения бюджетных доходов после какого-нибудь «нефтяного шока». (Внешнее окружение влияет на российскую экономику, но, как показывает статистический анализ, несоизмеримо меньше, чем монетарная политика Центробанка.) Сорвать экономику в острый кризис может только один фактор — ошибки самого Центробанка, в том числе неадекватная реакция его руководителей на упомянутые выше внешние потрясения. Такая реакция, которая послужила реальной причиной кризисов российской экономики в 1998, 2008 и 2014 гг., когда вместо поддержки застигнутой врасплох мировыми штормами отечественной денежной системы Центробанк делал ровно наоборот и устраивал ей массированные денежные кровопускания.
Механику типичной для Центробанка неадекватной реакции удобно показать на примере кризиса 2008 г.
Еще в первом полугодии 2008 г. экономика России демонстрировала все признаки здоровья и благополучия: темпы роста ВВП составляли приличные даже по меркам 2000-х гг. +8,5% в год, объем накопленных золотовалютных резервов (ЗВР) достиг рекордных 596 млрд долларов, реальная занятость, реальные доходы населения и совокупный платежеспособный спрос экономики продолжали расти. И хотя мировую экономику и финансовые рынки начало лихорадить еще в 2007 г., только что избранный президентом России Дмитрий Медведев в опубликованном в марте 2008 г. интервью британской газете Financial Times с полным на то основанием называл российские финансовый и фондовый рынки «островком стабильности в океане финансовых страстей». Слабым местом этой цитадели казалась лишь задолженность крупнейших российских компаний (как контролируемых так называемыми олигархами, так и государственных) перед западными банками — порядка 527 млрд долларов к октябрю 2008 г. Тем более что обеспечением низкопроцентных западных займов служили в основном акции этих же компаний. Но при объемах ЗВР 598 млрд долларов в августе 2008 г. и уверенно растущей экономике и эта угроза не была существенной. Когда летом 2008 г. мировая финансовая лихорадка переросла в финансовый шторм, иностранные держатели рублевых активов (акций, облигаций и т. п.) из-за кризиса на своих «домашних» рынках почувствовали недостаток средств. Им пришлось срочно и в массовом порядке распродавать рублевые активы, и к концу июля 2008 г. рынки акций и облигаций российских компаний обвалились [6].
Чтобы репатриировать вырученные от ликвидации рублевых активов средства, иностранцам пришлось срочно конвертировать рубли в доллары (и это стало не просто давлением, а настоящей атакой на рубль).

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://rusrand.ru/analytics/rossiya-2024-vzglyad-iz-2020-goda

#ПрограммаСулакшина #СпастиРоссию #ПереустроитьРоссию #НравственноеГосударство #СулакшинПрав
Tags: #НравственноеГосударство, #ПереустроитьРоссию, #СпастиРоссию, #СулакшинПрав
Subscribe

  • (no subject)

    ОН СКАЗАЛ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ХОТЕЛ? В Соцсетях фигурирует много подобных сообщений: Россия потребовала от Украины компенсацию за русские земли Сенатор…

  • (no subject)

    К ЧЕМУ ВЕДЁТ СЕГОДНЯШНЕЕ УСИЛЕНИЕ РЕПРЕССИЙ ВОПРОС СУЛАКШИНУ: Можно ли сравнить преследование инакомыслящих и подавление гражданской активности в…

  • (no subject)

    УЛЕТЕВШИЕ МЕТРЫ: ПОЧЕМУ ПРОДЛЕНИЕ ПРОГРАММЫ ЛЬГОТНОЙ ИПОТЕКИ СНИЗИТ ДОСТУПНОСТЬ ЖИЛЬЯ Программу льготной ипотеки, реализация которой сопровождалась…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments